.
.

Реабилитация после перелома луча в типичном месте


Реабилитация при переломах лучевой кости в типичном месте


1. Цели и периоды реабилитации

Целью реабилитации пациентов при переломах луча в типичном мпесте по МКФ (Международной классификации функционирования, 2003) является восстановление:
·          функции оперированного сегмента (на уровне повреждения, по МКФ)
·          возможности самообслуживания (на уровне активности, по МКФ)
·          социальной и профессиональной активности, улучшение качества жизни (на уровне участия, по МКФ) 

2. Реабилитация при консервативном лечении  переломов луча в типичном месте
Методика лечебной физкультуры, как основного средства реабилитации  при подобных переломах различна в период иммобилизации предплечья гипсовой повязкой и после её снятия. Частым осложнением при данном переломе является ограничение подвижности в суставах пальцев и в плечевом суставе в связи с недостаточной двигательной активностью больного. В отдельных случаях наблюдается синдром Зудека (син.- трофоневротический синдром, комплексный региональный болевой синдром).

Для предупреждения этих осложнений, особенно выраженных у лиц, остро реагирующих на болевые ощущения, после наложения гипсовой повязки пациентам рекомендуют активно и с помощью здоровой руки сгибать пальцы до полного соприкосновения с ладонью и несколько раз в день поднимать руку выше горизонтального уровня. Таким образом, основными упражнениями при наличии гипсовой повязки являются активное отведение руки в плечевом суставе, сгибание и разгибание в локтевом суставе и движения в суставах пальцев. Особенностью этих элементарных упражнений является выполнение их в возможно полном объеме (например, полное сгибание пальцев в кулак даже при наличии известной степени отека, а не просто шевеление ими). Подобные упражнения не только предупреждают развитие ограничения подвижности в суставах, но также активизируют крово- и  лимфообращение.

Для предупреждения контрактуры в плечевом суставе больному рекомендуется в положении лежа на спине заводить руку за голову. Показано также напряжение мышц предплечья с одновременными активными движениями здоровой рукой (пронация, супинация, движения в лучезапястном суставе и суставах пальцев).

Более важен для восстановления двигательной функции верхней конечности постиммобилизационный период (после удаления гипсовой повязки). В связи с наличием у больного болевых ощущений, отечности и отсутствием прочной консолидации отломков наиболее удобным и правильным исходным положением для выполнения физических упражнений следует считать положение руки на поверхности стола. В этом положении (с тонкой подушечкой под предплечьем) пациент сгибает пальцы и осторожно, при поддержке кисти больной руки, производит движения с небольшой амплитудой в лучезапястном суставе (приведение, отведение, разгибание кисти), делает попытку пронировать и супинировать предплечье. Кроме того, в этот период показаны физические упражнения в теплой воде (температура до 34°С) в виде активных движений кистью и пальцами. Сжимание губки, валика из поролона, мягкого резинового мяча помогает ориентировать направление движений пальцев в воде и добиться их лучшего сгибания. В дальнейшем для увеличения амплитуды движений больному предлагают производить физические упражнения, свесив кисть за край стола (при поддержке ее другой рукой или инструктором).

Наибольшее число специальных упражнений относится к движениям в лучезапястном суставе, так как в нем при данной локализации перелома развивается стойкое ограничение подвижности. Увеличению амплитуды движений кисти в условиях облегчения нагрузки способствуют упражнения для лучезапястных суставов (сгибание — разгибание, отведение — приведение и кружение) при опоре локтевых суставов на стол и взаимном соприкосновении ладоней.  Для более интенсивной разработки движений в ранние сроки после прекращения иммобилизации могут использоваться простейшие виды механотерапии с аппаратом типа большой катушки, пресс-папье. Кроме того, могут проводится процедуры с помощью аппаратов для продолжительных пассивных движений. При длительно сохраняющейся отечности кисти показан легкий ручной или вихревой массаж предплечья, криотерапия, магнитотерапия, амплипульстерапия.

Теплолечение в эти сроки (начало сращения перелома) может провоцировать снижение механической прочности костной мозоли и усиление отека мягких тканей в зоне перелома.

Перечисленные упражнения должны сочетаться с движениями в плечевых суставах, динамическими дыхательными упражнениями. Выполняются они вначале в положении сидя, а затем и стоя. Для восстановления нормальной двигательной функции руки имеют особенно большое значение упражнения, выполняемые в ближайший срок после перелома лучевой кости.

В более поздние сроки (2—2,5 мес. после травмы) для дальнейшего увеличения амплитуды движений в суставах и укрепления мышц руки могут быть использованы упражнения со снарядами: серия упражнений в бросании и ловле различными способами малого резинового мяча, перекатывание по столу медицинбола весом 1—2 кг, пронация и супинация предплечья с использованием гимнастической палки. При этом необходимо учитывать, что усилие, развиваемое больным, может зависеть не только от веса, но и от способа удерживания снаряда; например, наиболее легко больной производит пронацию и супинацию предплечья, удерживая палку за середину, труднее — за верхний конец и, особенно, за нижнюю часть. В этот же период могут быть применены движения предплечьем при фиксированной кисти, которые в связи с изменением характера костного рычага оказывают более интенсивное действие на сустав. Специальные упражнения должны сочетаться с общеукрепляющими (движения симметричной верхней конечностью, упражнения, укрепляющие мышцы спины).

Параллельно с лечебной гимнастикой должна использоваться трудотерапия — работа на ручной швейной машине, наматывание ниток на клубок (сопровождающиеся круговым движением в лучезапястном суставе), склеивание конвертов (связанное с пронацией и супинацией предплечья в момент разглаживания бумаги).

Для активизации функции руки в ранние сроки после прекращения иммобилизации можно использовать работу с клавиатурой компьютера или планшетом. При возникновении умеренной боли в зоне перелома, на время занятия можно надевать легкий кистедержатель, что ограничивает движения в кистевом суставе и не препятствует работе пальцев травмированной кисти.

Для укрепления мышц руки включаются трудовые операции, требующие более длительного и интенсивного напряжения мышц, например работа пассатижами, отверткой, резьба по дереву, выжимание и скручивание белья во время стирки. Применение трудотерапии ускоряет восстановление трудоспособности больного. При прочной консолидации отломков и сохранении у больного ограничения подвижности кисти может быть использована в поздние сроки (3—3,5 месяца после перелома) механотерапия в форме упражнений на маятниковом аппарате, ее желательно сочетать с теплолечением и ультразвуковой терапией на область лучезапястного сустава. Длительность процедуры механотерапии 10—20 мин. Ей должна предшествовать ЛГ. После механотерапии кисть кратковременно следует фиксировать в положении максимального сгибания или разгибания в зависимости от характера ограничения подвижности в лучезапястном суставе. При отсутствии осложнений обычно уже к 2 мес. после перелома лучевой кости удается добиться удовлетворительной функции верхней конечности.

3. Особенности реабилитации при оперативном лечении переломов луча в типичном месте
К оперативному лечению в последние годы стали прибегать чаще. Обычно показанием для него является нестабильность перелома, неудачи при закрытой репозиции. Используют различные виды внеочагового остеосинтеза (аппараты внешней фиксации) и накостный остеосинтез пластинками. Иные виды остеосинтеза не дают достаточной стабильности и применяются очень ограничено.

Во всех случаях, если есть такая возможность до оперативного вмешательства, проводится предоперационная подготовка. Она направлена на обучение пациента упражнениям, которые он будет выполнять в ближайшее время после операции. При осложненном переломе луча в типичном месте,  который сопровождается болевым синдромом, отеком, контрактурой суставов пальцев кисти проводится комплекс реабилитационных мероприятий направленных на устранение указанных нарушений. На первом месте стоит боль, затем приступают к устранению трофических нарушений (отек) и лишь в последующем стремятся устранить  или уменьшить выраженность контрактур суставов.

Для купирования болевых синдромов используют различные физиотерапевтические средства (электроаналгезия, лечение лазером, магнитотерапия), весьма эффективна рефлексотерапия, ее можно сочетать с ручным массажем по рефлекторно-сегментарной методике без воздействия на травмированную область.
Для устранения отека высокоэффективен ручной массаж направленный на деплеторное воздействие  (так наз. отсасывающая методика), вихревой массаж в теплой воде (около 30-32 град C).

Характер упражнений зависит от стойкости контрактур корригирующему воздействию. При податливых контрактурах достаточно активных упражнений  и упражнений с самопомощью. При менее податливых контрактурах следует выполнять пассивные движения в сочетании с теплолечением, массажем суставов,. Могут также использоваться мягкие суставные техники мануальной терапии. В комплекс реабилитационных мероприятий желательно включать механотерапию на аппаратах маятникового типа или с электроприводом.

Реабилитация в раннем послеоперационном периоде, когда кисть обездвижена повязкой, по сути  в значительной степени аналогичен периоду иммобилизации при консервативном   лечении, а поздний послеоперационный соответственно  постиммобилизационному.

4. Оценка эффективности реабилитации
Для оценки эффективности реабилитации пациентов при переломах луча в типичном месте используют клинические, инструментальные методы исследования, а также шкалы и опросники, измеряющие степень ограничения активности в повседневной жизни и изменения качества жизни. Из клинических методов наиболее информативен анализ динамики болевого синдрома по визуально-аналоговой (ВАШ) или вербальной шкалам, силы мышц кисти и гониометрических показателей. Для оценки динамики активности и послеоперационного качества жизни пациентов применяют  DASH (Disabilities of the Arm, Shoulder, and Hand) – анкету. Эта схема включает в себя 30 вопросов, отражающих наиболее важные действия в повседневной жизни пациента, с использованием поврежденной (оперированной) верхней конечности. Сумма баллов в количестве 0 свидетельствует об отсутствии нарушений, а 100 - максимальной степени нарушений функций верхней конечности

По результатам измерений подсчитывают количество баллов. Их общая сумма составляет индекс, характеризующий функциональное состояние кисти. При индексе меньше 55 функцию кисти считают «плохой», от 55 до 69 – «удовлетворительной», от 70 до 89 баллов – «хорошей», от 90 до 100 – «отличной»  
 
Возможные осложнения и способы их устранения:
Осложнений при использовании данных клинических рекомендаций не выявлено.
 
Эффективность использования КР:
Эффективность использования КР  подтверждена хорошими и отличными функциональными результатами, полученными в процессе реабилитации более 1000 пациентов в возрасте от 18 до 90 лет. 

Перспективы пациентов на участие в восстановлении после перелома бедра: качественное исследование

Цель. Чтобы понять, как пожилые люди участвуют в процессе восстановления и реабилитации после перелома бедра, связанного с падением. Метод. 50 пожилых людей, проживающих в сообществах, выздоравливающих после недавнего (3–12 месяцев) перелома бедра (32 женщины, 18 мужчин), приняли участие в телефонных интервью с использованием полуструктурированного формата через 6 и 12 месяцев после включения в исследование. Интервью проводились в рамках исследования смешанных методов, разработанного для проверки эффективности послеоперационной программы лечения перелома бедра (клиника B4). Результаты. В качественных данных были определены три основные темы: (1) управление ожиданиями; (2) физическая активность; и (3) есть жизнь после перелома. Участники поделились ценной информацией о том, как их ожидания в отношении периода восстановления по сравнению с их жизненным опытом, а также о роли физической активности в их способности вернуться к деятельности до перелома. Выводы. Наши результаты отражают ожидания пожилых людей в отношении восстановления после перелома шейки бедра.Поощрение участия в реабилитационных упражнениях и удовлетворение ожиданий до выписки из больницы может улучшить приверженность пациентов программам реабилитации, функциональные результаты и послеоперационное качество жизни. Последствия для реабилитации включают необходимость раннего и постоянного привлечения специалистов по реабилитации.

1. Введение

Универсальный вывод исследований в области здравоохранения заключается в том, что пациенты сообщают о трудностях с навигацией в системах здравоохранения и что основным фактором является отсутствие информации в нужное время, в нужном месте и от нужного человека [1, 2].Фонд изменений (2008 г.) [3] сообщил, что более 40% опрошенных канадских пациентов, выписанных из больниц, либо не знали, к кому обращаться с вопросами о своем состоянии или лечении, либо не получали инструкций о симптомах, за которыми следует наблюдать, либо не имели последующего наблюдения. меры, сделанные их больницей. Информация не часто передается между поставщиками медицинских услуг и их пациентами [4, 5].

Вовлечение пациентов - это цель систем здравоохранения, однако полное участие в уходе требует множества действий, чтобы гарантировать, что у человека есть необходимая информация, и он может испытать высшую форму взаимодействия с пациентом: расширение прав и возможностей [6].Вовлеченность пациентов определяется Центром улучшения здоровья [7] как действия, которые люди должны предпринять, чтобы получить максимальную пользу от доступных им медицинских услуг, и, как таковые, делают упор на роль пациентов в их собственном уходе. В частности, поведение, которое способствует вовлечению пациента, включает участие пациента в принятии решений, задании вопросов и поиске информации. Вовлечение пациентов важно, потому что пациенты, которые готовы справляться со своими симптомами, придерживаться поведения, способствующего укреплению здоровья, участвовать в принятии решений, взаимодействовать с поставщиками, понимать качество медицинской помощи и ориентироваться в системе здравоохранения, как правило, имеют лучшие результаты для здоровья [6, 8–10].Вовлечение пациента особенно важно в тех обстоятельствах, когда потребности в уходе высоки и часто сложны, как в случае перелома бедра. Это особенно верно для тех, кто очень внезапно становится пациентом, как в случае с переломом бедра. Пациенты и их семьи должны не только очень быстро начать оказывать им помощь, они должны поддерживать взаимодействие с течением времени и несмотря на изменения в их состоянии здоровья. Центральное место в понимании вовлеченности в медицинскую помощь занимает понимание опыта пациентов [11].В нашем исследовании изучается опыт пациентов после перелома шейки бедра. Мы уделяем особое внимание восприятию пациентами своего опыта выздоровления и их участию в реабилитации после перелома бедра.

2. Методология
2.1. Дизайн

Это качественное подисследование было частью более крупного одноцентрового рандомизированного контрольного исследования (РКИ) (Регистрация клинических испытаний NCT01254942), в котором тестировалась специализированная программа послеоперационного лечения перелома бедра (Клиника B4) с обычным уходом по сравнению с обычным лечением (UC) [ 10].Основная цель исследования заключалась в том, чтобы проверить влияние клиники B4 на мобильность (реализованную как батарею коротких физических показателей). Как для рандомизированного контролируемого исследования, так и для качественного субисследования мы получили одобрение университетской и больничной этики, и все участники исследования предоставили информированное письменное согласие. Все участники, рандомизированные в группу вмешательства, получали обычную помощь, как указано выше, плюс комплексную оценку гериатра на основе клинических рекомендаций Американского и Британского гериатрических обществ.Кроме того, всех участников обследовали физиотерапевт (PT) и эрготерапевт (OT). Гериатр направил участников к другим специалистам в области здравоохранения (например, медсестре по лечению недержания мочи) и / или специалистам (офтальмологу), если первоначальная оценка сочла целесообразным. При необходимости участники посещали сеансы ПК и / или ОТ в амбулаторных условиях и / или получали домашнюю программу упражнений.

2.2. Участники

Участниками были пожилые люди в возрасте 65 лет и старше, проживающие в сообществе метро Ванкувера, у которых был перелом бедра (проксимального, среднего или дистального отдела бедра) за 12 месяцев до сбора данных.Все участники исследования, как из группы вмешательства, так и из контрольной группы, были приглашены принять участие в этом качественном подисследовании. Демографические данные участников представлены в таблице 1.


Пол
Женщины 32 (64%)
Мужчины 18 (36%)
Семейное положение
Женат 27 (54%)
Вдовец 8 (16%)
Разведен / разведен 5 (10%)
Холост 10 (20%)
Возраст
65–74 года 14 (28%)
75–84 года 22 (44%)
85+ лет 14 (28%)
Условия проживания
Одинокие 21 (42%)
Проживание с кем-то (супругом, другом или членом семьи) 9 0035 29 (58%)
Окончил среднюю школу
Да 45 (90%)
Образование
Закончил высшее образование 33 (66%)
Коморбидность (2+ диагноза хронического состояния)
Нет хронических состояний 11 (22%)
2–4 хронических состояния 26 (52%)
5–6 хронических состояния 10 (20%)
7+ хронических состояний 3 (6%)

Общие хронические состояния включают (в порядке степени выраженности): артрит, нарушение зрения , остеопороз, астма, ХОБЛ, стенокардия, болезни сердца, неврологические заболевания, инсульт, сосудистые заболевания, диабет, желудочно-кишечный тракт, депрессия, беспокойство, слух, дегенеративные заболевания и ожирение.
2.3. Сбор данных

Три обученных интервьюера провели по телефону интервью продолжительностью примерно 20 минут (диапазон 5–30 минут) с 50 участниками через 6 месяцев (средний момент) и 12 месяцев (окончательный) после набора. Интервьюеры вели подробные записи во время интервью. Эти записи были затем дословно расшифрованы интервьюером. На каждой точке сбора данных 48 участников согласились завершить интервью, при этом 45 участников приняли участие в обоих интервью.Те, кто отказался участвовать в обоих качественных интервью, не включены в описанные результаты. Вопросы, задаваемые на каждом собеседовании, приведены в таблице 2. В соответствии с нашей этикой все наши данные были деидентифицированы, и были использованы псевдонимы.


6 месяцев 12 месяцев

Каковы были ваши первоначальные ожидания от процесса восстановления после перелома бедра? Почему вы решили присоединиться к этому исследованию после того, как сломали бедро?
Удалось ли вам возобновить все действия до перелома? Удалось ли вам достичь своих целей в отношении восстановления и вернуться к деятельности, которая была до перелома?
Есть ли у вас какие-либо цели вернуться к своим обычным занятиям? Какую пользу вы получили от участия в исследовании?
Что мы можем сделать в дальнейшем в связи с вашим участием в исследовании? Что мы могли бы сделать лучше в связи с вашим участием в исследовании?

2.4. Анализ данных

Все данные были деидентифицированы и организованы в формат вопросов и ответов перед импортом в NVivo 10®, компьютерную программу анализа данных (QSR International, 2015). Для начального структурного кодирования использовался дедуктивный подход, чтобы создать широкую структуру кодирования априори на основе цели каждого вопроса интервью, такой как ожидания участников и цели их восстановления, их способность возобновить свою деятельность до разрушения и их причины присоединения. В исследовании.После этого первого цикла кодирования мы использовали индуктивный подход для проведения второго цикла описательного кодирования и третьего цикла построчного кодирования, чтобы гарантировать присвоенные коды (т. Е. Короткие описательные заголовки, присвоенные части транскрипции. ) были репрезентативными для ответов участников [11]. Мы записали заметки о процедурах и решениях, принятых во время анализа данных, и размышления о возникающих темах в рефлексивном журнале. Исследовательская группа собиралась, чтобы обсудить кодирование и предварительные результаты после каждого цикла кодирования.Эти обсуждения послужили основой для следующего цикла кодирования и сгенерировали вопросы для изучения с помощью исследовательских запросов в NVivo 10, например: «Какие факторы поддержали участников, которые достигли своих целей восстановления?» и «С какими трудностями столкнулись участники во время выздоровления?» Использование запросов было ценным для анализа пересечения кодов, частоты ответов и роли выбранных переменных в опыте восстановления участников. Окончательная кодовая книга и результаты этих запросов обсуждались в исследовательской группе до тех пор, пока не был достигнут консенсус по основным темам данных.Исследователи согласны с тем, что данные были насыщены, поскольку в последних интервью не возникало никаких новых тем.

3. Результаты

Были обнаружены три основных темы для описания опыта выздоровления пациентов: (1) управление ожиданиями, (2) физическая активность и (3) жизнь после перелома. Несмотря на то, что эти темы различаются, они имеют важные пересечения, которые пересекают опыт пациента при восстановлении после перелома бедра, от предоперационных ожиданий их восстановления до процессов, которые поддерживают или препятствуют вовлечению в реабилитацию.

3.1. Управление ожиданиями

Участников попросили описать их ожидания в отношении восстановления после перелома бедра. Для 16% участников период восстановления был таким, как они ожидали. Однако для 62% участников процесс восстановления оказался не таким, как они ожидали, часто из-за продолжительности времени, необходимого для восстановления, и появления неожиданных послеоперационных осложнений, которые 18% участников описали как наиболее неожиданное событие в их выздоровлении. .По словам хирурга, большинство участников ожидали, что полностью выздоровеют в течение 6 или менее месяцев после операции по поводу перелома бедра.

«Врач сказал, что через 3 недели я буду чувствовать себя хорошо, а через 6 недель я вернусь ко всему, но это не так. Это немного удручает. Это было долго". Элла, женщина, 80 лет.

Источник и тип информации, которую пациенты получают перед операцией, играют важную роль в формировании реалистичных ожиданий относительно их выздоровления.Те, кто имел высокий уровень вовлеченности и интересовался перспективами друзей и членов семьи, которые имели личный опыт в послеоперационном восстановлении после перелома бедра или читали советы прошлых пациентов на досках сообщений в Интернете, оправдали их ожидания лучше, чем те, кто этого не сделал. Один участник прокомментировал, что он не знал, чего ожидать до операции, и что ему было сложно получить достаточно информации, чтобы оправдать свои ожидания. Они указали, что «трудно, когда информация пугает [sic] или неверна.

«Как пациенты мы находимся в очень невыгодном положении, потому что не знаем, какие вопросы задавать. … Я не знала… чтобы спросить, какие могут быть побочные эффекты или остаточные проблемы. И я не знаю, как это обойти, потому что хирурги отличные и компетентно отвечают на все вопросы, которые я задавал, но я не могу ожидать, что они расскажут мне все, что знают. Я попробовал поискать информацию в Google, но там не было того обсуждения, которое я искал в Интернете. Разговаривая с другим человеком, у которого был перелом бедра, я понимаю, что опыт может быть совсем другим ». Роберт, 87 лет.

Сохранение нереалистичных ожиданий увеличивает риск разочарования и неудовлетворенности, когда уровень восстановленных функциональных способностей не соответствует первоначально установленным ожиданиям.

«Я думал, что буду на 100% или более или менее, как был раньше… Я был очень оптимистичен… Это займет гораздо больше времени, чем я думал. Думаю, можно сказать, что я разочарован. Но я смотрю статистику таких людей, как я, и думаю, что у меня все хорошо. Я могу жить с этим, когда смотрю на то, что происходит с другими людьми ». Маргарет, женщина, 81 год.

Для трех участников невыполнение их ожиданий отбивало у них желание продолжать заниматься реабилитационными упражнениями, чувствуя, что прогресса практически нет.

3.2. Физическая активность

Тема «Физическая активность» описывает роль сохранения активности и активности после операции по поводу перелома бедра. Для нескольких участников сохранение активности было средством восстановления автономии и контроля над процессом выздоровления посредством поведения, которое, как они считали / ожидали, напрямую способствовало их выздоровлению, например, прогулки на свежем воздухе и посещение занятий физическими упражнениями или сеансов физиотерапии.Несколько участников объяснили свою способность вернуться к деятельности до перелома своей самоопределенной мотивацией; например, Дорин заявила: «Потому что я хотела», а Эстер указала: «Я была полна решимости, что сделаю».

Для некоторых их постоянная вера в то, что вы должны продолжать двигаться во время восстановления после перелома бедра, проистекает из их оптимизма и акцента на сохранении позитивного настроя (например, ожидание будущих положительных результатов), а также их уверенности в том, что нужно продолжать действовать перед лицом проблемы, такие как боль или медленный прогресс.

«Я бы сказал, что психологическое отношение очень важно. Говоря с другими об исследовании и почему я участвую, некоторые не хотят… они говорят, что это больно, но я этого не говорю, я просто работаю над этим. Это то, что говорит физиотерапевт, для вашего же блага, и этот позитивный настрой важен ». Этель, женщина, 90 лет.

Другие сообщили, что перестали выздоравливать и прекратили выполнение упражнений после месяцев отсутствия прогресса и ощущения уныния и неудовлетворенности.Через 6 месяцев после включения в исследование один участник прокомментировал:

: «Я бы не сказал, что у меня есть настоящая цель [выздоровления], потому что она [мобильность] не изменится». Клара, женщина, 80 лет.

Комментарий Клары резко контрастирует с комментариями Дорин и Эстер, отражая ее предполагаемое отсутствие контроля над своей способностью изменить свой функциональный результат. Те, кто участвовал в прогрессивной программе упражнений, будь то через клинику B4 или свои собственные домашние упражнения, прокомментировали, как ежедневные упражнения давали им возможность оценить свой прогресс в течение периода восстановления:

«Я вижу, что у меня все еще есть предстоит долгий путь.Это хорошо, это [упражнения] показывает мне, как я могу стать лучше ». Джулиус, мужчина, 93 года.

Для большинства участников упражнения и другие физические нагрузки были важной частью их выздоровления. Внутри группы вмешательства это выразили 60% участников по сравнению с 52% участников контрольной группы. Хотя в контрольной группе не было какой-либо официальной программы физической активности во время исследования, многие из них по-прежнему занимались физической активностью с помощью собственной физиотерапии или программы домашних упражнений.Для нескольких участников поддержание активности было важным фактором при лечении боли.

«Когда я не делаю упражнений, у меня болит бедро, и я говорю себе, что так тебе и надо, ты не делаешь упражнения». Вера, женщина, 90 лет.

Среди участников, которые не принимали активного участия в упражнениях, некоторые отметили, что они знали, что им следует делать больше, или выразили намерение начать заниматься деятельностью в ожидании результата другого недуга или состояние в их жизни.Причины невыполнения упражнений включали побочные эффекты лекарств, осложнения от других состояний здоровья, боль, летаргию, плохую погоду и отсутствие реабилитационной поддержки (то есть желание большего количества физиотерапевтических услуг, чем им было предложено). Несколько участников выразили мнение, что им нужно подождать, пока их тело не заживет больше, прежде чем они смогут безопасно тренироваться, и, следовательно, с меньшей вероятностью будут заниматься физическими упражнениями.

3.3. Есть жизнь после перелома

Эта тема отражает взгляды участников на их возвращение к жизни и деятельности до перелома.Участники преимущественно подразделялись на две категории выздоравливающих: тех, кто возобновил свою деятельность до перелома или ее адаптированную версию, и тех, кто чувствовал, что никогда не восстановится до своей функциональной способности до перелома. Те, кто возобновили свою деятельность до перелома, с большей вероятностью будут больше заниматься лечением и реабилитацией после перелома. Эта перспектива побудила их принять участие в новых занятиях (например, физиотерапия, домашние упражнения или регулярные прогулки на свежем воздухе) или изменить свои действия перед переломом, чтобы приспособиться к измененному уровню функциональных возможностей (т.е., гибкая регулировка цели).

«… в течение 6 месяцев до того, как были удалены винты, была некоторая боль, но это не было препятствием [для моей деятельности]. Я нашла способы ходить без боли. [Что это было?] Ну, когда я поднимался по крутым склонам, я шел на цыпочках ». Роберт, мужчина, 87 лет.

Те, кто описал возвращение к своей деятельности до перелома, часто подчеркивали важность сохранения позитивной перспективы на протяжении всего периода выздоровления, чтобы смягчить чувство разочарования или депрессии при медленном прогрессировании.Это было реализовано в их повседневной жизни за счет сознательной оценки достигнутых небольших успехов и создания гибкого графика для их целей выздоровления.

«Я немного изменил то, что делаю, и думаю, что делаю это намного медленнее. Я занимаюсь всем остальным, что делал раньше… Я ходил намного лучше [раньше]. Теперь я не знаю, смогу ли я когда-нибудь, я концентрируюсь, и это рутинная работа ». Маргарет, женщина, 81 год.

Когда участники обсуждали свой прогресс, часто отмечали, что, хотя они лучше, чем были в начале периода восстановления, они все еще не вернулись туда, где были до бедра. перелом.

«Все еще работаем над улучшением баланса, большей силы, лучшей скорости. Я рассказываю об этом другим, и они говорят, что у меня все хорошо, и, возможно, я для своего возраста, но я не там, где был раньше. … Езда на велосипеде лучше, а катание на лыжах по бездорожью - это нормально, но я не так изящно спускаюсь по лестнице - я держусь крепко, когда никого нет, и колеблюсь. И я не думаю, что это просто психическое ... Я больше устаю, думаю, это связано с аэробной силой и выносливостью. … Я просто не там, где был раньше ». Элла, женщина, 80 лет.

Некоторые участники описали свое выздоровление в виде процента от их способностей до перелома бедра.

«Я прошел довольно обширную физиотерапию ... после [операции] бедра, и я вышел с чувством 95%». Мартин, мужчина, 80 лет.

На последнем собеседовании участников спросили, достигли ли они целей выздоровления, которые они перед собой поставили. Одна участница ответила, что «после перелома есть жизнь», и, хотя она не достигла своих целей в области мобильности, она рассматривает свое выздоровление как долгосрочное путешествие, требующее долгосрочного участия в ее реабилитационных мероприятиях (т.е.g., домашние упражнения, регулярные прогулки на свежем воздухе). Для участников, которые рассказали, что в прошлом они были физически активными, эта точка зрения отражает продолжение их деятельности до перелома. Для других, особенно для людей старше 85 лет, «жизнь после перелома» обретается благодаря способности заниматься деятельностью, приносящей удовольствие в их жизни, например посещениями с членами семьи (т. Е. Социальным участием). Среди всех участников люди старше 85 лет чаще выражали чувство признательности по поводу потери функциональных способностей, чем более молодые участники.Это часто связывали с прогрессированием других хронических состояний или их возрастными ожиданиями. Чтобы преследовать и поддерживать персонально значимые цели деятельности, люди, казалось, корректировали свои цели в ответ на (воспринимаемые) потери в своих функциональных способностях.

«Я реалистично оцениваю свои цели. Я знаю, что в моем возрасте я не смогу вернуться ко всем тем занятиям, которые раньше делал ». Стэнли, мужчина, 93 года.

Участники также обсудили важность социальной поддержки в период послеоперационного восстановления.Для тех, кто живет с супругом или другим членом семьи, семья часто описывается как инструмент поддержки в повседневной деятельности и поощрения к занятиям реабилитационными упражнениями. Хотя для большинства участников была важна забота о медицинском персонале, те, кто жили одни, выражали огромную признательность за этот источник поддержки. Ежемесячные телефонные звонки, связанные с исследованием, для проверки успеваемости участников также были описаны как важный источник социальной поддержки и мотивации среди некоторых участников.

«Я чувствовал себя в безопасности, зная, что вы и другие [научные сотрудники] девочки следили за моими успехами, и что если что-то пойдет не так, я могу позвонить - я не знаю, поможет ли это, но это дало у меня хорошее предчувствие ». Дороти, женщина, 93 года.

4. Обсуждение

Перелом бедра - серьезное жизненное событие, которое имеет важные последствия для личной идентичности пожилых людей [12], риска смертности [13] и общих затрат на здравоохранение [ 14].Тема «Управление ожиданиями» подчеркивает ожидания участников в отношении их выздоровления и жизненного опыта. Участники часто рассказывали, что их хирург сказал им ожидать периода восстановления продолжительностью 6 месяцев, прежде чем они смогут вернуться к своей обычной деятельности до перелома. Люди часто недооценивают время, необходимое для восстановления после перелома бедра [15], особенно когда не принимается во внимание риск осложнений [16]. В то время как некоторые исследования предполагают, что большая часть выздоровления происходит в первые 6 месяцев после операции [16], другие предполагают, что восстановление может занять до года или дольше [12], с потерей до 25% функциональной способности перед переломом, остающейся в течение у некоторых пациентов [15, 17].В одном исследовании только 39% пациентов с переломом бедра полностью вернулись к уровню подвижности до перелома через год [16]. Результаты реабилитации могут быть еще хуже среди пациентов, находящихся на длительном лечении, поскольку они часто не получают того же уровня доступа к реабилитационным услугам, что и те, кто проживает в сообществе [18].

В результате многие пациенты идут на выздоровление, не зная или неправильно проинформированных о продолжительности времени, необходимом для выздоровления, и о действиях, которые лучше всего поддержат их выздоровление.Эта проблема усугубляется отсутствием информации, предоставляемой пациентам [19], либо из-за ограниченных ресурсов, либо из-за отсутствия понимания того, что нужно пациентам для выздоровления, либо из-за недостаточного участия пациента (или некоторой комбинации). Как показали наши результаты, дезинформация может еще больше усугубить отказ от выздоровления [20, 21]. Предоставление пациентам более реалистичных сроков выздоровления сопряжено с трудностями, учитывая неоднородность пациентов с переломом бедра.

В этом выпуске подчеркивается необходимость более широкого обмена информацией и предоперационного консультирования о целях хирургического вмешательства, риске осложнений, ожидаемой продолжительности выздоровления с учетом типа перелома пациента, а также о важности ранней мобилизации и интеграции упражнений на равновесие и силы для восстановление [15]. Использование предоперационной системы классификации было предложено в качестве способа оценки характеристик пациентов как средства поддержки практикующих врачей для получения более персонализированного прогноза ожидаемого графика выздоровления для своих пациентов; таким образом улучшая их способность привлекать пациентов и соответствующим образом планировать реабилитационные услуги [22].Такой подход служит для управления ожиданиями пациентов и дает им возможность повысить приверженность программе реабилитации, даже если прогресс может быть медленнее, чем ожидалось [19, 23]. Более глубокое понимание опыта пациентов может еще больше повысить способность практикующих врачей отвечать на вопросы, которые пациенты не знают, чтобы задать, увеличивая вероятность того, что информация, которую они получают, является точной и применимой к их конкретному состоянию и перелому.

Сохранение активности и выполнение упражнений на равновесие и силовые упражнения - одна из наиболее эффективных послеоперационных мер по возвращению пациентов к их функциональным возможностям до перелома и самостоятельному передвижению [20, 24].Участие в физической активности обсуждалось участниками, которые подчеркнули важность реабилитационных услуг, таких как физиотерапия, не только для обучения пациентов упражнениям, которые они могут выполнять для улучшения их функциональных результатов, но и для их мотивации не отставать от упражнений, если они будут прогрессировать. изначально не реализовано. Одна участница нашего исследования описала совет своего врача просто больше ходить после того, как она спросила об участии в физиотерапии; однако упражнения, прописанные физиотерапевтами, могут лучше использовать движения, необходимые для выполнения повседневных жизненных действий, и, как таковые, лучше подготовить пациентов к возвращению к этим занятиям, чем просто ходьба [21].

В соответствии с предыдущими исследованиями, участники исследования чаще всего сообщали о препятствиях для занятия физической активностью: боль из-за осложнений во время выздоровления [21, 25], отсутствие информации о том, что они могут физически делать, не препятствуя выздоровлению [26], низкая мотивация или принятие измененного уровня функциональных возможностей [25, 27]. Внутриличностные психосоциальные факторы (например, позитивное отношение, оптимизм, ожидания, мотивация, самоэффективность и полученный результат) и получение социальной поддержки от семьи, друзей и медицинских работников также могут играть важную роль в выздоровлении [12 , 21].

В нашем исследовании три участника сообщили о прекращении физических упражнений после того, как не увидели ожидаемого прогресса через 6 месяцев после хирургического вмешательства. Это согласуется с предыдущей теорией изменения поведения и исследованиями, которые предполагают, что (нереалистичные) ожидания, которые не соответствуют жизненному опыту, приводят к неудовлетворенности и, в конечном итоге, к отключению (например, [28]). Другие участники продолжили назначенную им физиотерапию, но выразили мнение, что упражнения не влияют на их выздоровление.Для этих участников отказ от упражнений может отражать не только неудовлетворенность ожидаемым выздоровлением, но и отсутствие предполагаемого контроля над своей способностью влиять на изменение их функционального результата. Однако большинство участников описали заметное улучшение своих функциональных способностей с течением времени в результате их постоянного участия в физических упражнениях, например, назначенных их физиотерапевтом. Для этих участников упражнения сыграли жизненно важную роль в их выздоровлении, и многие участники выразили признательность за полученные физиотерапевтические услуги.

Для тех участников, которые объяснили свое выздоровление своим собственным желанием участвовать в физической активности, которая служила для них способом контролировать восстановление своих функциональных способностей. Комментарии, сделанные этими участниками, также отражают высокий уровень воспринимаемой уверенности в своей способности (т. Е. В самоэффективности) участвовать в программах упражнений и прогрессировать в своих упражнениях по мере их восстановления. Исследования показывают, что повышение уровня самоэффективности пациентов может эффективно повысить приверженность к упражнениям и улучшить функциональные результаты [8, 29–31], особенно в первые 6 месяцев после хирургического вмешательства [32, 33].Приверженность к лечению еще больше возрастает, когда упражнения включаются в распорядок дня пациентов [21], и начинают происходить улучшения в передвижении и функциональных способностях [21, 28]. Помимо самоэффективности, приписывание прогресса в выздоровлении своим собственным усилиям (например, посредством постоянного участия в деятельности) / наличие внутреннего локуса контроля было связано с большей независимостью в выполнении повседневной деятельности и более низким уровнем инвалидности [34].

Исследования показали, что в период между 6 и 12 месяцами после перелома шейки бедра пожилые люди с большей вероятностью испытают снижение приверженности к программам упражнений в результате повышенного страха падения, боли, связанной с появлением осложнений или новым состоянием здоровья. проблемы [31], низкая самоэффективность или отсутствие ответственности за прекращение групповых или домашних упражнений [35].Поэтому важно, чтобы реабилитационные вмешательства включали в себя компоненты, которые в послеоперационном периоде снижают уровень самоэффективности пациентов за счет постоянного взаимодействия со специалистами по реабилитации.

Исследования подходящего места и продолжительности проведения реабилитационной программы для пожилых людей, выздоравливающих после перелома бедра, неоднозначны. В то время как некоторые исследования показывают, что краткосрочные программы снижают риск зависимости от специалистов здравоохранения и лучше способствуют функциональной независимости [36] и повышают самоэффективность [20], другие предполагают, что функциональные успехи, достигнутые в течение начального периода восстановления, могут быть потеряны после программа прекращения [37], что делает более идеальной расширенную программу амбулаторной реабилитации с прогрессивной тренировкой [32].Было обнаружено, что участие в расширенных амбулаторных программах в течение как минимум 6 месяцев дает ощутимые улучшения в мышечной силе, балансе и скорости ходьбы пациентов по сравнению с участием только в программе домашних упражнений низкой интенсивности [32]. При измерении через год после перелома шейки бедра те, кто участвовал в расширенных программах амбулаторной реабилитации, также имели более высокий уровень воспринимаемого здоровья [32], уверенности в ходьбе [33], самоэффективности [33] и качества жизни [38], вероятно, это результат улучшения их функциональных способностей во время продолжительной реабилитации [39].

Некоторые исследователи утверждали, что в долгосрочных программах нет необходимости, учитывая, что большинство улучшений функциональных способностей происходит в первые 4–6 месяцев после перелома бедра до выхода на плато [16], на что другие утверждают, что это можно преодолеть путем увеличения интенсивность лечебной физкультуры и целенаправленное улучшение баланса пациента, силы колен и скорости походки на протяжении всего периода восстановления [24]. Хорошо известно, что интеграция программ амбулаторной и прогрессивной реабилитации в план оказания помощи после переломов необходима для улучшения силы пациента, баланса и функциональной независимости в выполнении повседневной деятельности [16, 33].Программы, в которых используются элементы обоих типов программ реабилитации, такие как сочетание краткосрочной стационарной программы с долгосрочной прогрессивной амбулаторной программой на срок до 4-6 месяцев с интегрированным компонентом баланса и силы, могут компенсирует снижение приверженности пациентов лечению и дает наилучшие функциональные результаты [16, 20, 24, 40, 41]. Мы поддерживаем модель, которая включает постоянное взаимодействие.

Последняя тема нашего исследования освещала взгляд участников на жизнь после перелома бедра.Три участника нашего исследования описали чувство депрессии после перелома бедра, что не редкость для пациентов, выздоравливающих после такого события со здоровьем [42]. Также часто пациенты испытывают повышенный страх падения после перелома шейки бедра [36], что может препятствовать их занятиям физическими упражнениями, способствующими их выздоровлению (например, ходьба на открытом воздухе, равновесие и силовые упражнения) [37, 38]. Ограничивая свое участие в этой деятельности, пациенты подвергаются большему риску последующего перелома [24] в течение как минимум 10 лет после первоначального перелома [43].

Факторы, поддерживающие или ускоряющие выздоровление после перелома бедра, включают сохранение мотивации и решимости участвовать в физических упражнениях (в больнице и после выписки дома), стратегии саморегулирования, такие как постановка целей и планирование, социальная поддержка, позитивный настрой, участие в поведении, способствующем укреплению здоровья (например, правильное питание, регулярные физические упражнения и прием соответствующих лекарств), и благоприятная физическая среда, способствующая физической активности (например, пешеходная зона) [44].Получение качественной помощи от поставщиков медицинских услуг (например, хирурга, физиотерапевта и семейного врача) также может повлиять на выздоровление пациентов. Когда медицинские работники ведут себя позитивно и дружелюбно, предоставляют адекватную информацию о процессе выздоровления и отвечают на вопросы пациентов, результаты выздоровления могут улучшиться [44].

Предыдущее исследование показало, что пациенты с более позитивным взглядом на свое выздоровление, как правило, проявляют больше признаков устойчивости [45] и имеют лучшие функциональные результаты [46].В нашем исследовании некоторые участники объясняли свое положительное отношение успехами, достигнутыми в их выздоровлении. Может случиться так, что люди, которые более позитивно относятся к своему опыту выздоровления, с большей вероятностью воспользуются доступной им реабилитационной поддержкой и продолжат заниматься физическими упражнениями в течение более длительного периода времени, чем те, кто разочаровывается, если не полностью восстановился после выполнения своих упражнения деятельности [47]. В нашем исследовании социальная поддержка через поддержку членов семьи и исследователей помогла развить это позитивное мышление и сохранить мотивацию к продолжению реабилитационного пути.

Четыре участника, которые не достигли своих первоначальных целей выздоровления в нашем исследовании, обсудили важность не сдаваться, корректировать свои цели и продолжать занятия, которые они могут в пределах своих возможностей (т. Е. Склонность к адаптации, гибкая корректировка целей в ответ на потеря / физические ограничения). Эта способность принимать свои обстоятельства была связана с выражением устойчивости у пожилых взрослых участников других качественных исследований [48, 49]. Для других их совпадение с темой «есть жизнь после перелома» подразумевается в буквальном смысле, как это описывается их признательностью за то, что они остались живы после такого, как травмирующее, событие для здоровья.Обсуждение участниками процесса выздоровления от перелома бедра как долгосрочного процесса подчеркивает их продолжение жизнедеятельности с учетом новых взглядов. Исследования показали, что жизнь после перелома включает в себя широкий круг вопросов, которые выходят за рамки реабилитации самостоятельного передвижения и функциональной реабилитации [12, 50]. Как и в предыдущих исследованиях, адаптация моделей путешествий, участие в повседневных делах, запись на занятия по упражнениям в местном общественном центре и более высокая осведомленность о рисках падений - это лишь некоторые из способов, которыми участники продолжали жить после перелома [ 12, 28].

Ограничения исследования . Целью нашего исследования было изучить опыт пациентов, выздоравливающих после перелома бедра, среди тех, кто участвовал в рандомизированном контролируемом исследовании. Хотя темы, выявленные в этом исследовании, отражают опыт пациентов от предоперационного до послеоперационного периода, было выявлено несколько ограничений. Во-первых, интервью не записывались на звук. Хотя во время телефонных собеседований интервьюеры записывали энергичные записи и стенограммы цитат, они не отражают стенограммы ответов участников.Это могло привести к предвзятости регистратора, когда решение интервьюера о том, какая информация считается важной, может повлиять на то, что записывается. Продолжительность интервью также была короче, чем обычно для полуструктурированного интервью, и может отражать время телефонного звонка. Еще одно ограничение состоит в том, что участники в целом были очень физически активной группой. Таким образом, их опыт может не отражать «типичного» пожилого взрослого, перенесшего операцию по поводу перелома бедра. Однако было обнаружено сходство между темами, определенными в этом исследовании, и темами других исследований, в которых использовались качественные методы для описания восстановления пожилых людей после перелома бедра [12, 51, 52].Эти согласованности расширяют совокупность знаний в этой области и обеспечивают более прочную основу для предложения рекомендаций для практики. Мы также отмечаем, что размер исследования 50 участников в одном центре и соотношение женщин и мужчин почти 2: 1 ограничивают обобщаемость наших результатов.

5. Заключение

Наше исследование охватило опыт группы участников, которые были достаточно активны во время восстановления после перелома бедра. Несмотря на то, что период восстановления не был тем, на что участники ожидали, большинство из них смогли вернуться к некоторым действиям до разрушения, хотя и с необходимыми адаптациями, внесенными в деятельность для этого.Управляя ожиданиями, сохраняя активность и поддерживая участие в деятельности, которая улучшает качество жизни человека (например, упражнения, участие в общественной жизни), пожилые люди могут возобновить свою жизнь после перелома бедра.

Конфликт интересов

Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов.

Благодарности

Эта работа была поддержана рабочим грантом Канадского института исследований в области здравоохранения (CIHR), демонстрационными проектами в области мобильности и старения, а также Общей больницей Ванкувера (VGH) и Фондом больниц Университета Британской Колумбии (UBC).Доктор Симс-Гулд получил поддержку от Канадских институтов исследований в области здравоохранения присуждением новых исследователей и премией Майкла Смита за научные исследования в области здравоохранения. Доктора Эша поддерживает председатель Tier 2 Canada Research Chair. Авторы благодарят участников исследования за потраченное время и готовность поделиться своим опытом и мнениями о переломе бедра. Они также хотели бы поблагодарить Центр здоровья и мобильности бедра за поддержку, Ванкувер, Британская Колумбия, Канада.

.

Проспективное последующее исследование среди проживающих в общинах мужчин и женщин старше 60 лет

Цель . Восстановление ходьбы на свежем воздухе после перелома бедра важно для равноправного участия в жизни общества. Причины плохого восстановления до конца не изучены. В этом исследовании изучается восстановление ходьбы на открытом воздухе и связанные с этим факторы после перелома бедра. Методы . Проспективное последующее исследование среди клинической выборки 81 пациента с переломом шейки бедра старше 60 лет, проживающего в сообществе.Ощущаемые трудности при ходьбе на открытом воздухе и на дистанции 500 метров оценивались до перелома, при выписке домой (3,2 ± 2,2 недели после операции) и в среднем через 6,0 ± 3,3 недели после выписки. Были оценены потенциальные детерминанты восстановления при ходьбе. Модель линейной скрытой траектории использовалась для анализа изменений во время наблюдения. Связь между траекториями ходьбы и потенциальными детерминантами была проанализирована с помощью модели логистической регрессии. Результаты . Были обнаружены две траектории: от уровня сложности до минимума и катастрофического уровня.Тридцать восемь процентов участников оказались на Катастрофической траектории при ходьбе на открытом воздухе и 67% - на 500 метров. Многомерный логистический регрессионный анализ показал, что использование приспособлений для ходьбы и падение в помещении до перелома и продолжительная боль были независимо связаны с катастрофическим снижением обоих основных исходов: трудности при ходьбе на открытом воздухе и 500 метров. Выводы . Большая часть пожилых людей, проживающих в общинах, выздоравливающих после перелома бедра, испытала катастрофический спад в ходьбе на открытом воздухе.Признание прогнозов выздоровления на ранней стадии позволяет проводить индивидуальную реабилитацию.

1. Введение

Плохое восстановление после перелома шейки бедра причиняет значительные страдания пациентам и ложится финансовым бременем на социальный сектор и сектор здравоохранения. Восстановление способности ходить после перелома шейки бедра необходимо для восстановления нормальной жизни пациентов. Причины плохого восстановления до конца не изучены. В нескольких исследованиях изучалось восстановление ходьбы после перелома бедра [1–3].Тейлор и др. [3] сообщили, что во время стационарной реабилитации, в среднем через четыре недели после перелома шейки бедра, пациенты испытывали улучшение способности ходить и физических факторов, независимо от боли или равновесия. Однако в среднем через три месяца после выписки они сообщали о боли, плохом равновесии и страхе падения, а также о снижении подвижности на открытом воздухе, способности ходить и участвовать в общественной деятельности.

Переезд на улицу необходим для обеспечения независимости пожилых людей, проживающих в общинах.Трудности при ходьбе на открытом воздухе вызывают проблемы неравенства, поскольку для доступа к общественным услугам и участия в жизни общества требуется достаточная способность ходить. Поэтому важно устранить все препятствия для прогулок на свежем воздухе [4]. Возможность ходить даже на небольшое расстояние на открытом воздухе может иметь важное значение для успешной и независимой жизни дома. Более того, среди людей с ограниченными возможностями ходьбы занятия на свежем воздухе могут помочь сохранить физическое функционирование [5].

При выписке из больницы пациенты с переломом шейки бедра обычно получают письменную программу домашних упражнений.Однако ни соблюдение программы, ни восстановление подвижности после перелома систематически не отслеживаются [6]. Было установлено, что первые недели после перелома бедра имеют решающее значение для выздоровления. Однако признается отсутствие поддерживаемой выписки, долгосрочного наблюдения и плановой индивидуальной долгосрочной реабилитации [7].

Целью этого исследования было изучить восстановление ходьбы на открытом воздухе в течение первых десяти недель после перелома бедра среди мужчин и женщин старше 60 лет, проживающих в общинах.Кроме того, мы исследовали факторы, связанные с различными траекториями ходьбы после перелома бедра.

2. Материалы и методы
2.1. Участники

В этом исследовании используются исходные данные рандомизированного контролируемого исследования (ISRCTN53680197). Это проспективный план наблюдения, охватывающий в среднем первые десять недель после перелома бедра, а также ретроспективные данные о трудностях при ходьбе до перелома. Подробное описание дизайна исследования и набора участников было опубликовано ранее [6].Вкратце, медицинские карты пациентов с переломом шейки бедра были пересмотрены с 1.3.2008 по 31.12.2010. Все пациенты, соответствующие критериям включения (> 60 лет, амбулаторные, проживающие в общинах, прооперированные по поводу перелома шейки бедра или вертела и проживающие в десяти муниципалитетах Центральной Финляндии), были проинформированы об исследовании в течение стационарного периода после операции (). Из них 161 заинтересовались исследованием, и их посетил один из исследователей. В итоге было набрано 136 человек.Пациенты, страдающие серьезными проблемами памяти (MMSE <18), алкоголизмом, тяжелыми сердечно-сосудистыми, легочными или прогрессирующими заболеваниями или тяжелой депрессией (BDI-II> 29) были исключены. Всего в исследовании участвовал 81 человек.

2.2. Этическое одобрение

Исследование проводилось в соответствии с этическими принципами, изложенными в Хельсинкской декларации. Комитет по этике Округа здравоохранения Центральной Финляндии одобрил исследование (K-Sshp Dnro56 / 2007). Все участники дали письменное информированное согласие до участия в исследовании.

2.3. Измерения

Первичные результаты исследования, самооценка трудностей при ходьбе на открытом воздухе и на расстоянии 500 метров, оценивались в трех различных временных точках: (1) до перелома, выявленного в больнице, в среднем через несколько дней после перелома, (2) при выписке из больницы. в больнице или медицинском центре и (3) недели после выписки домой. Вопросы были сформулированы следующим образом: «Трудно ли вам ходить на улице / 500 метров?» со следующими вариантами ответа: (1) способный справиться без затруднений, (2) способный справиться с некоторыми трудностями, (3) способный справиться с большими трудностями, (4) способный справиться только с помощью другого человек, и (5) не может справиться даже с помощью.Для анализа траектории варианты 4 и 5 были объединены из-за низкой частоты отклика в последней категории.

2.3.1. Информация до перелома

Демографические данные и хронические заболевания, присутствующие не менее трех месяцев, были собраны из медицинских записей больниц и медицинских центров. Коморбидность рассчитывалась как количество хронических заболеваний. Кроме того, сообщалось о диагнозах остеоартроза, остеопороза и диабета. Использование приспособлений для ходьбы на открытом воздухе и падения в помещении и на открытом воздухе в течение предыдущего года были собраны с помощью анкеты во время стационарного периода.Падения были разделены на «без падений» и «один или несколько падений».

2.3.2. Информация о больнице

Диагноз перелома бедра, тип операции и самый низкий уровень гемоглобина после операции были собраны из медицинских записей. Тип операции был разделен на фиксацию (внутренняя фиксация шейки бедра и экстра- / интрамедуллярная фиксация перелома вертела), гемиартропластика и полная замена тазобедренного сустава. Сообщается время от перелома до операции, продолжительность периода пребывания в стационаре и время от выписки до лабораторных исследований.

2.3.3. Информация при выписке

Поскольку ранняя мобилизация после перелома бедра связана с восстановлением ходьбы [8], мы оценили ощущаемые трудности при ходьбе в больничной палате. Вопрос был сформулирован следующим образом: «Как вам удается передвигаться по палате?» Варианты ответа: (1) справиться без труда, (2) справиться с некоторыми трудностями, (3) справиться с большими трудностями, (4) справиться только с помощью другого человека и (5) не может справиться даже с помощью.Они были разделены на «нетрудно» (1) и «сложность» (2) - (5). Боль, связанная с движением на сломанной стороне, оценивалась с помощью вопроса «Есть ли у вас неприятная боль в пояснице / бедре / колене на сломанной стороне, которая мешает вам двигаться?» Боль считалась связанной с движением, если она влияла на движение хотя бы в одном из участков при выписке. Наличие хронических заболеваний и использование рецептурных лекарств, в том числе обезболивающих, подтверждалось предварительно структурированной анкетой, рецептами и медицинскими записями.

2.3.4. Информация через 6 недель после выписки

Измерения физической работоспособности проводились в исследовательской лаборатории. Противопоказания для безопасного участия оценивал врач [9].

Функциональный баланс был измерен с использованием шкалы баланса Берга [10], которая оценивает способность человека выполнять различные задачи, связанные с навыками сидения, вставания, достижения, поворота, взгляда через плечо и стоя на одной ноге. .Способность выполнять каждое из 14 заданий оценивается от 0 (неспособность) до 4 (безопасно и независимо). Максимальный балл - 56, более высокие баллы указывают на лучший функциональный баланс.

Максимальную изометрическую силу разгибания колена измеряли на сломанной и не сломанной стороне с помощью регулируемого динамометрического кресла (Good Strength, Metitur LTD, Палокка, Финляндия). При статистическом анализе сила разгибателя колена согласовывалась с массой тела. К голеностопному суставу прикрепляли тензодатчик с фиксированным углом наклона колена 60 градусов от полного разгибания.Нога была выпрямлена с максимальной силой, и участникам было рекомендовано приложить максимальное усилие во время измерения. Измерение повторяли не менее трех раз до тех пор, пока не прекратилось улучшение. При анализе использовалась лучшая производительность. Максимальную изометрическую силу захвата доминирующей руки измеряли с помощью регулируемого динамометрического стула (Good Strength, Metitur LTD, Палокка, Финляндия). Динамометр крепился к подлокотнику кресла с углом локтя 90 градусов.Ручку сжимали как можно сильнее, и измерение повторяли не менее трех раз до тех пор, пока не исчезло улучшение. При анализе использовалась лучшая производительность.

Уровень боли в пояснице, бедре и колене с обеих сторон тела в течение последней недели оценивался с помощью визуальной аналоговой шкалы (ВАШ) [11]. Использовалась леска 100 мм без номеров. Сводный индекс рассчитывался по всем шести переменным ВАШ. Масса тела измерялась в килограммах, а рост - в сантиметрах.

2.4. Статистический анализ

Для анализа траекторий использовался подход модели смеси роста, который позволяет идентифицировать подгруппы населения, следующие схожим траекториям восстановления, и отделяет их от других подгрупп. Ключевым свойством этого подхода является то, что подгруппы не известны заранее, но их наличие определяется на основании данных. Модель смеси включает две (или более) скрытые группы, параметры траектории которых оцениваются одновременно вместе с вероятностями принадлежности каждого человека к этим группам.Вероятности членства можно использовать для описания четкости различий между двумя группами с помощью суммарной статистической энтропии, которая колеблется от нуля до единицы, где значение, близкое к единице, указывает на однозначную группировку [12]. Модели смеси роста в последнее время использовались при анализе траекторий различных типов переменных [13–17], но в меньшей степени для результатов упорядоченных категорий. Внутри скрытых подгрупп модель роста была приспособлена к данным, позволяя параметрам роста модели варьироваться в латентных группах.Внутри скрытого класса (масштабированная) пороговая структура переменных отклика в пределах временной точки и категории отклика была смоделирована в соответствии с где - большое среднее, и - коэффициенты линейного и квадратичного роста соответственно. Коэффициент описывает разделение категорий во временных точках, и мы позволили разделению варьироваться в зависимости от времени, оценивая фактор, зависящий от порога. В первый момент времени мы установили единицу для первой категории ответа в скрытых группах, чтобы установить ее в качестве эталонной категории.Вектор дизайна представляет контраст для конкретной временной точки. Эта структура модели позволяет разделить структуру траекторий на параметры роста, как линейные, так и квадратичные, а также другие типы различий в вероятностях отклика, которые мы будем называть нелинейными. Оценщик максимального правдоподобия, использованный в анализах, позволял сохранить участника в анализе, если по крайней мере с одной временной точки было непропущенное измерение.

Из-за небольшого размера выборки мы использовали трехэтапную стратегию при анализе данных восстановления после ходьбы.Сначала была выполнена модель ростовой смеси. Во-вторых, мы сравнили групповые различия траекторий для каждого детерминанта индивидуально, используя непараметрический критерий медианы для непрерывных переменных и критерий хи-квадрат для дискретных переменных. Непараметрические тесты использовались из-за ненормальности непрерывных измерений. В-третьих, моделирование логистической регрессии было выполнено для оценки детерминант, которые были индивидуально связаны с траекториями ходьбы. В модель были включены детерминанты, которые существенно различались между траекториями, за исключением частоты остеоартроза при ходьбе на 500 метров.Мы наблюдали, что логистическая регрессия с остеоартритом в качестве предиктора привела к квазиполному разделению, когда оценка параметра максимального правдоподобия не существует [18]. Проблема связана с частотой диагнозов остеоартроза нижних конечностей: 19% в группе траектории катастрофы и ни одного в группе траектории «нет - минор». В Модели I каждый детерминант представлял собой единственную регрессию вероятности попадания в группу катастрофических траекторий. В Модели II вероятность катастрофической траектории группы была предсказана по всем статистически значимым переменным в моменты времени исследования (до перелома, выписки, через шесть недель после выписки).Все модели были скорректированы по возрасту и полу. Кроме того, была рассчитана C-статистика, которая использовалась в качестве индекса дискриминации в полностью скорректированных моделях логистической регрессии.

Модели траекторий были оснащены программой Mplus (версия 6; Muthén & Muthén 2011). Описательная статистика и групповые сравнения проводились с использованием R-среды (версия 2.12.2; R Development Core Team 2011). Проверка независимости хи-квадрат проводилась с использованием gmodels R-пакета (версия 2.15.1), C-статистика с R-пакетом rms (версия 3.6.3) и логистическая регрессия с IBM SPSS Statistics для Windows (версия 19.0; Армонк, Нью-Йорк: IBM Corp.).

3. Результаты

Шестьдесят три (78%) из 81 участника были женщинами, средний возраст составлял годы. Пятьдесят два участника (64%) имели перелом шейки бедренной кости и 29 - перелом вертела. Время от перелома до операции составляло в среднем дни, продолжительность стационарного периода - недели, а время от выписки до лабораторных исследований - недели.

Ходьба на открытом воздухе и ходьба на 500 метров оценивалась у 79 (98%), 73 (90%) и 81 (100%) участников трех волн измерений. При ходьбе на свежем воздухе () и ходьбе на 500 метров () параметрический тест отношения правдоподобия [19] показал, что две группы с большей вероятностью, чем одна, учитывали траектории сложности. Мы назвали эти траектории траекториями малой сложности и траекториями катастроф. Примечательно, что трудности с подвижностью увеличились в обеих группах, и у большинства участников не наблюдалось восстановления до состояния до перелома.

3.1. Ходьба на открытом воздухе

На Рисунке 1 показаны траектории трудностей при ходьбе на открытом воздухе (энтропия: 0,73), а также совокупный процент людей в пределах категории ответа в каждую из трех временных точек. Мы обнаружили, что на траектории от уровня сложности до минимума () наблюдалось криволинейное развитие (линейное; квадратичное), которое рассматривается как начальное снижение и выравнивание совокупных процентов. В эту траекторию вошли участники без трудностей с мобильностью до разрушения.При выписке 42% из них, а через шесть недель после этого 26% сообщили об отсутствии трудностей при ходьбе на свежем воздухе. На траектории катастрофы () мы наблюдали линейное ухудшение () с течением времени. Двадцать два процента участников катастрофической траектории сообщили об отсутствии каких-либо трудностей до разрушения. Трудности с подвижностью усилились при выписке и продолжали увеличиваться через шесть недель после этого. Почти половине участников катастрофической траектории потребовалась помощь другого человека при прогулке на свежем воздухе при выписке (44%) и через 6 недель после выписки (46%).

3.2. Ходьба на 500 метров

На рисунке 2 показаны кумулятивные проценты модели траектории трудностей при ходьбе на 500 метров (энтропия: 0,78). В целом, траектория от уровня сложности "нет до незначительной" () имела низкий уровень сложности, а структура траектории объяснялась линейным снижением (). Ни у одного из участников траектории легкой и меньшей сложности не было трудностей при ходьбе до перелома. При выписке 57% и через шесть недель после этого 63% участников сообщили о некоторых трудностях.В группе катастрофических траекторий мы наблюдали криволинейное развитие (линейное; квадратичное). На траектории катастрофы 19% не смогли пройти 500 метров без помощи другого человека до перелома. Воспринимаемые трудности резко возросли после перелома, так как при выписке 58% и через 6 недель после выписки 48% нуждались в помощи другого человека.

3.3. Различия в группах траекторий

Основными детерминантами, связанными с траекториями ходьбы на открытом воздухе (таблица 1), были более высокая частота использования вспомогательных приспособлений для ходьбы и падений в помещении в течение предыдущего года, более длительный период госпитализации и более болезненная боль при выписке в Катастрофе. по сравнению с группой сложности «Нет - минор».Через шесть недель после выписки участники катастрофической траектории сообщили о значительно большей боли в нижней части тела, чем участники траектории «от нулевой до незначительной». По сравнению с участниками Катастрофической траектории функциональный баланс был лучше, а сила разгибателя колена на неповрежденной стороне больше на траектории от No-до-незначительной сложности, что отражает ухудшение общей физической функции в Катастрофической траектории через несколько недель после возвращения к жизни. в обществе.


Траектория Бинарная логистическая регрессия
Нетрудностей до незначительных Катастрофически значение Модель I e Модель II f
OR (95% CI) OR (95% CI)

Демографические данные и информация до разрушения
Возраст 50 0.362
Женщины (%) 50 42 (84) 31 21 (68) 0,087
Высота тела (см) 50 0,489
Масса корпуса (кг) 50
.

4 метода обнаружения трещин | Трещины в горных породах и поток жидкости: современное понимание и применение

данных отражения. Данные отражения и передачи могут использоваться итеративно для последовательного улучшения сейсмического изображения подповерхностных областей (Lines, 1991). Эти процедуры обычно называют сейсмической томографией отражения и применяются к поверхностным измерениям. Интегрированная схема для волнового уравнения и томографической инверсии скважинных данных также была предложена Праттом и Голти (1991).

Акустическая эмиссия

Акустическая эмиссия (АЭ) обычно сопровождает рост трещин. Эти микросейсмические события, содержащие измеряемые частоты от 10 до 1000 Гц, могут быть обнаружены на расстояниях в несколько сотен футов в компетентных породах (Lacy and Smith, 1989) и часто указывают на присутствие зоны трещин, а не на отдельную изолированную трещину (Wills et al. др., 1992). Из лабораторных и мелкомасштабных полевых экспериментов известно, что сейсмические сигналы генерируются во время и после процесса гидроразрыва (Lockner and Byerlee, 1977; Solberg et al., 1977).

Акустическая эмиссия была использована для вывода эффектов закачки жидкости и гидроразрывов в масштабах от лаборатории до месторождения (Pearson, 1981; Batchelor, 1982; Majer, McEvilly, 1982; Majer et al., 1983; Majer and Doe, 1986). . Акустическая эмиссия используется для определения местоположения флюидов, закачиваемых в "плотную" породу. В течение многих лет сейсмологи, занимающиеся землетрясениями, занимались характеристикой сейсмических сигналов, генерируемых в результате скольжения по неоднородности в земле; АЭ не отличаются, за исключением их размера.AE используются для определения свойств динамического источника (ориентация трещины, размеры, ориентация скольжения, временная история скольжения и распределение напряжений) из сейсмических сигналов.

Преобладающим механизмом в этих сигналах является сдвиг, а не скольжение при растяжении. Из-за относительно высокой частоты AE он может предлагать метод мониторинга в реальном времени с более высоким разрешением, чем измерения наклона или магнитные измерения. В прошлом в большинстве случаев для обнаружения волн P и / или S использовались однокомпонентные или многокомпонентные датчики либо на поверхности земли (если нет выветрившейся покрывающей породы), либо в соседней скважине (Power et al., 1976; Смит и др., 1978; Ниланд и Дюссо, 1983). В важном крупномасштабном полевом эксперименте Бариа и Грин (1986) наблюдали, что когда вязкая жидкость используется для закачки, AE с большей вероятностью будут событиями растяжения, тогда как закачиваемые жидкости с более низкой вязкостью приводят к событиям сдвига.

При более глубоких закачках вероятнее всего проскальзывание на уже существовавших трещинах при наличии большого дифференциального напряжения. В таком случае изменение порового давления с большей вероятностью вызовет разрушение из-за сдвига на ранее существовавших плоскостях.(Однако следует иметь в виду, что такая активность АЕ возможна без значительного потока жидкости.) С другой стороны, если будут созданы новые трещины, можно ожидать разрушения при растяжении. В случае затирки давление поддерживается значительно ниже точки разрушения, поэтому разрывов при растяжении не должно происходить. В этом случае решающим является вопрос о связи активности НЯ с потоком жидкости. Означает ли активность НЯ поток жидкости в той же области

.

Реабилитация

Что такое реабилитация?

Реабилитация определяется как « набор вмешательств, направленных на оптимизацию функционирования и снижение инвалидности лиц с нарушениями здоровья во взаимодействии с окружающей средой. » .

Проще говоря, реабилитация помогает ребенку, взрослому или пожилому человеку быть максимально независимым в повседневной деятельности и дает возможность участвовать в образовании, работе, отдыхе и значимых жизненных ролях, таких как забота о семье.Это достигается путем устранения основных состояний (таких как боль) и улучшения того, как человек функционирует в повседневной жизни, помогая ему преодолевать трудности с мышлением, зрением, слухом, общением, едой или перемещением.

Любой человек может нуждаться в реабилитации в какой-то момент своей жизни после травмы, операции, болезни или болезни, или из-за того, что с возрастом его функции ухудшились.

Некоторые примеры реабилитации включают:

Реабилитация в значительной степени ориентирована на человека, а это означает, что меры и подход, выбранные для каждого человека, зависят от его целей и предпочтений. Реабилитация может быть предоставлена ​​в самых разных условиях, от стационарных или амбулаторных больниц до частных клиник или местных сообществ, например, на дому.

Персонал реабилитации состоит из различных специалистов в области здравоохранения, включая физиотерапевтов, эрготерапевтов, логопедов и лингвистов, ортопедов и протезистов, а также врачей физической медицины и реабилитации.

Преимущества реабилитации

Реабилитация может уменьшить воздействие широкого спектра состояний здоровья, включая болезни (острые или хронические), болезни или травмы. Он также может дополнять другие медицинские вмешательства, такие как медицинские и хирургические вмешательства, помогая достичь наилучшего возможного результата.Например, реабилитация может помочь уменьшить, контролировать или предотвратить осложнения, связанные со многими состояниями здоровья, такими как травма спинного мозга, инсульт или перелом.

Реабилитация помогает свести к минимуму или замедлить инвалидизирующие последствия хронических заболеваний, таких как сердечно-сосудистые заболевания, рак и диабет, путем оснащения людей стратегиями самоконтроля и вспомогательными средствами, которые им требуются, или путем устранения боли или других осложнений.

Реабилитация - это инвестиция, приносящая выгоду как для отдельных людей, так и для общества.Это может помочь избежать дорогостоящей госпитализации, сократить продолжительность пребывания в больнице и предотвратить повторную госпитализацию. Реабилитация также позволяет людям получать образование и получать оплачиваемую работу, оставаться независимыми дома и сводить к минимуму потребность в финансовой поддержке или поддержке со стороны попечителя.

Реабилитация является важной частью всеобщего охвата услугами здравоохранения и ключевой стратегией для достижения цели 3 в области устойчивого развития - «Обеспечение здорового образа жизни и содействие благополучию для всех в любом возрасте».

Заблуждения о реабилитации

Реабилитация предназначена не только для людей с хроническими или физическими недостатками.Скорее, реабилитация - это основная медицинская услуга для любого человека с острым или хроническим заболеванием, нарушением или травмой, ограничивающим функционирование, и поэтому она должна быть доступна всем, кто в ней нуждается.

Реабилитация - это не роскошная медицинская услуга, доступная только тем, кто может себе это позволить. Это также не дополнительная услуга, которую можно попробовать только тогда, когда другие меры по предотвращению или лечению состояния здоровья не работают.

Чтобы в полной мере реализовать социальные, экономические и медицинские преимущества реабилитации, своевременные, высококачественные и доступные реабилитационные мероприятия должны быть доступны для всех.Во многих случаях это означает начало реабилитации, как только выявлено заболевание, и продолжение реабилитации наряду с другими медицинскими вмешательствами.

Неудовлетворенная глобальная потребность в реабилитации

Во всем мире около 2,4 миллиарда человек в настоящее время живут с заболеванием, которое требует реабилитации. В связи с изменениями, происходящими в здоровье и характеристиках населения во всем мире, эта предполагаемая потребность в реабилитации в ближайшие годы будет только возрастать.

Люди живут дольше, при этом количество людей старше 60 лет, по прогнозам, удвоится к 2050 году, и все больше людей живут с хроническими заболеваниями, такими как диабет, инсульт и рак. В то же время сохраняются постоянные травмы (например, ожоги) и нарушения развития ребенка (например, церебральный паралич). Эти состояния здоровья могут влиять на функционирование человека и связаны с повышенным уровнем инвалидности, при которой реабилитация может быть полезной.

Во многих частях мира эта растущая потребность в реабилитации практически не удовлетворяется.Более половины людей, живущих в некоторых странах с низким и средним уровнем доходов и нуждающихся в реабилитационных услугах, не получают их. Пандемия COVID-19 привела к новому увеличению потребностей в реабилитации, а также вызвала серьезный сбой в работе существующих реабилитационных служб в 60-70% стран мира.

Глобальные потребности в реабилитации по-прежнему не удовлетворяются из-за множества факторов, в том числе:

Реабилитация при ЧС

Стихийные бедствия, такие как землетрясения или вспышки болезней, а также опасности, вызванные деятельностью человека, включая конфликты, терроризм или промышленные аварии, могут вызвать огромные потребности в реабилитации в результате травм или болезней. Они также одновременно нарушают работу существующих служб и оказывают наибольшее влияние на наиболее уязвимые группы населения и самые слабые системы здравоохранения.

Хотя важная роль реабилитации в чрезвычайных ситуациях признана в клинических и гуманитарных рекомендациях, она редко рассматривается как часть готовности системы здравоохранения и раннего реагирования. В результате ранее существовавшие ограничения в реабилитационных услугах усиливаются, оказание медицинских услуг становится менее эффективным, а люди, непосредственно затронутые этим заболеванием, подвергаются риску ухудшения и инвалидности.

Ответ ВОЗ

Для того, чтобы реабилитация полностью раскрыла свой потенциал, усилия должны быть направлены на укрепление системы здравоохранения в целом и на включение реабилитации в медико-санитарную помощь на всех уровнях системы здравоохранения, а также на всеобщий охват услугами здравоохранения.

В 2017 г. ВОЗ выступила с инициативой «Реабилитация 2030», в которой подчеркивается необходимость укрепления системы здравоохранения и содержится призыв ко всем заинтересованным сторонам во всем мире объединиться для работы в различных приоритетных областях, включая: улучшение лидерства и управления; формирование сильного мультидисциплинарного персонала реабилитации; расширение финансирования реабилитации; и улучшение сбора данных и исследований по реабилитации.

ВОЗ отвечает на выявленные проблемы и содействует укреплению системы здравоохранения в целях реабилитации посредством:

Ссылки по теме

Работа ВОЗ по реабилитации .

Смотрите также