.
.

Транспортная иммобилизация при переломе поясничного отдела позвоночника


Транспортная иммобилизация при повреждениях грудного и поясничного отделов позвоночника

Пострадавшие с травмой позвоночника нуждаются в особо бережной транспортировке, так как возможно дополнительное повреждение спинного мозга. Иммобилизация показана при переломах позвоночника как с повреждением спинного мозга, так и без его повреждения.

Признаки повреждения позвоночника: боли в области позвоночника, усиливающиеся при движениях; онемение участков кожи на туловище или конечностях; пострадавший не может самостоятельно двигать руками или ногами.

Транспортная иммобилизация при повреждении позвоночникадостигается тем, что каким-либо способом устраняют провисание полотнища носилок. Для этого на них укладывают обернутый одеялом фанерный или деревянный щит (доски, фанерные или лестничные шины и др.).

Иммобилизация с помощью лестничных и фанерных шин. Четыре лестничные шины длиной 120 см, обернутые ватой и бинтами, укладывают на носилки в продольном направлении. Под них в поперечном направлении укладывают 3-4 шины длиной 80 см. Шины связывают между собой бинтами, которые с помощью кровоостанавливающего зажима продергивают между просветами проволоки. Аналогичным способом могут быть уложены фанерные шины. Сформированный таким образом щит из шин сверху укрывают сложенным в несколько раз одеялом или ватно-марлевыми подстилками. Затем на носилки осторожно перекладывают пострадавшего.

Иммобилизация подручными средствами. Деревянные рейки, узкие доски и другие средства укладывают и прочно связывают между собой (рис. 40). Затем накрывают их подстилкой достаточной толщины, перекладывают пострадавшего и фиксируют его.


При наличии широкой доски допустимо уложить и привязать пострадавшего к ней (рис. 41).

Рис. 40.Транспортная иммобилизация при повреждении грудного и поясничного отделов позвоночника с помощью узких досок: а - вид спереди; б - вид сзади

Для транспортировки и переноски раненого можно приспособить снятую с петель дверь (рис. 42). Вместо досок можно использовать лыжи, лыжные палки, жерди, уложив их на носилки. Однако следует очень тщательно обезопасить от давления те участки тела, с которыми эти предметы будут соприкасаться, чтобы предупредить образование пролежней.

При любом способе иммобилизации пострадавшего необходимо фиксировать к носилкам, чтобы он не упал при переноске, погрузке, подъеме или спуске по лестнице. Фиксацию осуществляют полосой ткани, полотенцем, простыней, медицинской косынкой, специальными ремнями и др. Под поясницу необходимо подкладывать небольшой валик из ваты или одежды, что устраняет ее провисание. Под колени рекомендуется подложить свернутую валиком одежду, одеяло или небольшой вещевой мешок. В холодное время года пострадавший должен быть тщательно укутан одеялами.


В крайних случаях при отсутствии стандартных шин и подручных средств пострадавший с повреждением позвоночника укладывается на носилки в положении на животе (рис. 43).

Рис. 41.Транспортная иммобилизация при повреждении грудного и поясничного отделов позвоночника с помощью широкой доски

Рис. 42.Положение пострадавшего на щите при повреждении позвоночника

Рис. 43.Положение пострадавшего с повреждением позвоночника при транспортировке на носилках без щита

Ошибки транспортной иммобилизации при повреждениях грудного и поясничного отделов позвоночника.

• Отсутствие какой-либо иммобилизации - это наиболее частая и грубая ошибка.

• Отсутствие фиксации пострадавшего на носилках со щитом или шине из подручных средств.

• Отсутствие валика под поясничным отделом позвоночника. Эвакуация пострадавшего должна осуществляться санитарным транспортом. При транспортировке обычным транспортом под носилки необходимо подстелить солому или другой материал, чтобы свести до минимума возможность дополнительной травматизации. Повреждения позвоночника часто сопровождаются задержкой мочеиспускания, поэтому во время длительной транспортировки необходимо своевременно опорожнять мочевой пузырь с помощью катетера.

Руководство для пациента при компрессионном переломе поясницы

Перейти к основному содержанию

Предупреждение

Коронавирус: что нужно знать пациентам, посетителям и нашему сообществу Коронавирус: что нужно знать пациентам, посетителям и нашему сообществу

Вернуться на системный уровень

Поиск Переключить навигацию

Поиск

Отправить поиск

.

Переломы L4 и L5 (переломы поясницы)

Автор: П. А. Робертсон, доктор медицины

ВВЕДЕНИЕ

Переломы L4 и L5 отличаются от переломов грудопоясничного перехода. Различия касаются анатомии, биомеханики, вариантов лечения и классификации. Редкость этих повреждений очевидна из их ограниченного обсуждения в литературе. Лечение должно быть индивидуальным, и рекомендации по лечению травм грудопоясничного отдела не обязательно переносятся на переломы поясничного отдела позвоночника.

КЛАССИФИКАЦИЯ

Классификация и номенклатура AO переломов грудопоясничного отдела не могут быть успешно применены к переломам L4 и L5. Эта система классификации исключает некоторые общие типы переломов и включает редкие подгруппы. Компрессионно-разрывной перелом (Тип А) происходит в нижнем отделе поясничного отдела позвоночника. Переломы типа B (шанс и т. Д.) Исключительно редки (Khare et al 1989). Переломы типа C (ротационно нестабильные вывихи перелома) отличаются от тех, которые наблюдаются в грудопоясничном переходе, и требуют отдельной системы классификации.Любая система классификации перелома поясничного отдела поясницы должна включать в себя переломы отростков (поперечные или остистые), переломы, связанные с травмой крестца и таза (Leone, 1997), и перелом L5 (также рассматриваемый как травматический спондилолистез) (Aihara, 1998).

Полезная классификация переломов поясницы должна включать

АНАТОМИЯ

Позвонки L4 и L5 и связанные с ними диски вызывают 50% поясничного лордоза. Сжатие трапециевидного тела L5 может значительно уменьшить это и изменить биомеханику в L4 / 5 и L5 / S1. Узкий или трехлистный спинномозговой канал подвергает травмы проходящим и выходящим нервным корешкам и может привести к изолированному повреждению корня в результате разрывных переломов или переломов.Размещение пояснично-крестцового перехода внутри таза, подвздошно-поясничных связок и основных групп поддержки мышц требует передачи энергии высокого уровня, что приводит к серьезным травмам нижнего отдела поясничного отдела позвоночника.

Задний доступ к позвоночнику хорошо известен всем хирургам, но передний доступ к L4 и L5 может быть затруднен из-за того, что на этих уровнях большие сосуды прикреплены к костным структурам. В то время как передний доступ к диску L4 / 5 и L5 / S1 выполняется часто, доступ к телу затруднен.Громоздкие передние стабилизирующие устройства нельзя использовать в этой области из-за анатомии передних сосудов (Acromed Publications).

БИОМЕХАНИКА

По сравнению с грудопоясничным переходом, нижний поясничный отдел защищен тазом и крепкими связками и мышцами. Травмы нижнего отдела поясничного отдела позвоночника связаны с передачей большого количества энергии. Возможны падения, автомобильные аварии или серьезные травмы. Как уже отмечалось, травмы из-за сгибательной дистракции (АО Тип B) встречаются редко.

При таких травмах часто нарушаются передние несущие конструкции. Переломы типа А приводят к разной степени травм тела позвонка. Вывих при переломе со смещением приводит к значительному разрушению диска и потере несущей способности. Эти дефекты передней колонны затрудняют лечение. Дефицит передней колонны в острой стадии имеет последствия для деформации в сагиттальной плоскости, отказа систем задних инструментов и изменения нагрузки на задние элементы с ускоренным стенозом позвоночного канала.Любая деформация коронковой плоскости также приведет к асимметричной фасеточной нагрузке с вероятным ускоренным дегенеративным изменением. Наклонный верхний купол крестца приводит к поступательным деформациям пояснично-крестцового перехода.

Когда планируется установка инструментария, хирург должен знать, что дистальные места прикрепления крестца механически слабы по сравнению с фиксацией ножки в проксимальном отделе поясничного отдела позвоночника. Дистальные участки фиксации могут в дальнейшем выйти из строя из-за увеличения дефицита передней колонны.Место нижнего перелома поясницы, прилегающее к крестцово-тазовому комплексу, имеет значение для фиксации. Биомеханические данные демонстрируют повышенные силы, передаваемые через пояснично-крестцовый переход, когда используются брекеты TLSO. Фиксация для иммобилизации пояснично-крестцового перехода требует иммобилизации таза с включением одного бедра в гипс или корсет.

ЗАПАС

Эти травмы редки, и мало свидетельств того, что какое-то отдельное подразделение имеет большой опыт.В одном многоцентровом обзоре был отмечен 31 взрывной перелом (только L4 и L5), собранный в трех центрах за 16 лет (Seybold 1995). Другие небольшие серии часто включают смешанные случаи, смешанные стратегии лечения, которые развивались в течение длительного времени, отчеты о случаях или небольшое количество переломов L4 и L5 в других расширенных группах (An 91, An 92, Andreychic 96, Court – Brown 87, Finn 1992 , Fredrickson 82, Huang 94, Mick 93, Van Savage 92).

Опыт работы в нашем собственном травматологическом отделении, обслуживающем около миллиона человек в районе Окленда в Новой Зеландии в течение пяти лет, вероятно, является показательным.В результате ревизии травматологического отделения было выявлено 7 041 поступление с 824 повреждениями позвоночника (351 шейный отдел позвоночника, 218 грудного отдела позвоночника, 255 поясничного отдела позвоночника). Из 255 переломов или вывихов поясничного отдела позвоночника только 63 включали уровни L4 и L5 позвонков. В эту группу вошли 37 переломов отростков (в основном поперечных отростков), из которых 21 случай был связан с серьезной травмой таза. Было 14 компрессионных переломов, шесть разрывных переломов и три переломных вывиха. Произошел один перелом ножки, в двух случаях перелом не был определен.Очевидно, что частота переломов L4 и L5 с потенциалом неврологического повреждения или серьезной биомеханической нестабильности (взрывные переломы или переломные вывихи) низкая и составляет лишь 1,1% переломов позвоночника в этой серии.

ВАРИАНТЫ ЛЕЧЕНИЯ

Функциональное лечение, включающее раннюю активную мобилизацию, представляется подходящим для стабильных компрессионных переломов без значительного измельчения тела позвонка. Это также представляется целесообразным при изолированных переломах отростков без серьезной травмы таза.

Для взрывных переломов с нормальной неврологией в литературе высказано предположение, что консервативное лечение связано с удовлетворительным результатом. Консервативный уход включает постельный режим (чтобы переломы тела срослись без деформирующих сил осевого сжатия) и / или фиксацию нижнего отдела поясничного отдела позвоночника. Представляется маловероятным, что постельный режим или уменьшение осанки могут привести к значительному восстановлению высоты позвонков или улучшению поясничного лордоза после взрывного перелома.Связи должны включать TLSO с разгибанием бедер. Представляется вероятным, что ранняя мобилизация корсета будет связана с дальнейшей потерей высоты тела передних позвонков и уменьшением лордоза. Краткосрочные функциональные результаты этой формы лечения были удовлетворительными. Долгосрочные проблемы включают в себя возможность болезненной дегенерации, связанной с травмой диска и замыкательной пластинки, и ускорение дегенерации с потенциалом приобретенного стеноза позвоночного канала

Задний хирургический доступ при переломах с конского хвоста повреждение позволит открытое репозиция вывихов фасеточных переломов, фасетэктомию, если открытая репозиция не может быть достигнута, или декомпрессия, при которой ретропульсивный взрыв фрагментов требует воздействия на сжатые нервные структуры.Неврологическое восстановление после компрессионного повреждения конского хвоста и нервных корешков считается более благоприятным, чем более проксимальное неврологическое повреждение. Декомпрессия - подходящий вариант лечения для пациентов со значительными неврологическими нарушениями.

Задний или заднебоковой спондилодез без стабилизации может иммобилизовать сломанные сегменты после того, как слияние станет твердым. Вполне вероятно, что любая ранняя мобилизация во время созревания спондилодеза приведет к прогрессирующей потере высоты позвонков и поясничному лордозу после взрывного перелома.

Внутренняя фиксация имплантатами более старого поколения (стержневые системы Харрингтона или сегментарные субламинарные стержневые системы) явно ассоциируется с худшими результатами и исходами. Система дистракции стержня Харрингтона еще больше сгладит любой поясничный лордоз при использовании для лечения перелома нижней части поясницы. Это может быть связано с ранним развитием соединительного синдрома проксимальных сегментов. Сегментарная фиксация с помощью субламинарной разводки обычно требует дополнительного удлинения инструментария, а длительные сращивания связаны с ранним развитием проблем на смежных незаращенных уровнях.Лордоз также теряется, если раннее сжимающее усилие было приложено к сломанному сегменту, несмотря на субламинарную фиксацию. Эти системы для стабилизации переломов поясничного отдела поясницы должны представлять только исторический интерес.

Системы фиксации заднего транспедикулярного винта требуют двухуровневой стабилизации для одноуровневых разрывных повреждений, но одноуровневой стабилизации может быть достаточно при переломных вывихах. Из-за тенденции к консолидации разрывных переломов с потерей высоты передней колонны требуются полностью связанные жесткие системы.Выбор системы имплантации транспедикулярных винтов требует соответствующего размера винта, чтобы выдерживать изгибающие моменты, жесткого крепления стержня к винтам и адекватного размера стержня, чтобы выдерживать изгибающие моменты. Характеристики пациента, которые следует учитывать, включают адекватную анатомию ножки и крестца для установки нормально расположенных винтов и адекватную плотность кости. Хирургические факторы, которые необходимо оптимизировать, включают точное размещение с минимальным разрушением задней коры, заполнение ножки на 80% без нарушения стенки ножки, чтобы оптимизировать механическое удержание винта внутри ножки, размещение винта в передней части коры тела поясничного отдела для максимального удержания внутри тела позвонка, размещение бикортикального винта в точке S1 и рассмотрение как корпуса S1, так и крыльчатых винтов для улучшения крестцовой фиксации.Операция должна включать в себя оперативное позиционирование, которое оптимизирует лордоз на обрабатываемых сегментах. Пациента лучше всего расположить на животе с полностью вытянутыми бедрами и коленями, а не стоять на коленях.

Реконструкция передней колонны - более сложная задача. Интуитивно привлекательно рассмотреть возможность восстановления тела позвонка, как это часто делается в грудопоясничном переходе после взрывного перелома. Отсутствие удовлетворительных передних стабилизирующих устройств (то есть систем пластин или стержней, которые подходили бы под магистральные сосуды) означает, что потребуется хирургическое вмешательство как на передней, так и на спине.Сложность переднего доступа к телам L4 и L5 из-за больших сосудов делает этот вариант технически сложным.

У пациентов с взрывными переломами с большой потерей высоты тела позвонка и неврологическим повреждением на нижнем поясничном уровне приемлемой альтернативой является редукция позы и открытая задняя декомпрессия и стабилизация с помощью системы транспедикулярных винтов и последующая поддерживающая терапия. Передняя транспедикулярная костная пластика тела позвонка также может иметь значение.Поддерживающая терапия может включать постельный режим и / или фиксацию для обеспечения сращения перелома, что в конечном итоге может снизить изгибающие моменты, прикладываемые к задним имплантатам, и предотвратить разрушение имплантата.

При переломе вывих в пояснично-крестцовом переходе значительный сдвиг приведет к повреждению диска. Это травматическое нарушение межпозвоночного диска, вероятно, отличается от потери высоты диска при дегенерации и значительно снижает нагрузочную способность межпозвонкового диска.Если выполняется открытая репозиция и стабилизация из заднего доступа и сохраняется высота диска, изгибающие моменты на имплантате могут привести к его разрушению. В этой ситуации следует рассмотреть вопрос о структурной опоре передней стойки между телами. Варианты включают использование кейджа или структурного костного трансплантата, которые могут быть размещены как из переднего (ALIF), так и из заднего (PLIF) доступа в зависимости от предпочтений.

РЕЗЮМЕ

Переломы поясничного отдела позвоночника относительно редки и имеют различный характер травм.Лечение должно быть индивидуальным и приниматься с учетом характера травмы, неврологического повреждения, биомеханических недостатков и ограничений доступных хирургических имплантатов и анатомических подходов. Консервативное или неоперативное лечение было связано с хорошими результатами для неврологически здорового пациента с взрывным переломом. При низком поясничном разрывном переломе или переломе пояснично-крестцового сегмента, где произошло неврологическое повреждение, подходит задняя хирургия. Эта операция должна включать декомпрессию, перестройку позвоночника с сохранением поясничного лордоза, жесткую заднюю фиксацию на минимальных сегментах, а также период постельного режима и / или фиксации для созревания костного сращения и сращения.

ССЫЛКИ

Айхара Т., Такахаши К., Ямагата М., Мория Х. Перелом – вывих пятого поясничного позвонка. Новая классификация. J Bone Joint Surg Br. 1998 Сен; 80 (5): 840–5.

А. Н., Симпсон Дж. М., Эбрахейм Н. А., Джексон В. Т., Мур Дж., О'Мэлли Н. П.. Низкие разрывные переломы поясницы: сравнение консервативного и хирургического лечения. Ортопедия. Март 1992 г., 15 (3): 367–73.

An HS, Vaccaro A, Cotler JM, Lin S. Низкие разрывные переломы поясницы. Сравнение литья корпуса, удочки Харрингтона, удочки Люка и пластины Стеффи.Позвоночник. 1991 августа; 16 (8 Suppl): S440–4.

Андрейчик Д.А., Аландер Д.Х., Сеница К.М., Штауфер Е.С. Взрывные переломы второго-пятого поясничных позвонков. Клинические и рентгенологические результаты. J. Bone Joint Surg. Am. 1996 август; 78 (8): 1156–66.

Blyth P, Civil I; Больница Окленда по аудиту травм - январь 2000 г. Суд – Браун С.М., Герцбейн С.Д. Лечение взрывных переломов пятого поясничного позвонка. Позвоночник. 1987 Апрель; 12 (3): 308–12.

Fan RS, Schenk RS, Lee CK. Разрывной перелом пятого поясничного позвонка в сочетании с травмой тазового кольца.J Orthop Trauma. 1995. 9 (4): 345–349.

Finn CA, Stauffer ES. Разрывной перелом пятого поясничного позвонка. J Bone Joint Surg Am. Март 1992 г., 74 (3): 398–403.

Фредриксон Б.Е., Юань Х.А., Миллер Х. Взрывные переломы пятого поясничного позвонка. Отчет о четырех случаях. J Bone Joint Surg Am. 1982 сентябрь; 64 (7): 1088–94.

Хуан Т.Дж., Чен Дж.Й., Хсу РВ. Разрывной перелом пятого поясничного позвонка с односторонним фасеточным вывихом: история болезни. J Trauma. 1994 Май; 36 (5): 755–7.

Передняя позвоночная система Канеда.Публикация AcroMed 1994. Харе Г. Н., Кочхар В. Л., Лал Ю. Вероятный перелом четвертого поясничного позвонка. Травма, повреждение. 1989 Сентябрь; 20 (5): 303–4.

Леоне А, Сераза А, Приоло Ф. Марано П: Травма пояснично-крестцового перехода, связанная с нестабильным переломом таза: классификация и диагностика. Радиология 1997; 205 253–9.

Mick CA, Carl A, Sachs B, Hresko MT, Pfeifer BA. Разрывные переломы пятого поясничного позвонка. Позвоночник. 1993, 1 октября; 18 (13): 1878–84.

Сейболд Е.А., Суини Калифорния, Фредриксон Б.Е., Уорхолд Л.Г., Бернини П.М.Функциональный исход разрывных переломов поясничного отдела поясницы. Многоцентровый обзор оперативного и консервативного лечения L3 – L5. Позвоночник. 1999, 15 октября; 24 (20): 2154–61.

Van Savage JG, Dahners LE, Renner JB, Baker CC. Перелом – вывих пояснично-крестцового отдела позвоночника: история болезни и обзор литературы.J Травма. 1992 ноябрь; 33 (5): 779–84.

.

Влияние грыжи поясничного диска на характеристики нагрузки на позвоночник во время сгибания туловища и двух типов подтягивания. силы пяти поясничных сегментов движения (MSU) и фасеточные силы, действующие на десять пояснично-фасеточных суставов у пациентов с грыжей поясничного диска (LDH). Двадцать шесть здоровых взрослых и семь пациентов с ЛДГ последовательно выполняли сгибание туловища, подъем на ипсилатеральной стороне и подъем на противоположной стороне.На ориентиры таза и позвоночного отростка наносили восемь оптических маркеров. Координаты этих маркеров были захвачены для управления скелетно-мышечной моделью для расчета активности мышц, внутридисковых сил и фасеточных сил. Было обнаружено, что мышечная активность большинства из семнадцати основных групп мышц увеличивается у пациентов с ЛДГ. Кроме того, у пациентов с ЛДГ были обнаружены более высокие сжимающие и переднезадние силы на всех пяти поясничных поясничных связках и больше поясничных фасеток на большинстве фасеточных суставов.Эти данные свидетельствуют о том, что пациенты с ЛДГ демонстрируют компенсаторное увеличение большей части мышечной активности туловища и всех нагрузок на позвоночник. Эти отрицательные компенсаторные реакции увеличивают риск обострения грыжи диска. Следовательно, лечение пациентов с тяжелой формой ЛДГ должно начинаться как можно раньше.

1. Введение

Боль в пояснице (LBP) - серьезная проблема со здоровьем, которая оказывает огромное влияние на многих людей, особенно на тех, кто сидит в течение длительного времени.Пациенты с LBP обычно изменяют свои модели движений, чтобы компенсировать ограниченное функциональное движение с помощью различных стратегий [1]. Такое чередование может вызвать локальное или глобальное костно-мышечной перегрузки, которые, как полагают, играют причинную роль в обострении спины расстройств или боли [2, 3].

Сгибание туловища - основной компонент многих повседневных действий (ADL), а также стандартная программа обследования при клинической оценке LBP [4]. Поднимание предмета с пола также является обычным, но более сложным, функциональным действием и может выявить более компенсаторные стратегии у пациентов с LBP.Исследования, посвященные этим двум видам деятельности, в основном были сосредоточены на кинематическом анализе, включая диапазоны движений (ROM) в пояснице, тазе и бедре [1, 5-7] и ритм между поясничными и бедренными суставами [8, 9] или между поясничными и таз [10–12].

Соответствующие кинетические исследования во время сгибания туловища и подъема были ограничены людьми без боли в спине [13–15]. Два исследования [16, 17] на здоровых людях показали, что нагрузки на позвоночник и мышечная активность могут измениться, если им потребуется субъективно изменить поясничный ритм.Пациенты с LBP обычно корректируют свой поясничный ритм из-за боли, что может увеличить нагрузку на позвоночник и мышечные силы и, следовательно, подвергнуть систему туловища более высокому риску заболеваний спины, травм тканей и утомления.

Тем не менее, большинство кинетических исследований пациентов с LBP, связанных с нагрузками, действующими на поясничную область, в основном сосредоточены на различных видах подъема [18–21] и сидячего положения стоя [22, 23]. Было обнаружено, что пациенты с LBP демонстрируют большие силы сжатия и сдвига, действующие на поясничную область во время подъема.Тем не менее, насколько известно авторам, ни в одном из предыдущих отчетов из литературы не исследовалось влияние LBP на силу сжатия и силу сдвига каждой единицы сегмента поясничного движения (MSU) во время ADL, таких как сгибание туловища и подъем.

Помимо внутридисковых сил, мышечные силы и активность также зависят от LBP в предыдущих исследованиях. Yahia et al. [24] обнаружили, что у пациентов с LBP наблюдается дефицит мышц туловища, особенно в разгибателях, при проведении изокинетической оценки.Dubois et al. [25–27] также сообщили, что LBP будет вызывать усиление активности поясничных мышц, выпрямляющих позвоночник (ES) во время выполнения функциональных задач.

Фасеточный сустав (FJ) является частью трехколонной структуры позвонков и играет важную роль в передаче нагрузки и поддержании стабильности движения позвоночника. В предыдущих кинетических исследованиях во время ADL FJ обычно не принималось во внимание. Однако у пациентов с грыжей поясничного диска было обнаружено нерегулярное изменение фасеточной ориентации в поясничной области [28].Также было обнаружено усиление фасеточных сил при чрезмерных физиологических нагрузках, которые могут быть вызваны LBP [29].

LBP включает множество подтипов. Кинематическая разница была обнаружена среди разных подгрупп пациентов с LBP во время разных ADL [12, 30, 31]. Подобным образом, паттерны мышечной активации также оказались неоднородными среди людей с LBP [32].

Таким образом, целью этого исследования было изучить влияние LBP, вызванного грыжей поясничного диска (LDH), на внутридисковые силы и фасеточные силы в пяти поясничных MSU и активность восьми основных групп мышц спины и девяти основных групп передних мышц. в области позвоночника во время сгибания туловища, ипсилатерального подхвата и контралатерального подхвата.Мы исследовали три гипотезы: (1) у пациентов с ЛДГ активность мышц спины была выше, а передних - меньше; (2) в поясничной патологической области силы сжатия уменьшились, в то время как переднезадние силы сдвига увеличились у пациентов с ЛДГ; и (3) в группе LDH было больше вмешательств фасеточного сустава.

2. Метод
2.1. Субъект

Двадцать шесть здоровых взрослых людей (средний возраст 23,6 ± 1,92 года, средний рост 169,9 ± 5,9 см, средний вес 63,5 ± 8.4 кг) и семь пациентов с ЛДГ (средний возраст 28,7 ± 4,5 года, средний рост 170,1 ± 3,4 см, средний вес 67,4 ± 5,3 кг) участвовали в этом исследовании. Инклюзивными критериями здоровой группы были (а) отсутствие видимой двигательной дисфункции, (б) отсутствие каких-либо хирургических вмешательств в течение последнего года, (в) отсутствие боли в спине и (г) отсутствие интенсивных упражнений за 24 часа до испытания. Критерии включения пациентов с ЛДГ заключались в том, что (а) у пациентов была диагностирована грыжа поясничного диска в ходе дископатии в поясничном отделе позвоночника. Диагноз был поставлен как минимум двумя хирургами-ортопедами и подтвержден рентгеновским снимком и МРТ.(b) Грыжа диска была диагностирована на нижнем поясничном уровне с помощью МРТ. (c) Пациенты обладали способностью ходить по уровню и подниматься по лестнице. При обследовании пациенты должны были пытаться ходить и подниматься по лестнице. Считалось, что они сохраняют способность к движению, если они могут выполнять не менее 20 циклов походки. В этом исследовании было обнаружено, что грыжа диска произошла на уровне L4L5 в трех седьмых случаях, на уровне L5S1 в других трех седьмых случаях и на уровнях L4L5 и L5S1 в одной седьмой случаях.Это исследование было одобрено отделением ортопедии Второй народной больницы Шэньчжэня в Китае. Перед испытанием всем участникам было дано информированное согласие.

2.2. Протокол

Испытуемые лежали в положении лежа на кровати, и один хирург помог определить ориентиры остистых отростков третьего и седьмого грудных позвонков (Т3, Т7), первого, третьего и пятого поясничных позвонков ( L1, L3, L5), левой и правой задней верхней подвздошной ости (LPSIS, RPSIS) и гребне подвздошной кости (IC).Затем на эти ориентиры были помещены восемь активных трехмерных оптических маркеров (рис. 1 (а)). Система анализа движения Optotrak Certus (Northern Digital Inc., Онтарио, Канада) применялась для регистрации движения этих оптических маркеров с частотой дискретизации 100 Гц.

Перед испытаниями один хирург продемонстрировал действия по сгибанию туловища, ипсилатеральному поднятию и контралатеральному поднятию (рис. 1 (b)), а затем помог им выполнить эти три упражнения несколько раз, пока они не почувствовали, что могут выполнять все действия естественным образом.Каждое испытание повторяли трижды для сбора данных.

2.3. Процедура тестирования

Перед испытанием участники сохраняли нейтральное вертикальное положение стоя не менее пяти секунд для сбора данных исходного уровня. Затем они сгибались вперед до максимального произвольного вращения и затем возвращались в исходное положение. Во время процесса испытуемых просили держать колени вытянутыми. После выполнения задания на сгибание туловища испытуемым разрешалось отдыхать не более десяти минут.Затем испытуемые правой рукой брали небольшую липкую ленту в двухстах миллиметрах перед их правой ногой. Во время этого ипсилатерального подхвата и последующего подхвата с контралатеральной стороны испытуемых поощряли отдавать приоритет сгибанию туловища. Так и испытуемые отдыхали. После этого они подняли предмет перед левой ногой правой рукой. Во время двух типов подъема испытуемых не поощряли сгибать колени, за исключением того, что некоторые испытуемые не могли выполнить задание без сгибания колен.

2.4. Скелетно-мышечная модель и моделирование

Общая модель FacetJointModel в репозитории управляемых моделей Anybody (AMMR, версия 1.6) системы моделирования Anybody (система моделирования Anybody версии 6.0.6, Ольборг, Дания) применялась для расчета мышечной активности, внутридисковых сил и т. Д. и побочные силы. Это программное обеспечение обратного динамического анализа и модель были выбраны, поскольку они могут быстро прогнозировать силы в резервной системе. Кроме того, эта модель была проверена с точки зрения алгоритма минимальной-максимальной оптимизации [33], который использовался для решения проблемы набора персонала.Подробное описание модели было ранее опубликовано и разработано de Zee et al. [33, 34]. Вкратце, позвоночник состоял из шейного, грудного и поясничного отделов позвоночника. Шейный и грудной сегменты моделировались как один сосредоточенный сегмент. Поясничный отдел позвоночника включал пять твердых тел. Эти сегменты были связаны с межпозвоночным суставом, который был смоделирован как сферический сустав. Расположение каждого сустава было основано на работе Пирси и Богдука [35].

Мышцы модели были разделены на несколько функциональных пучков.В этой модели позвоночника были задействованы следующие мышечные пучки: 5 поперечных, 3 спинных, 1 прямая мышца живота (RA), 58 мышц, выпрямляющих позвоночник (ES), 38 поясничных мультифидусов, 24 грудных мультифидусов, 12 косых наружных мышц, 12 косых внутренних мышц, 22 большой поясничной мышцы. , 10 quadratus lumborum и 18 semispinalis. Все пучки мышц были решены как компонент силы в избыточной модельной системе и могли оказывать только силу растяжения [33, 36, 37].

Модель также включала десять фасеточных суставов в области поясницы.Расположение каждого фасеточного сустава моделировалось как узел в центре фасеточной контактной стороны на каждом позвонке, а ориентация каждого фасеточного сустава была основана на работе Masharawi et al. [38]. Сила фасетки определялась расстоянием между верхней и нижней фасеточными точками сустава соседнего позвонка. Контактная сила, решаемая с помощью этой модели, была подтверждена на основе предыдущих исследований [39].

В системе Anybody модель управлялась коэффициентом спинеритма по умолчанию.Для исследования аномальных кинетических характеристик у пациентов с ЛДГ была разработана модель, управляемая захваченными маркерами, размещенными на ориентирах выбранных сегментов. В этом исследовании движения L2, L3 и L4 определялись путем присвоения разного веса захваченным маркерам (таблица 1). Два других поясничных сегмента (L1, L5) управлялись с использованием отношения коэффициента спинетита по умолчанию между L1L2Jnt и L2L3Jnt и между L4L5Jnt и L5S1Jnt, соответственно. Тазовый сегмент управлялся тремя маркерами на ориентирах таза, а движение грудного сегмента определялось двумя маркерами на грудных ориентирах.


Маркер T3 Маркер T7 Маркер L1 Маркер L3 Маркер L5

Thx 1/2 1 / 2 0 0 0
L2 0 0 1/2 1/2 0
L3 0 0 1/6 2/3 1/6
L4 0 0 0 1/2 1/2

Thx: сосредоточено грудной сегмент; L1: первый поясничный позвонок; L2: второй поясничный позвонок; L3: третий поясничный позвонок; L4: четвертый поясничный позвонок; L5: пятый поясничный позвонок; Т3: третий грудной позвонок; Т7: седьмой грудной позвонок.
2.5. Анализ данных

Регистрировали угол экскурсии грудного сегмента относительно базовой линии. Анализируемый период определял начало как момент, когда экскурсия впервые достигла трех градусов, а окончание - как момент, когда экскурсия впервые поднялась на девяносто градусов или на максимальный угол экскурсии при условии, что испытуемые не могли согнуть туловище более девяноста градусов . Максимальная мышечная активность семнадцати основных групп мышц и внутридисковые силы были проанализированы относительно каждого угла отклонения и нормализованы до 0–90 градусов с девяносто одной точкой.Кроме того, внутридисковые силы также были нормализованы по весу каждого пациента.

В модели фасеточная сила была равна нулю, когда не было контакта между верхней и нижней фасеточными точками сустава соседнего позвонка. В этом исследовании сила менее 10 Н считалась отсутствием контакта, а сила более 50 Н считалась сильным контактом. Считалось, что фасеточная сила между двумя пороговыми значениями является слабым контактом. Таким образом, в настоящем исследовании фасеточное вмешательство включает два уровня, а именно: малый уровень, который выражает слабый контакт, и большой уровень, который выражает сильный контакт.Подсчитывались длительности малого уровня и большого уровня за весь период соответственно. Независимая группа t -тесты применяли для анализа разницы между здоровыми субъектами и пациентами с ЛДГ по продолжительности фасеточного контакта на двух уровнях. Анализ данных выполнялся с помощью специальной программы, реализованной в MATLAB (The MathWorks, Inc.).

3. Результаты
3.1. Активность основных передних и задних групп мышц в области позвоночника

Во время движения сгибания туловища наблюдалась небольшая тенденция к увеличению максимальной мышечной активности четырех групп мышц спины (рис. 2) и IO, EO, PM и QL (рис. 3) в конце диапазона сгибания.Более того, RA постоянно проявлял большую мышечную активность по сравнению с контрольной группой. Во время ипсилатерального подъемного движения пациенты продемонстрировали большую мышечную активность четырех групп мышц спины (рис. 2) и PM, QL, правого ЭО и левого IO передних групп мышц (рис. 3) с увеличением угла сгибания. Как и при сгибании туловища, пациенты демонстрировали более высокую мышечную активность РА в среднем и конечном диапазонах ипсилатерального подбирающего движения. Во время контралатерального подхвата максимальная мышечная активность четырех групп мышц спины у пациентов с ЛДГ была выше, чем у контрольной группы в среднем и конечном диапазонах этого движения.



3.2. Интрадискальные силы в области позвоночника

Сжимающие и сдвигающие силы всех пяти поясничных MSU показаны на рисунках 4 и 5 соответственно. Во время движения сгибания туловища пациенты с ЛДГ продемонстрировали более высокие сжимающие силы на всех пяти поясничных межпозвонковых дисках (МДП) с увеличением угла сгибания. Во время как ипсилатерального подъема, так и контралатерального подъема, было значительное увеличение всех пяти LID в среднем диапазоне подъемного движения у пациентов с ЛДГ.По мере увеличения угла сгибания пациенты с LDH демонстрировали более высокие поперечные силы на всех пяти LID во время всех трех движений.



3.3. Вмешательства фасеточных суставов в области позвоночника

На рисунке 6 представлена ​​продолжительность фасеточного вмешательства на обеих сторонах пяти MSU за анализируемый период. Во время движения сгибания туловища у пациентов с ЛДГ наблюдалась значительно большая продолжительность фасеточного вмешательства на левой фасете L2L3 на небольшом уровне и на левой фасетке L4L5 и L5S1 на большом уровне.Во время ипсилатерального подбирающего движения у пациентов с ЛДГ наблюдалось значительное увеличение продолжительности фасеточного вмешательства на правой фасете L2L3 на небольшом уровне и на левой фасетке L2L3, L5S1, правой фасетки L5S1 на большом уровне. Кроме того, было обнаружено, что левые грани L1L2, L2L3, L4L5 и L5S1 и правые грани L2L3 и L4L5 значительно увеличивают продолжительность фасеточного вмешательства на большом уровне во время контралатерального подхвата движения у пациентов с ЛДГ.


4.Обсуждение

Это исследование направлено на изучение того, как LDH влияет на максимальную мышечную активность семнадцати основных групп мышц в области позвоночника и структурные нагрузки, действующие на каждый поясничный MSU во время сгибания туловища и двух типов подъемной активности.

Максимальная мышечная активность всех восьми основных групп мышц спины проявляла тенденцию к увеличению в среднем и конечном диапазонах двух активностей у пациентов с ЛДГ, что подтверждает первую половину первой гипотезы.Однако максимальная мышечная активность всех девяти передних основных групп мышц не была обнаружена у пациентов с ЛДГ, что не соответствовало последней части первой гипотезы. Пациенты продемонстрировали более высокие сжимающие силы и переднезадние поперечные силы во время трех ADL, что поддерживало первую половину второй гипотезы и не одобряло последнюю половину второй гипотезы. Более многогранные изобретения были обнаружены у пациентов с ЛДГ во время трех ADL, что подтверждает третью гипотезу.

В этом исследовании паттерны мышечной активации у пациентов с ЛДГ не все соответствовали ожиданиям. В соответствии с предыдущей литературой [25–27] пациенты с ЛДГ увеличивали мышечную активность основных групп мышц спины, что может быть связано с мышечным спазмом [40] или попыткой улучшить стабильность позвоночника и защитить поврежденную пассивную ткань или структуру [ 41–43]. Однако повышенная активность мышц в области спины не уменьшала активность мышц в передней области в настоящем исследовании, что, вероятно, было связано с тем, что единственное увеличение активности мышц спины было недостаточным для компенсации пониженной пассивной стабильности позвоночника.К сожалению, как увеличение активности мышц спины, так и активности передних мышц может привести к отрицательным последствиям, поскольку причинно-следственная и адаптивная взаимосвязь между аномальной активностью мышц и развитием грыжи поясничного диска может фактически быть круговой: более высокий уровень мышечной активности предрасполагает к боли. развитие, после которого мышечная активность еще больше усиливается, чтобы облегчить боль, и цикл продолжается.

Сжимающие силы и поперечные силы - два наиболее прямых фактора, влияющих на грыжу диска [44].Согласно третьей гипотезе, пациенты с ЛДГ должны уменьшить силу сжатия, чтобы снизить риск усугубления грыжи диска и увеличить силу сдвига в качестве компенсации. Однако в этом исследовании гипотеза не была подтверждена. Открытие показало, что как сжимающие силы, так и силы сдвига были больше у пациентов с ЛДГ, чем у здоровых субъектов, что соответствовало предыдущим сообщениям [18, 21, 32]. Более высокие силы сжатия и сдвига были связаны с чрезмерной коактивностью мышц [45], и в этом исследовании также было обнаружено увеличение мышечной активности.Более того, увеличение внутридисковых сил может вызвать повреждение фиброзного кольца и вызвать грыжу диска [46].

Фасеточный сустав (FJ) является важной структурой поясничного отдела позвоночника и играет важную роль в обеспечении стабильности позвоночника. Во время сгибания туловища преобладающую роль в обеспечении нагрузки на позвоночник играло небольшое вмешательство. Более того, пять из десяти фасеточных суставов показали более длительную продолжительность небольшого вмешательства, в то время как только один обнаружил более короткую продолжительность небольшого вмешательства у пациентов с ЛДГ.Во время ипсилатерального подхвата и контралатерального подхвата десять FJ в основном демонстрировали вмешательство на большом уровне. У пациентов с ЛДГ длительность обширного вмешательства значительно увеличилась () в трех из десяти ДС во время ипсилатерального захвата и шести из десяти ДС во время контралатерального захвата. Примечательно, что ни у одного из десяти FJ не было обнаружено сокращения продолжительности большого вмешательства. Эти данные могут быть связаны с ограничением FJ в направлении разгибания и вращения [47] и увеличением вращательного движения от сгибания туловища до контралатерального подхвата.Увеличенное вмешательство в ФС у пациентов с ЛДГ также может быть компенсаторным проявлением дефицита стабильности мягких тканей.

Подводя итог, было высказано предположение, что пациенты с ЛДГ демонстрировали большую мышечную активность, большие внутридисковые силы и большее количество фасеточных вмешательств во время сгибания туловища и двух типов подъема. Эти изменения могут быть компенсаторной реакцией на облегчение боли и улучшение стабильности позвоночника. Однако эти реакции дополнительно нагружали мускулатуру туловища, пассивные мягкие ткани и структуру позвоночника во время выполнения функциональных задач.Эти данные выявили компенсаторный механизм у пациентов с ЛДГ и необходимость лечения этих пациентов с точки зрения системы нагрузки на позвоночник.

Следует отметить некоторые ограничения этого исследования. Во-первых, выборка пациентов была относительно небольшой, что могло ограничивать статистическую силу результата. Во-вторых, на оптические маркеры были помещены только L1, L3 и L5, поэтому захваченные маркеры не могли управлять L1 и L5 напрямую. Разница в межсегментарном движении между L1 и L2 и между L4 и L5 была опущена, что могло бы уменьшить разницу между двумя группами в силе мышц.В-третьих, определение отсутствия контакта и сильного контакта фасеточного сустава было несколько произвольным.

5. Выводы

Настоящее исследование показало, что пациенты с ЛДГ проявляли большую мышечную активность в большинстве из семнадцати основных групп мышц в области позвоночника, большие сжимающие силы и переднезадние поперечные силы, действующие на пять единиц поясничного сегмента движения, и больше фасеточных вмешательств в большинстве из десяти фасеточных суставов поясницы. Компенсаторный ответ кинетики у пациентов с ЛДГ играл довольно негативную роль в поддержании стабильности позвоночника и в дальнейшем приводил к развитию грыжи диска.Следовательно, пациенты с тяжелой грыжей поясничного диска должны получить лечебное вмешательство как можно раньше с точки зрения компенсаторной реакции мышечной активности и нагрузки на позвоночник. Более того, метод в исследовании будет полезен для клиницистов для оценки биомеханического улучшения после различных процедур, а также может быть использован для разработки более эффективных индивидуальных стратегий реабилитации.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов относительно публикации данной статьи.

Благодарности

Авторы выражают благодарность Шэньчжэньской второй народной больнице и научно-исследовательскому институту Университета Цинхуа в Китае. Они предоставили оборудование и помогли собрать экспериментальные данные. Авторы также благодарят всех участников. Это исследование финансировалось Комиссией по экономике, торговле и информации муниципалитета Шэньчжэнь (грант № SMJKPT20140417010001), Комиссией по инновациям науки и технологий муниципалитета Шэньчжэнь (грант № JCYJ20151030160526024) и Департаментом науки и технологий провинции Гуандун (грант нет.2014A020212655).

.

Неполный список литературы по оценке и лечению травм позвоночника. Полезна ли иммобилизация позвоночника?

ЧИСТКА ШЕЙНОГО ПОЗВОНОЧНИКА

ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: Это руководство было подготовлено отделом хирургического образования Регионального медицинского центра Орландо.Они предназначены для использования в качестве общего утверждения относительно надлежащего ухода за пациентами

Дополнительная информация

Революционный прогресс в уменьшении пролежней у пациентов, перевозимых на переноске

Революционный прогресс в уменьшении пролежней у пациентов, перевозимых на спине Ричард Ф. Эдлих, доктор медицины, доктор философии, FACEP, FACS, FASPS, * Шелли С. Мейсон, бакалавр медицины, Робер Дж. Виссерс, доктор медицины, FACEP, К. Дин Габлер,

Дополнительная информация

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ EMS ЧАСТЬЮ ВАШЕЙ КОМАНДЫ?

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ EMS ЧАСТЬЮ ВАШЕЙ КОМАНДЫ? С.Р. Скотт, доктор медицинских наук, начальник службы, младший медицинский директор EMS, Департамент неотложной медицины, Медицинская школа Нью-Джерси, раскрытие докладчика в Ньюарке Сандра

Дополнительная информация

Экстренная медицина высокого риска

Высокий риск для неотложной медицинской помощи Незначительные травмы головы у пациентов, принимающих пероральные антикоагулянты Дэвид Томпсон, доктор медицины, магистр здравоохранения, доцент кафедры неотложной медицины Нет соответствующих финансовых отношений для раскрытия

Дополнительная информация

Информация об основной политике USI

Политика I.D. Пол A.B. (# 327) M 86 United of Omaha $ 1,000,000.00 A.B. (# 430) - (# 436) M 86 Metlife $ 2,000,000.00 A.G. # 1 (# 371), (# 610), (# 624) M Conseco Life 3,125,000,00 $ 10 / апр / 10 A.G. # 2 (# 380),

Дополнительная информация

ОБРАЗОВАНИЕ И ПРАКТИКА

ОБРАЗОВАНИЕ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ПРОВЕРКА КОДОВ ДИСПЕТЧЕРСКИХ КОДОВ НЕОТЛОЖНЫХ МЕДИЦИНСКИХ УСЛУГ Глен Э. Майкл, бакалавр наук, Карл А. Спорер, доктор медицины РЕФЕРАТ Предпосылки. Автоматизированные диспетчерские системы используются для оценки

Дополнительная информация

ТРАВМА ПЕРЕВОЗКИ ПАЦИЕНТА

ТРАНСПОРТИРОВКА ПАЦИЕНТОВ I.СМП региона XI использует догоспитальную систему подсчета баллов (см. Приложение 1, Критерии сортировки по месту травм), чтобы помочь в идентификации травмированных взрослых и педиатрических пациентов и

Дополнительная информация

Визуализация шейного отдела позвоночника

20 марта 2006 г. Визуализация шейного отдела позвоночника Йоханнес Крац, Гарвардская медицинская школа, четвертый год 1 Обзор Общие клинические случаи Диагностические тесты и алгоритм дерева принятия решений Примеры оценок шейного отдела позвоночника

Дополнительная информация

Группа изучения здоровья группы

Скрытая пандемия: насилие со стороны интимного партнера в сфере здравоохранения Эми Э.Бономи, доктор философии, магистр здравоохранения Государственный университет Огайо bonomi. @ Osu.edu Группа изучения здоровья Роберт С. Томпсон, доктор медицины Фредерик П. Ривара, доктор медицины,

Дополнительная информация

Роджер А. Бэнд, доктор медицины, Джон П. Прайор, доктор медицины, * Дэвид Ф. Гайески, доктор медицины, Эдвард Т. Дикинсон, доктор медицины, Дэниел Каммингс, доктор медицины, и Брендан Г.

Смертность пациентов, перевозимых полицией после проникающей травмы, с поправкой на травмы Роджер А. Бэнд, доктор медицины, Джон П. Прайор, доктор медицины, * Дэвид Ф.Гайески, доктор медицины, Эдвард Т. Дикинсон, доктор медицины, Дэниел Каммингс, доктор медицины, и Брендан

Дополнительная информация

Таблицы навыков национального реестра

Контроль кровотечения / управление шоком BVM-вентиляция взрослого пациента с апноэ Управление остановкой сердца / AED-иммобилизация суставов Иммобилизация длинных костей Введение кислорода пациентом без дыхательной маски

Дополнительная информация

Врач надзор за отправкой скорой помощи

Врач, надзор за диспетчерской службы скорой помощи Дэвид К.Кон, доктор медицинских наук, заведующий отделением неотложной медицинской помощи, медицинский факультет Йельского университета, Ежегодное собрание Национальной ассоциации врачей скорой помощи

Дополнительная информация

TN Emergency Medical Services

TN Emergency edical ODULES AND UNITS ES System ES Провайдеры: ER и ET Безопасность и здоровье Механика тела Системная коммуникация Документация Терапевтическая коммуникация Юридические и этические вопросы Введение в респираторную систему

Дополнительная информация

Введение и обзор

От лидерства в области информатики к студентам, зачем больше образования? Кевин Л.Смит, RNC, FNP, MSN Лидерство в медицинских информационных технологиях для медицинских работников (LHIT-HP) Студент, DNP Введение для студентов

Дополнительная информация

Сравнительное исследование эффективности

Сравнительное исследование эффективности 2 Нельсон Ф. Суху, доктор медицинских наук, доцент кафедры ортопедической хирургии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе 8 Цели Определить сравнительное исследование эффективности Актуальность для хирургов-ортопедов

Дополнительная информация

Клинические рекомендации по направлению к специалистам по МРТ

МРТ при радикулопатии шейки матки Направление практикующим врачом (за исключением врача-специалиста или врача-консультанта) для сканирования позвоночника пациента 16 лет и старше при подозрении на: радикулопатию шейки матки

Дополнительная информация .

Смотрите также