.
.

Расчет инфузии при ожогах


Способ определения оптимального объема инфузионной терапии при лечении ожогов

Изобретение относится к медицине, а именно к интенсивной терапии, и может быть использовано при лечении больных с ожогами, требующих проведения инфузионной терапии. Для этого определяют площадь ожоговой поверхности, физиологические потребности организма и патологические потери в течение суток, коэффициент тяжести ожоговой болезни. Затем вычисляют объем инфузионной терапии по формуле: V=K×ПОП+ФП+ПП, где V - объем инфузионной терапии в мл, К - коэффициент тяжести ожоговой болезни: 0,5 при легком ожоговом шоке; 1,0 при тяжелом ожоговом шоке; 1,5 при крайне тяжелом ожоговом шоке, ПОП - площадь ожоговой поверхности в см2, ФП - физиологические потребности организма в течение суток в мл, ПП - патологические потери в течение суток в мл. В случае самостоятельного восполнения пострадавшим физиологических потребностей и патологических потерь объем определяют по формуле: V=K×ПОП. Способ позволяет подобрать адекватный объем инфузионной терапии у ожоговых больных на протяжении всех периодов ожоговой болезни с учетом различных возрастных групп.

 

Предлагаемое изобретение относится к медицине, а именно к хирургии, травматологии, реаниматологии.

Основной проблемой является определение объема и качественного состава инфузионных сред при лечении термической травмы в различные периоды ожоговой болезни.

Вопросы лечения обширных ожоговых ран продолжают быть актуальными в настоящее время. Необходимость инфузионной терапии появляется при ожогах площадью 10% у детей, у взрослых - 15% в зависимости от локализации (Водно-электролитный и кислотно-основной баланс: пер. с англ. / Под ред. СПб.-М.: «Невский Диалект» - «Издательство БИНОМ», 1990. - 320 с.).

Ожоги вызывают гиповолемию из-за массивного перемещения жидкости из внутрисосудистого пространства во внесосудистое и экссудации ее через поврежденную кожу. Наиболее быстрые потери жидкости происходят в первые часы после травмы при постепенном замедлении их темпа через 48 часов (Интенсивная терапия ожоговой болезни. / Клигуненко Е. [и др.]. - М.: МЕДпрессинформ, 2005. - 144 с.).

При ожогах испарение воды через поврежденную кожу значительно возрастает. Этому не препятствует наличие ожогового струпа. Испарение воды через ожоговый струп в 16-20 раз превышает норму. У больных с ожогами 50% поверхности тела потеря кожного покрова ведет к испарению жидкости до 350 мл/час (Юденич В.В. Лечение ожогов и их последствий. Атлас. - М.: Медицина, 1980, 192 с.). Испарение воды с поверхности гранулирующей раны в период септикотоксемии составляет 30 мг/см2/ч (Карваял Х.Ф., Парке Д.Х. Ожоги у детей. Пер. с англ. - М.: Медицина, 1990, 512 с.).

Рецепты для инфузионной терапии, предложенные различными авторами, не являются точными, обязательными. Основанные обычно на эмпирических предпосылках, эти рецепты предназначаются для целей «общего руководства» в начале лечения. Первоначальный план лечения приходится часто менять в зависимости от биохимических, метаболических и клинических показателей состояния пациента. Догматическое проведение инфузионной терапии может иногда привести к парадоксальным состояниям. (Теория и практика лечения ожогов. Пер с англ. / Рудовский В. [и др.]. - М.: Медицина 1980, с.376).

Разработано множество схем (формул) введения коллоидных и кристаллоидных растворов для лечения ожоговых больных. В этих формулах учитываются общая площадь ожога, масса тела пациента, индекс тяжести поражения и другие показатели, общей характеристикой также является применение нижеизложенных формул на первые и вторые сутки ожогового шока.

Формула Эванса:

V=2 мл (А×В)+2000,

где А - процент обожженной поверхности тела, В - масса тела пациента. Формула применяется в 1-й день после поражения. На 2-й день количество переливаемой жидкости следует ограничить наполовину. Коллоидные растворы (плазма, альбумин, декстран, кровь) следует переливать в количестве (А×В) мл, в таком же количестве (А×В) мл применяют и растворы электролитов (раствор Рингера, полиионная жидкость, 0,9% раствор хлорида натрия) и 2000 мл раствора глюкозы для покрытия расходов на испарение (Водно-электролитный и кислотно-основной баланс. Пер. с англ. / Под ред. СПб.-М.: «Невский Диалект» - «Издательство БИНОМ», 1990. - 320 с. Теория и практика лечения ожогов. Пер. с англ. / Рудовский В. [и др.]. - М.: Медицина 1980, с.376).

Формула военно-медицинского центра в Бруке (Brooke):

V=0,5 (А×В),

V=1,5 мл (А×В)

Эта формула представляет собой модификацию формулы Эванса, в которой объемы переливаемых растворов сокращены на половину: 0,5(А×В), но увеличен объем электролитов: 1,5 мл (А×В). В настоящее время формула Брука применяется более широко, чем формула Эванса (Водно-электролитный и кислотно-основной баланс. Пер. с англ. / Под ред. СПб.-М.: «Невский Диалект» - «Издательство БИНОМ», 1990. - 320 с. Теория и практика лечения ожогов. Пер. с англ. / Рудовский В. [и др.]. - М.: Медицина. 1980, с.376).

Формула Кристоля-Берлинга (Cristol, Berling):

V=0,5 мл (А×В)+2500 мл

По этой формуле тяжело обожженным рекомендуется переливать коллоидные растворы в количестве 0,5 мл (А×В), а глюкозы и электролитов в стандартном объеме 2500 мл (Теория и практика лечения ожогов: Пер с англ. / Рудовский В., [и др.]. - М.: Медицина. 1980, с.376).

Формула Мейера (Moyer):

V=4 мл (А×В)

По этой формуле переливаются только растворы электролитов в виде раствора Рингера, подщелаченного лактатом натрия до рН 8,2. На 2-й день объем жидкости уменьшают наполовину (Теория и практика лечения ожогов: Пер с англ. / Рудовский В. [и др.]. - М.: Медицина. 1980, с.376).

Формула Гате-Квиличини (Gate, Guilichini):

V=5% × МТ

Переливание жидкостей производят из следующего расчета: в первые 12 часов количество переливаемых растворов электролитов и коллоидов составляет 5% массы тела, а последующие 36 часов - в соответствии с диурезом, который, как считают авторы, должен составлять 50-70 мл/час. (Теория и практика лечения ожогов. Пер с англ. / Рудовский В. [и др.]. - М.: Медицина. 1980, с.376.)

Формула Пессерау (Pessereau):

V=150 мл × 10 кг МТ + 300 мл × 10 кг

Pessereau предлагает следующий способ инфузионной терапии: 150 мл растворов коллоидов на 10 кг массы тела в течение первых часов; 300 мл растворов электролитов (с бикарбонатом натрия) на 10 кг массы тела в течение следующих 5 часов; в дальнейшем возмещение жидкости производится в соответствии с состоянием обмена и диуреза (Теория и практика лечения ожогов. Пер с англ. / Рудовский В. [и др.]. - М.: Медицина. 1980, с.376).

Формула MGH:

V=125 мл (плазмы) × %ПОП + 15 мл × %ПОП + 2000(раствор глюкозы)

По способу Массачусетского главного госпиталя в течение первых 24 ч вводят 125 мл плазмы на каждый 1% обожженной поверхности тела, 15 мл растворов электролитов на 1% обожженной поверхности, 2000 мл 5% раствора глюкозы. В течение следующих 24 часов - объем переливаемой жидкости составляет 1/2 объема перелитого в течение 1-го дня и 2000 мл 5% раствора глюкозы (Теория и практика лечения ожогов: Пер с англ. / Рудовский В. [и др.]. - М.: Медицина. 1980, с.376).

Бюджет Мура (Moore):

V=10% МТ + 2500 (5% раствор глюкозы)

Объем переливаемой жидкости в виде коллоидов и изотонических растворов электролитов в течение первых 48 часов составляет 10% массы тела (МТ) и распределяется следующим образом: 1/2 объема в первые 12 часов, 1/4 в следующие 24 часа. Кроме того, на потери с потоотделением в течение первого дня добавляется 2500 мл 5% раствора глюкозы (Теория и практика лечения ожогов: Пер с англ. / Рудовский В. [и др.]. - М.: Медицина. 1980, с.376).

Формула Филлипса (Phillips):

«Двойной 0». Объем жидкости, который необходимо перелить в течение первого периода после ожога, получают при прибавлении 00 к проценту обожженной поверхности тела. Такой же объем переливают в течение следующих 16 ч. Из переливаемого объема 1000 мл составляет 5% раствор глюкозы, остальная жидкость - разные объемы коллоидов и электролитов. Способ инфузионной терапии по формуле двойного нуля может быть использован в случае массовых ожоговых поражений (Теория и практика лечения ожогов. Пер с англ. / Рудовский В. [и др.]. - М.: Медицина. 1980, с.376).

Формула «пять и десять процентов»

При ожогах, занимающих менее 25% поверхности тела, в течение первых 24 ч переливаемый объем жидкости составляет 5% массы тела; при ожогах, занимающих более 25% поверхности тела, - 10% массы тела. На второй день объем жидкости уменьшается до 1/2 или 1/3 первоначального. 1/4 часть расчетного объема состоит из коллоидов, а остальная - из раствора глюкозы, электролитов и щелочных растворов. Способ инфузионной терапии с использованием данной формулы применяется исключительно для взрослых (Теория и практика лечения ожогов. Пер с англ. / Рудовский В. [и др.]. - М.: Медицина. 1980, с.376).

Согласно формуле №1 (Карваял Х.Ф., Парке Д.Х. Ожоги у детей. Пер. с англ. - М.: Медицина, 1990, 512 с.).

V=2-4 мл × % ОПО × МТ;

с поправкой L.E. Gelin (цит. пл. Х.Ф.Карваял, Д.X.Паркс, 1990) при легком ожоговом шоке исходное количество инфузатов составляет 2, при тяжелом - 2,5 и крайне тяжелом - 3 мл.

По формуле №2, предложенной В.К. Сологубом и соавт. (1978) и подтвержденной А.Г.Климовым и соавт. (1998) (Об определении объема инфузионной терапии при ожоговом шоке / Черноусов С.В., Дуров В.Б., Куликов А.А., Степанов Б.Н., Бойко В.В./: Материалы науч.-практ. конф. - Челябинск: Нижегородский НИИ травматологии и ортопедии, Институт хирургии им. А.В.Вишневского, РАМН, 1999 - 342 с.).

V=2 мл × (МТ × ИТП),

где величина индекса тяжести поражения (ИТП) при поражении 1% поверхности тела (ПТ) ожогом I-II ст. составляет 1 балл, III А ст. - 1,5 и III-IV ст. - 3 балла.

По формуле №3 (Назаров П.И. и соавт., 1994) (Об определении объема инфузионной терапии при ожоговом шоке. / Черноусов С.В., Дуров В.Б., Куликов А.А., Степанов Б.Н., Бойко В.В./: Материалы науч.-практ. конф. - Челябинск: Нижегородский НИИ травматологии и ортопедии, Институт хирургии им. А.В.Вишневского, РАМН, 1999 - 342 с.)

V=3 мл × %ОПО × МТ,

где: ОПО - общая площадь ожога

МТ - масса тела,

а по формуле №4 (Рид А.П., Каплан Дж. А., 1995) (Об определении объема инфузионной терапии при ожоговом шоке. / Черноусов С.В., Дуров В.Б., Куликов А.А., Степанов Б.Н., Бойко В.В./: Материалы науч.-практ. конф. - Челябинск: Нижегородский НИИ травматологии и ортопедии, Институт хирургии им. А.В.Вишневского, РАМН, 1999 - 342 с.)

V=2 мл × % ОПО × МТ.

Формула Паркланда (Водно-электролитный и кислотно-основной баланс. Пер. с англ. / Под ред. СПб.-М.: «Невский Диалект» - «Издательство БИНОМ», 1990. - 320 с.)

V=4 мл × вес (кг) × %ПОП,

где: ПОП - площадь ожоговой поверхности, в процентах от общей площади поверхности тела;

Скорость инфузии:

- 50% расчетного объема вводят в первые 8 часов;

- 25% - во вторые 8 часов;

- 25% - в третьи 8 часов.

Компонентность растворов у взрослых: в первые 24 часа используются только кристаллоиды (раствор Рингера с лактатом или нормотонический солевой раствор) (Интенсивная терапия ожоговой болезни. / Клигуненко Е. [и др.]; - М.: МЕДпрессинформ, 2005. - 144 с.).

Максимальная величина ОПО в этих формулах не должна превышать 50% ПТ (Черноусов С.В. Об определении объема инфузионной терапии при ожоговом шоке. / Черноусов С.В., Дуров В.Б., Куликов А.А., Степанов Б.Н., Бойко В.В./: Материалы науч.-практ. конф. - Челябинск: Нижегородский НИИ травматологии и ортопедии, Институт хирургии им. А.В.Вишневского, РАМН, 1999 - 342 с.).

Вышеперечисленные формулы применяются на первые и вторые сутки ожогового шока или применимы только к взрослому контингенту пациентов и при массовых поступлениях.

Известен способ определения объема инфузионной терапии при отморожениях, включающий определение индекса тяжести отморожения (ИТО), который вычисляют в условных единицах, а именно объем любого пальца приравнивают 1 единице, поражение до средней трети пястных костей на кисти и плюсневых костей на стопе - 10 единицам, всей кисти и половины стопы - 20 единицам, всей стопы - 40 единицам, если пострадавший поступил в адинамической стадии общего охлаждения, то к вычисленному индексу прибавляют 15 единиц, в ступорозной - 30 единиц, в судорожной - 45 единиц, а объем инфузионной терапии (V) вычисляют по формуле: V=(ИТО×M×h):3+1000,0; причем М - вес больного в килограммах; h - рост больного в метрах (патент RU, 2005 г.). Способ позволяет определить оптимальный объем жидкости для внутривенного введения, что способствует улучшению кровообращения в пораженных тканях, снижает эндогенную интоксикацию организма

Прототипом изобретения является способ определения объема инфузионной терапии по формуле Эванса:

V=2 мл (А×В) + 2000,

где:

А - процент обожженной поверхности тела,

В - масса тела пациента.

Формула применяется 1-й день после поражения. На 2-й день количество переливаемой жидкости ограничивают наполовину. Коллоидные растворы (плазма, альбумин, декстран, кровь) переливают в количестве (А×В) мл, в таком же количестве (А×В) мл применяют и растворы электролитов (раствор Рингера, полиионная жидкость, 0,9% раствор хлорида натрия) и 2000 мл раствора глюкозы для покрытия расходов на испарение.

Задачей предлагаемого изобретения является разработка способа определения объема инфузионной терапии не только в период шока, но и в последующие периоды ожоговой болезни: период острой ожоговой токсемии, период острой ожоговой септикотоксемии с учетом площади ожогов, гранулирующих и донорских ран, а также возрастных и физиологических особенностей. Предлагаемый способ может быть использован у взрослых и детей различной возрастной категории с учетом физиологических потребностей и патологических потерь.

Технический результат - адекватное проведение инфузионной терапии на протяжении всех периодов ожоговой болезни, минимизация расстройства гемостаза и микроциркуляции, ускорение эпителизации ожоговых ран.

Предлагаемый способ определения объема инфузионной терапии осуществляется следующим образом. Для расчета объема инфузионной терапии при ожогах определяют площадь ожоговой поверхности в см2, физиологические потребности организма в мл и патологические потери в мл (рвота, испарение с поверхности ран, температура больного и окружающей среды) в течение суток, коэффициент тяжести ожоговой болезни и вычисляют объем инфузионной терапии по формуле:

V=K×ПОП+ФП+ПП

где: V - объем инфузионной терапии, мл,

К - коэффициент степени тяжести ожоговой болезни (0,5 при легком ожоговом шоке; 1,0 при тяжелом ожоговом шоке; 1,5 при крайне тяжелом ожоговом шоке),

ПОП - площадь ожоговой поверхности, см2,

ФП - физиологические потребности организма в течение суток, мл,

ПП - патологические потери в течение суток, мл,

Коэффициент тяжести ожоговой болезни (К) учитывает площадь, глубину ожога, тяжесть ожоговой болезни, период ожоговой болезни (шок, острой ожоговой токсемии, острой ожоговой септикотоксемии), клинику ожоговой болезни и индивидуальные особенности каждого больного (Термические и радиационные ожоги. Руководство для врачей. / Под ред. Л.И.Герасимовой, Г.И.Назаренко. - Изд. 2-е, перераб. и доп. - М.: ОАО «Издательство Медицина», 2005. - 384 с.).

Пример: определение объема инфузионной терапии в период ожогового шока для взрослого пострадавшего массой - 70 кг, рост 170 см, площадь поражения 50% ПТ согласно предлагаемому способу по формуле: V=K×ПОП+ФП+ПП, будет представлено следующим образом:

V=1,0 × 8500 см2 + 2000 мл + 1000 мл, V=11500 мл,

где:

1,0 - коэффициент тяжести ожоговой болезни в период тяжелого ожогового шока,

8500 см2 - площадь ожоговой поверхности,

2000 мл - физиологическая потребность для человека массой 70 кг и ростом 170 см (Интенсивная терапия ожоговой болезни. / Клигуненко Е. [и др.]. - М.: МЕДпрессинформ, 2005. - 144 с. Ожоги руководство для врачей. / Парамонов [и др.]. - СПб.: СпецЛит, 2000. - 480 с.),

1000 мл - патологические потери при площади ожога 50% поверхности тела.

Определение объема инфузионной терапии в период острой ожоговой токсемии по формуле: V=K×ПОП+ФП+ПП будет представлено следующим образом:

V=0,5 × 8500 см2 + 2000 мл + 1000 мл, V=7250 мл,

где:

0,5 - коэффициент тяжести ожоговой болезни в период острой ожоговой токсемии,

8500 см2 - площадь ожоговой поверхности,

2000 мл - физиологическая потребность для человека массой 70 кг и ростом 170 см,

1000 мл - патологические потери при площади ожога 50% поверхности тела.

В том случае, когда пострадавший самостоятельно восполняет физиологические потребности и патологические потери per os,

V=0,5×8500 см2, V=4250 мл.

Определение объема инфузионной терапии в период острой ожоговой септикотоксемии по формуле: V=K×ПОП+ФП+ПП будет представлено следующим образом: V=0,5×ПОП+2000 мл + ПП, где:

0,5 - коэффициент тяжести ожоговой болезни в период ожоговой септикотоксемии,

ПОП - площадь ожоговой поверхности складывается из оставшихся ожоговых ран, поверхности гранулирующих и донорских ран,

2000 мл - физиологическая потребность для человека массой 70 кг и ростом 170 см,

ПП - патологические потери с учетом физиологического состояния больного (учитывая испарение с поверхности гранулирующих ран 0,5 мл/см2 в период токсемии и септикотоксемии, объем кровопотери с донорских ран 0,5 мл/см2 (Карваял Х.Ф., Паркс Д.Х. Ожоги у детей. Пер. с англ. - М.: Медицина, 1990, 512 с. Интенсивная терапия ожоговой болезни. / Клигуненко Е. [и др.]. - М.: МЕДпрессинформ, 2005. - 144 с. Ожоги. Руководство для врачей. / Парамонов [и др.]. - СПб.: СпецЛит, 2000. - 480 с.).

Отличительной особенностью предлагаемого способа определения объема инфузионной терапии при ожоговой травме на всей ее протяженности является определение коэффициента тяжести ожоговой болезни, площади ожоговой поверхности (гранулирующих и донорских ран) в см2, а не в %, физиологических потребностей и патологических потерь в мл. При этом качественный состав инфузионных сред и скорость инфузии не претерпевают существенных изменений.

В доступных источниках научно-медицинской и патентной информации авторами не был найден тождественный способ определения объема инфузионной терапии при лечении ожогов у больных с термической травмой. Таким образом, заявляемое изобретение соответствует критерию "Новизна".

Исследованиями авторов доказано, что предлагаемый способ определения объема инфузионной терапии при лечении ожогов позволяет минимизировать расстройства гемостаза и микроциркуляции в периоды ожогового шока, острых ожоговой токсемии и септикотоксемии, при операциях аутодермопластики, что приводит к ускорению эпителизации ожоговых ран. Таким образом, заявляемое изобретение соответствует критерию "Изобретательский уровень".

Данным способом было пролечено 38 больных с обширными ожогами в Республиканском ожоговом центре МУ ГКБ №18. Во всех случаях был достигнут указанный технический результат.

Приводим примеры клинического использования предлагаемого способа.

Пример №1

Больной Н. 10 лет И.Б. №20084 поступил в Республиканский ожоговый центр МУ ГКБ №18 г.Уфы в 2007 г. с диагнозом: ожог II-IIIАВ-IV степени туловища, верхних и нижних конечностей 50% (30%). Травма пламенем. При поступлении ожоговый шок крайне тяжелой степени. Проводилась инфузионная терапия в период шока в условиях отделения реанимации ожогового центра. Расчет объема инфузионной терапии за сутки проводили по предлагаемому способу: V=K×ПОП+ФП+ПП,

V=1,0 × 4250 см2 + 1500 мл + 1000 мл, V=6750 мл,

где:

1,0 - коэффициент тяжести ожоговой болезни,

4250 см2 - ПОП,

1500 мл - физиологическая потребность ребенка 10 лет,

1000 мл - патологические потери (испарение с поверхности ран, рвота).

В период острой ожоговой токсемии суточный объем инфузионной терапии:

V=K×ПОП+ФП+ПП,

V=0,5 × 4250 см2 + 1500 мл + 1000 мл. V=4625 мл.

В период острой ожоговой септикотоксемии (на 40-е сутки) суточный объем инфузионной терапии: V=K×ПОП+ФП+ПП,

V=0,5 × 2000 см2 + 0 мл + 500 мл, V=1500 мл,

где:

0,5 - коэффициент тяжести ожоговой болезни,

2000 см2 - площадь оставшихся ожоговых и гранулирующих ран,

0 мл - физиологические потребности ребенок восполнял самостоятельно,

500 мл - патологические потери (повышенное испарение с поверхности ран в связи с использованием флюидизирующей установки).

Проведено 5 операций аутодермопластики. Выписан в удовлетворительном состоянии через 90 дней с момента травмы.

Пример №2

Больной X., 50 лет, И.Б. №20140, поступил в Республиканский ожоговый центр МУ ГКБ №18 г.Уфы в 2007 г. с диагнозом: ожог нижних конечностей, туловища II-III А степени 40%. Травма горячей водой. При поступлении - ожоговый шок тяжелой степени. Инфузионная терапия в период шока в условиях отделения реанимации ожогового центра по методике расчета предлагаемого способа определения расчетного объема инфузионной терапии при лечении ожогов.

V=K×ПОП+ФП+ПП,

V=1,0 × 8500 см2 + 2000 мл + 1000 мл, V=11500 мл,

где:

1,0 - коэффициент тяжести ожоговой болезни,

8500 см2 - ПОП,

2000 мл - физиологическая потребность,

1000 мл - патологические потери (испарение с поверхности ран).

В период токсемии V=K×ПОП+ФП+ПП,

V=0,5 × 8500 см2 + 0 мл + 0 мл, V=4250 мл,

где:

0,5 - коэффициент тяжести ожоговой болезни,

8500 см2 - площадь оставшихся ожоговых и гранулирующих ран,

0 мл - физиологические потребности,

0 мл - патологические потери,

т.к. восполнение физиологических и патологических потерь производилось per os. Эпителизация ран самостоятельная, больной выписан через 40 дней с момента травмы в удовлетворительном состоянии.

Предлагаемый способ легко воспроизводим в условиях стационара и при его использовании достигается указанный технический результат. Таким образом, заявляемое изобретение соответствует критерию «Промышленная применимость».

Способ определения объема инфузионной терапии при ожоговой болезни, характеризующийся тем, что определяют площадь ожоговой поверхности, физиологические потребности организма и патологические потери в течение суток, коэффициент тяжести ожоговой болезни и вычисляют объем инфузионной терапии по формуле:

V=K·ПОП+ФП+ПП,

где V - объем инфузионной терапии, мл;

К - коэффициент тяжести ожоговой болезни: 0,5 при легком ожоговом шоке; 1,0 при тяжелом ожоговом шоке; 1,5 при крайне тяжелом ожоговом шоке;

ПОП - площадь ожоговой поверхности, см2;

ФП - физиологические потребности организма в течение суток, мл;

ПП - патологические потери в течение суток, мл,

а в случае самостоятельного восполнения пострадавшим физиологических потребностей и патологических потерь объем определяют по формуле

V=K·ПОП.

findpatent.ru

Ожоги у детей. Инфузионная терапия

Инфузионная терапия

Диапазон растворов, применяемых при инфузионной терапии у ожоговых больных, чрезвычайно широк — от чистых коллоидов до комбинации коллоидов-кристаллоидов и до исключительно кристаллоидных растворов. В составе любого из переливаемых растворов обязательно должен быть натрий. Принципы, используемые для расчетов необходимого объема жидкости у взрослых пациентоп, не могут быть перенесены в педиатрию.

Совершенно иные соотношения поверхности тела и массы и более высокая скорость метаболических процессов в детском возрасте приводят к значительным ошибкам, когда эти расчеты применяются у детей. Наиболее рационально использование модифицированной формулы Паркланда, предусматривающей ежедневное введение раствора

Рингерлактата из расчета 3—4 мл/кг/% ожога. Половина этого объема дается за первые 8 часов, вторая половина — за оставшиеся 16 часов. Данная схема делает инфузионную терапию простой в практическом применении, недорогостоящей и безопасной. Введение в схему коллоидных растворов увеличивает стоимость лечения, не предоставляя при этом никаких особых преимуществ.

При использовании гипертонических растворов требуются относительно малые объемы жидкости и в меньшей степени развиваются отеки, однако существует значительный риск возникновения гипернатриемии. гиперосмолярной комы, почечной недостаточности и алкалоза. В литературе существует даже описание случая центрального понтинного миелинолиза при гиперосмопярной коме у ожогового больного.

Инфузионную терапию необходимо постоянно регулировать и корригировать. В каждой данной ситуации ребенок может, в зависимости от реакции на лечение, потребовать больший или меньший объем жидкости. Более глубокие ожоги и поражение дыхательных путей значительно увеличивают потребности в жидкости.

При проведении инфузионной терапии следует ориентироваться прежде всего на состояние функции жизненно важных органов, величину диуреза и самочувствие больного. Диурез должен поддерживаться на уровне не ниже I мл/кг/час у детей с массой тела до 30 кг и не меньше 30 40 мл/час при массе тела выше 30 кг. Надежным индикатором успешности проведения жидкостной терапии является отсутствие нарушений функции внутренних органов. Этот показатель имеет большее значение, чем ориентация на поддержание определенного уровня центрального венозного давления.

Потери жидкости, связанная с увеличением проницаемости капилляров, отмечается и наибольшей степени в первые 12 часов после ожога и прогрессивно уменьшается в последующие 12 часов. Поэтому коллоиды необходимо вводить со вторых суток, в дальнейшем ежедневно повторяя их введение для поддержания альбумина сыворотки на уровне не ниже 290 мкмоль/л.

Скорость введения кристаллоидов может быть уменьшена до поддерживающего уровня и регулироваться в зависимости от диуреза. В течение вторых суток после ожога вводят 5% декстрозу в физиологическом растворе. Через 12 часов после травмы начинают питание через зонд, что улучшает функцию кишечника и стимулирует иммунные процессы.

Питание больного с ожогом

Метаболическая реакция организма ребенка на тяжелую ожоговую травму может быть рассмотрена по временной последовательности. Первые 24-48 часов характеризуются как период относительного гиперметаболизма, который сменяется фазой выраженного катаболизма и массивной потери тканевого белка и жира. Эта фаза продолжается до тех нор, пока остается открытой рана, и се течение нередко усугубляется эпизодами инфекции, ознобов, стресса, боли, беспокойства и оперативными вмешательствами. Как только раны закрыты, метаболизм начинает нормализоваться, и в этом периоде доминируют анаболические процессы с восстановлением белковых запасов в тканях и органах.

Для катаболической фазы ожоговой травмы характерно увеличение уровни кортизона, адреналина, норадреналина, глюкагона, альдостерона и антидиуретического гормона. Скорость основного обмена может при этом возрастать вдвое.

У детей с низкими запасами жира и небольшой мышечной массой быстро развиваются нарушения белкового обмена, если не обеспечено адекватное питание, поскольку через ожоговую рану происходят значительные потери белка.

Для удовлетворения калорических потребностей обожженных детей существуют различные питательные растворы и смеси, которыми обычно обеспечивают поступление 1800 ккал/м2 плюс 2200 ккал/м2 ожоговой поверхности.

Энергетические затраты больного в покое достаточно точно измеряются методом непрямой калориметрии. Данные исследований, проведенных у детей первых 3 лет жизни с ожогами более 50% поверхности тела, показали, что потребности в питании могут быть удовлетворены обеспечением 120— 200% показателей скорости основного обмена в покое. Эти цифры даже несколько меньше тех, что предусмотрены большинством растворов, применяемых у данной категории больных.

Белок должен составлять 20—25% общего калоража, углеводы — 40—50% и жиры — оставшиеся калории. Применение современных модифицированных питательных растворов и смесей снижает иммунную супрессию, интенсивность метаболических реакций и летальность, уменьшает длительность пребывания больного в стационаре и укрепляет барьерные (в отношении проникновения бактерий) свойства желудочно-кишечного тракта (ЖКТ).

Эти растворы покрывают 20% энергетических потребностей за счет сывороточного белка, 2% аргинина, 0,5% — цистина, 0,5% — гистидина и 15% — за счет липидов. Половина жировых калорий обеспечивается рыбьим жиром и 50% — растительным (сафлоровым) маслом. Оставшиеся калорические потребности удовлетворяются за счет углеводов.

Оптимальным способом питания является, несомненно, энтеральный, требующий в большинстве случаев постановки желудочного зонда. Зондовое энтеральное питание лучше усваивается в тех случаях, когда альбумин сыворотки удерживается на уровне 360 мкмоль/л или даже выше. Если при данном способе питание не усваивается, то необходимо переходить к парентеральному методу, требующему обычно постановки центрального катетера, поскольку через периферические вены редко можно обеспечить адекватный калораж.

Необходимо ежедневное измерение массы тела и расчет получаемого калоража. У больных, находящихся на зондовом питании или парентеральной гипералиментации, следует также ежедневно определять уровни сывороточных электролитов, мочевины, креатинина, альбумина, глюкозы, фосфора, кальция, гемоглобина, гематокрит. глюкозу мочи. Еженедельно исследуются показатели функции печени, преальбумин, трансферин, магний, холестерол, триглицерин.

Все обожженные дети должны получать по меньшей мере минимальную рекомендуемую суточную норму (РСН) китамиион, минеральных веществ и микроэлементов. Витамин С добавляется к вводимым растворам или смесям в количестве 5— 10 РСН, цинк — 2 РСН, витамины группы В не меньше 2 РСН.

Местное лечение ожоговых ран

Большинство (95%) ожогов у детей небольшие и могут лечиться амбулаторно. Перевязку производят дважды в день — рану промывают, очищают, наносят полимиксин В сульфат (полиспорин) или бацитрацин и накладывают марлевую повязку. Заживление обычно происходит в течение 10— 14 дней. Поверхностные небольшие ожоги можно также лечить с применением полупроницаемых синтетических пленок, которые облегчают домашний уход и уменьшают боль.

При ожогах третьей степени, когда глубина поражения не вызывает сомнений, показана некрэктомия с закрытием раны аутотраненлантатом. Вмешательство осуществляется сразу, как только стабилизирована гемодинамика. Однако важно отметить, что в ранние сроки бывает трудно определить глубину поражения, особенно при ожогах горячей жидкостью, которые как раз и встречаются у детей наиболее часто.

В то же время раннее, слишком активное хирургическое лечение всех ран при ожогах 3-й степени (даже при наличии сомнений в правильности определения глубины ожога) чревато потерей значительного количества тканей, причем порой и в тех случаях, когда рана могла бы зажить и самостоятельно без выраженного рубцевания. Поэтому при неясной глубине ожога необходимо, воздержавшись от некрэктомии, дважды в день производить перевязку (туалет раны, местные препараты) до тех пор, пока не станет возможным (по появившимся четким признакам) достоверно определить глубину поражения (это занимает обычно 10—14 дней).

Идеальные средства для местного лечения должны при использовании не вызывать болезненных ощущений и аллергических реакций, предотвращать высыхание, глубоко проникать в ожоговую рану и обладать бактерицидно-бактериостатическими свойствами. Препарат не должен ни препятствовать эпителизации, ни отрицательно воздействовать на жизнеспособные клетки. Сильваден, хотя и не является идеальным средством, но отвечает почти всем перечисленным требованиям в большей степени, чем любой другой препарат. Его применение безболезненно, дает минимальные побочные эффекты, он незначительно абсорбируется и обладает хорошим антибактериальным спектром.

При обширных ожогах более эффективна комбинация нитрата церия и сульфадиазина серебра. Компонент церия препятствует развитию грамотрицательных организмов, а сульфадиазин серебра оказывает влияние на грибковую и грамположительную флору.

Ценным препаратом продолжает оставаться мафенид, благодари своей способности проникать через ожоговый струп и активно воздействовать как на грамотрицательную, так и на грамположительную флору. Противогрибковыми свойствами он, однако, не обладает. Некоторые другие лекарства для местного применении перечислены в таблице 9-1, где в отношении каждого из них указаны преимущества, ограничения и показания к применению.

Таблица 9-1. Препараты для местного лечения


Важный аспект ухода за раной, особенно при ожогах кисти, — обеспечение конечности определенного положения. Сопутствующие ожогу отек, воспаление и ограничение движений — три главные силы, которые ведут к нарушению функции, а потому требуют соответствующих профилактических мероприятий. Лечебная гимнастика, возвышенное положение конечности, адекватная иммобилизация шиной и раннее закрытие раны способствуют снижению инвалидизации. Шину накладывают в функциональном положении кисти. Поднимание и активные упражнения руки должны начинаться в очень ранние сроки. Со всеми суставами надо заниматься активно и пассивно несколько раз в день.

Глубокие ожоги промежности не требуют хирургического отведения мочи и кала. Анализ 20-летнего опыта лечения ожогов данной локализации не выявил увеличения инфекционных осложнений, связанного с отказом от наложения кишечных и мочевых свищей.

К.У. Ашкрафт, Т.М. Холдер

Опубликовал Константин Моканов

medbe.ru

Способ определения базового объема инфузионной терапии в послешоковом периоде ожоговой болезни

Изобретение относится к медицине, а именно к интенсивной терапии, и может быть использовано при лечении больных с ожогами, для проведения адекватной внутривенной инфузионной терапии.

Ожоговая травма приводит к нарушению целостности кожного покрова, вызывает развитие ожоговой болезни. Основой ее патогенеза является системный воспалительный ответ с гиперпродукцией провоспалительных медиаторов, одним из эффектов которых является генерализованное повышение проницаемости сосудистого русла. Высокая сосудистая проницаемость приводит к транскапиллярной утечке жидкости, белков, электролитов не только через раневые поверхности, но и в окружающие ткани, что характерно для всех стадий ожоговой болезни. Наибольшие потери происходят при ожоговом шоке и при глубоких ожогах (III степень по МКБ-10). При избыточном объеме инфузионной терапии развивается гипергидратация, которая приводит к тяжелым осложнениям и даже летальному исходу.

Проблема гипергидратации и ее осложнений, а также возможности ее профилактики широко обсуждается в научной литературе (Vincent J.L. Sepsis in European intensive care units: results of the SOAP study / J.L. Vincent, Y. Sakr, C.L. Sprung et all // Crit. Care Med. - 2006. - Vol. 34. - №2. - P. 344-53; Saffle J.L. The phenomenon of "fluid creep" in acute burn resuscitation / Saffle J.L. // J. Burn Care Res. - 2007. - Vol. 28, №3. - P. 382-95; Arlati S. Decreased fluid volume to reduce organ damage: a new approach to burn shock resuscitation? A preliminary study / S. Arlati, E. Storti, V. Pradella et al. // Resuscitation. - 2007. - V. 72. - N 3. - P. 371-8).

Таким образом, для улучшения результатов лечения тяжелообожженных и снижения летальности является необходимым разработка способа определения базового объема инфузионной терапии в послешоковом периоде для профилактики гипергидратации и связанных с ней осложнений.

Из уровня техники известен способ определения оптимального объема инфузионной терапии при лечении ожогов, представленный формулой Эванса, предложенной в 1952 году и основанной на экспериментальных данных. Формула выражается уравнением:

V=m(2,0 мл*Sоб)+2000 мл, где:

V - расчетный объем внутривенной инфузии, мл,

m - масса тела пациента, в кг,

Sоб - общая площадь ожога, указанная в % п.т.

На каждый 1% ожога (как поверхностного, так и глубокого) внутривенно вводится 2,0 мл жидкости. 2000 мл 5% раствора глюкозы применяется для покрытия расходов на испарение.

Данная формула применяется в 1-е сутки после поражения. На 2 и 3 сутки объем переливаемой жидкости следует снижать. Т.е. формула применима в первые сутки шока. С 4 суток наступает стадия токсемии, которая в дальнейшем переходит в стадию септикотоксемии. В это время объем инфузионнной терапии не регламентирован. И нередко проведение инфузионной терапии приводит к парадоксальным состояниям.

Авторами настоящего изобретения были проведены исследования для определения оптимального объема инфузионной терапии в стадиях токсемии и септикотоксемии и предложена формула, которая также основывается на площади ожога и массе тела пациента. Однако формула предполагает дифференцированный подход к лечению поверхностных и глубоких ожогов. Ее отличие от формулы Эванса заключается в том, что на каждый 1% поверхностного ожога внутривенно вводится 0,5 мл жидкости, а на каждый 1% глубокого ожога - 1,5 мл жидкости. Также в послешоковом периоде отсутствует необходимость в дополнительном введении внутривенно 2000 мл 5% глюкозы в сутки.

Наиболее близким техническим решением к заявляемому является способ определения оптимального объема инфузионной терапии при лечении ожогов (RU 2349325). Согласно данному способу при поступлении в клинику у пациента определяют площадь ожоговой поверхности, физиологические потребности организма и патологические потери в течение суток, коэффициент тяжести ожоговой болезни. Затем вычисляют объем инфузионной терапии по формуле: V=K×ПОП+ФП+ПП, где V - объем инфузионной терапии в мл, K - коэффициент тяжести ожоговой болезни: 0,5 при легком ожоговом шоке; 1,0 при тяжелом ожоговом шоке; 1,5 при крайне тяжелом ожоговом шоке, ПОП - площадь ожоговой поверхности в см2, ФП - физиологические потребности организма в течение суток в мл, ПП - патологические потери в течение суток в мл. В случае самостоятельного восполнения пострадавшим физиологических потребностей и патологических потерь объем определяют по формуле: V=K×ПОП.

Однако, данный способ, как и все предыдущие, предложенные для ожогового шока, рассчитан на общую площадь поражения без учета площади поверхностных и глубоких ожогов, что не позволяет дифференцировано и адекватно рассчитать необходимый объем для пациента. Более того, к стадиям токсемии и септикотоксемии авторы применяют минимальный коэффициент тяжести ожоговой болезни (0,5), что соответствует «легкому» ожоговому шоку, хотя комбустиологам известно, что это очень тяжелые стадии ожоговой болезни, сопровождающиеся бактериемией, пневмонией, сепсисом, этапами оперативного лечения. Формула усложнена переводом площади ожога, в квадратные сантиметры. Кроме того, формула не учитывает массы тела больного, которая непосредственно связана с объемом циркулирующей крови, и которую важно учитывать.

Задачей предлагаемого изобретения является разработка способа расчета базового объема инфузионной терапии в послешоковом периоде у больных с ожогами в стадиях токсемии и септикотоксемии с учетом массы тела и площади поверхностных и глубоких ожогов.

Технический результат позволяет практически полностью исключить развитие опасного и сложно прогнозируемого осложнения гипергидратации, которое в несколько раз увеличивает у больного риск летального исхода. Технический результат достигается за счет подбора оптимального объема инфузионной терапии с учетом площади и глубины ожоговых поверхностей, массы тела больного. Результатом является сокращение сроков пребывания больного в стационаре за счет уменьшения риска развития осложнений, связанных с гипергидратацией, и снижение летальности.

Поставленная задача решается тем, что способ определения базового объема инфузионной терапии в послешоковом периоде ожоговой болезни включает определение площади поверхностных ожогов (II степень по МКБ-10) и глубоких ожогов (III степень по МКБ-10), определение возраста больного, измерение его веса, после чего вычисляют объем инфузионной терапии по формуле:

V=m(0,5Sп+1,5Sг)×K1×K2,

где: V - расчетный объем внутривенной инфузии, мл,

m - масса тела, в кг,

Sп - площадь поверхностного ожога, указанная в % п.т.,

Sг - площадь глубокого ожога, в % п.т.,

К1 - поправочный коэффициент, учитывающий возраст пациента,

К2 - поправочный коэффициент, учитывающий вес пациента,

при этом при возрасте пациента до 50 лет, K1=1, при возрасте пациента 50 лет и старше 50 лет, K1=0,8; при весе пациента m≤80 кг, K2=1, в случае, если пациент имеет избыточную массу тела m>80 кг, используют следующие значения K2:

при 80<m≤90, K2=0,9;

при 90<m≤100, K2=0,8;

при 100<m≤110, K2=0,7;

при 110<m≤120, K2=0,65;

при 120<m≤130, K2=0,60;

при 130<m≤140, K2=0,55;

при 140<m≤150, K2=0,50.

Базовый объем инфузионной терапии в послешоковом периоде рекомендуется перерассчитывать 2-3 раза в неделю с учетом уменьшения площади ожога по мере эпителизации поверхностных ожоговых ран, а также после проведения аутодермопластики - для глубоких ожогов.

Способ осуществляют следующим образом.

Для определения объема инфузионной терапии после выведения больного из шока определяют площадь поверхностных ожогов (II степень по МКБ-10) и глубоких ожогов (III степень по МКБ-10) традиционно в % от общей поверхности тела (п.т.), определяют возраст больного, измеряют его вес в кг. Затем вычисляют суточный объем инфузионной терапии по формуле:

V=m(0,5×Sп+1,5×Sг)×K1×K2, где:

V - расчетный объем внутривенной инфузии, мл

m - масса тела, в кг,

Sп - площадь поверхностного ожога, указанная в % п.т.,

Sг - площадь глубокого ожога, в % п.т,

K1 - поправочный коэффициент, учитывающий возраст пациента,

K2 - поправочный коэффициент, учитывающий вес пациента.

При возрасте пациента до 50 лет K1=1, при возрасте старше 50 лет K1=0,8.

При весе пациента до 80 кг, т.е. когда m≤80, K2=1, в случае, если пациент имеет избыточную массу тела m>80 кг (при росте 165-180 см), используют следующие значения K2:

при 80<m≤90, K2=0,9;

при 90<m≤100, K2=0,8;

при 100<m≤110, K2=0,7;

при 110<m≤120, K2=0,65;

при 120<m≤130, K2=0,60;

при 130<m≤140, K2=0,55;

при 140<m≤150, K2=0,50.

У пациентов учет данных перечисленных выше параметров позволяет оптимизировать количество вводимой жидкости.

Суммарный суточный объем внутривенной инфузии включает необходимые компоненты крови, а при глубоком ожоге свыше 30% п.т. и парентеральное питание.

Расчетные данные являются величинами динамическими: объем, рассчитанный для поверхностных ожогов, уменьшается по мере эпителизации поверхностных ожоговых ран, объем, рассчитанный для глубоких ожогов, уменьшается после аутодермопластики. Таким образом, рекомендуется производить перерасчет объема инфузионной терапии 2-3 раза в неделю, а также после выполнения операции аутодермопластики.

Клиническая апробация метода

Пример 1

Больная Г., 77 лет. Поступила 19.02.2016 с диагнозом: Ожог пламенем II-III ст. 20% п.т. (III - 14%) шеи, грудной клетки, молочных желез, передней брюшной стенки, спины, левого плеча, предплечья. Шок 3 ст. Общее состояние осложнялось сопутствующей патологией: Ишемическая болезнь сердца: постинфарктный кардиосклероз. Стенокардия напряжения 2 ФК. Гипертоническая болезнь 3 ст, 3 ст, риск 4. ХСН 2 Аст. 2 ФК по NYHA. Цереброваскулярная болезнь: хроническая ишемия головного мозга. Энцефалопатия смешанного генеза. Нарушение толерантности к глюкозе.

При поступлении определили площадь поверхностных (6% п.т.) и глубоких (14% п.т.) ожогов, массу тела - 67 кг. В шоке больная получала инфузионную терапию в объеме, рассчитанном по формуле Эванса с последующим уменьшением в течение 2 суток. С 4 суток - в периоде токсемии и далее в септикотоксемии - объем инфузионной терапии рассчитывали по предложенной формуле:

V=m*(0,5Sп+1,5Sг)=67*(0,5*6+1,5*14)*0,8=1286 мл.

Т.к. вес больной был менее 80 кг, коэффициент K2 не вводился, однако, учитывая возраст больной >50 лет, введен поправочный коэффициент K1 (0,8). Инфузионная терапия включала в себя растворы кристаллоидов, коллоиды, препараты крови по показаниям. С 4 по 30 сутки проводилось дополнительное энтеральное питание через зонд.

В дальнейшем 2-3 раза в неделю (во время плановых перевязок) проводили измерения площади поверхностных и глубоких ожогов, массы тела больной. По мере сокращения площади поверхностных ожогов производился перерасчет объема инфузионной терапии.

На 32 сутки была выполнена операция аутодермопластики на площади 7% п.т., в связи с чем, площадь глубоких ожогов сократилась на 7% п.т. К этому времени самостоятельно эпителизировались имевшиеся у больной поверхностные ожоги. С 33 суток был произведен очередной перерасчет объема инфузионной терапии на оставшиеся к этому времени 7% п.т. глубоких ожогов (вес больной снизился до 64 кг):

V=64*(1,5*7)=672 мл.

На 46 сутки был выполнен 2 этап операции аутодермопластики на 5% п.т., в связи с чем площадь глубоких ожогов сократилась с 7 до 2% п.т. В результате перерасчета объема инфузионной терапии получили следующее (вес сохранился прежний 64 кг):

V=64*(1,5*2)=192 мл.

Данный объем жидкости использовался для проведения кардиотропной терапии (вводилась «поляризующая смесь») до выписки больной из стационара.

Оставшиеся разбросанные раны общей площадью 2% п.т. зажили самостоятельно за счет рубцевания и краевой эпителизации.

На 61 сутки больная была выписана домой в удовлетворительном состоянии.

Пример 2

Больной К., 58 лет. Поступил 11.03.2016 с диагнозом: Ожог пламенем II-III ст. 38% п.т. (III - 15%) кистей, предплечий, ягодиц, бедер, голеней, стоп. Шок 3 ст.

При поступлении определили площадь поверхностных (23% п.т.) и глубоких (15% п.т.) ожогов, массу тела - 79 кг. В шоке больной получал инфузионную терапию в объеме, рассчитанном по формуле Эванса с последующим уменьшением в течение 2 суток. С 4 суток - в стадии токсемии и далее в септикотоксемии - объем инфузионной терапии рассчитывали по предложенной формуле:

V=m*(0,5Sп+1,5Sг)=79*(0,5*23+1,5*15)=2686 мл.

Т.к. вес больного был менее 80 кг, то поправочный коэффициент K2 по весу в формуле не использовался. Поскольку возраст больного превышал 50 лет, это потребовало использование в формуле поправочного коэффициента K1 - 0,8. Объем инфузионной терапии составил:

V=2686*0,8=2148,8 мл.

Инфузионная терапия включала в себя растворы кристаллоидов, коллоиды, препараты крови по показаниям. С 3 по 19 сутки проводили дополнительное энтеральное питание через зонд.

В дальнейшем во время плановых перевязок (2-3 раза в неделю) проводили измерения площади поверхностных и глубоких ожогов, массы тела больного. По мере сокращения площади поверхностных ожогов производили перерасчет объема инфузионной терапии. К 20 суткам поверхностные ожоги зажили, осталось 15% п.т. глубоких ожогов. Произведен перерасчет инфузионной терапии (масса тела составила 72 кг):

V=72*(1,5*15)*0,8=1296 мл.

На 25 сутки больному была выполнена аутодермопластика на площади 15% п.т., а с 26 суток инфузионная терапия была отменена. Аутодермотрансплантаты прижились. Донорские раны зажили в срок.

На 44 сутки в удовлетворительном состоянии больной был выписан домой.

edrid.ru

Расчет объема инфузионной терапии — Мегаобучалка

1-е сутки, ИТ = 2*(% • МТ) + 2000 (% - площадь ожога в процентах,МТ - масса тела больного (кг) )

Объем коллоидных растворов = % • МТ; Объем кристаллоидных растворов = % • МТ; 2000 мл - объем 5% раствора глюкозы; 2/3 суточного объема жидкости вводится в первые 8 часов, 1/3 в течение оставшихся 16 часов.

Объем инфузии на вторые сутки. 2-е сутки, мл = 1/2 объема, введенного в 1-е сутки

Инфузионная терапия при ожоговом шоке имеет цель наряду с устранением гиповолемии коррекцию содержания натрия, который в больших количествах покидает сосудистое русло (0,5-0,6 ммоль на 1% ожога/кг массы тела). Поэтому при нормотонии инфузию начинают с раствора Рингера или изотонического раствора хлорида натрия. При гипотензии терапию начинают с коллоидных растворов (полиглюкин), а затем после стабилизации гемодинамики используют кристаллоиды. Белковые растворы (предпочтительно свежезамороженную плазму) целесообразно вводить через 12-16 часов после начала инфузионной терапии. Растворы альбумина должны применяться после уменьшения проницаемости сосудистой стенки и прекращения нарастания отека в зоне ожога. Для улучшения реологии крови реополиглюкин (400-800 мл) вводится со скоростью 2 мл/кг • ч, гепарин - в дозе 20000 Ед в сутки. При гипотензии рефрактерной к инфузионной терапии следует использовать (допамин 5-15 мкг/кг-мин). У больных с ожогами верхних дыхательных путей в первые 8-10 часов имеется угроза развития отека легких. В таких случаях прибегают к инфузии гипертонического (7-10%) раствора хлорида натрия в объеме 80—120 мл под контролем уровня натрия в крови (не допускать натриемию более 160 ммоль/л). Для профилактики стрессовых язв необходимо введение Н2-блокаторов гистаминовых рецепторов, блокаторов протонной помпы. Дискутабельной остается проблема использования глюкокортикостероидов в терапии ожогового шока. Сторонники использования гормонов указывают на уменьшение воспалительной реакции, защиту внутриклеточных структур, уменьшение проницаемости стенок капилляров. Однако увеличение концентрации глюкокортикостероидов ведет к срыву адаптационного синдрома с развитием надпочечниковой недостаточности, а угнетение иммунитета способствует развитию инфекии. Исходя из этого глюкокортикоиды следует применять только у больных с III-IV степенью ожогового шока и у пострадавших с ОДН, требующей ИВЛ.



 

Ожоговый шок. Клиника. Осложнения. Первая помощь. Лечение

Ожоговый шок.

В первые часы ожогов тяжесть состояния больных обусловлена болевым синдромом и психоэмоциональным стрессом, которые служат пусковым механизмом нейроэндокринного ответа, проявляющегося выбросом гормонов коры надпочечников и других биологически активных веществ гипофиза. Клинически это выражается спазмом сосудов, повышением общего периферического сопротивления сосудов, централизацией кровообращения, что приводит к тканевой гипоксии и ацидозу. Кроме того, нарушение функции внешнего дыхания (уменьшение дыхательного объема, жизненной емкости легких) способствует снижению насыщения крови кислородом и оксигенации тканей, накоплению недоокисленных продуктов, респираторному и метаболическому ацидозу. Примечательно, что в первые часы ожоговой травмы ОЦК несколько возрастает (за счет выброса депонированных эритроцитов), увеличиваются ударный и минутный объемы сердца, которые затем по мере нарастания гиповолемии, начинают снижаться. Значимой в патогенезе ожогового шока является гиповолемия, развивающаяся вследствие поражения сосудистой стенки. В результате повышения проницаемости эндотелия происходит переход внутрисосудистой жидкости в интерстициальное пространство. Ведущая роль в увеличении проницаемости сосудистой стенки принадлежит вазоактивным аминам, кининовой системе, кислородным радикалам, перекисному окислению липидов. Повышение осмотического давления, обусловленное увеличением концентрации ионов натрия в области ожога усиливает ток жидкости в обожженные ткани и увеличивает отек. Выход из сосудистого русла белка (в основном альбумина) приводит к росту онкотического давления в интерстиции, что способствует еще более активному поступлению воды из сосудов. Развивающаяся в течение 6-8 часов гиповолемия становится причиной гемодинамических расстройств в виде централизации кровообращения. Одновременно нарастающие реологические (увеличение вязкости) и коагулопатические (гиперкоагуляция) изменения в крови приводят к еще более глубоким нарушениям микроциркуляции, проявляющимся некрозами в области ожога, стрессовыми язвами желудочно-кишечного тракта, почечно-печеночной недостаточностью и др.

Степень тяжести шока определяется с помощью индекса Франка: 1% ожога ІІ степени считается равным одной единице, ІІІа степени — двум единицам, IIIb степени — трем единицам. Если у больного сумма баллов (которая и является индексом Франка)

от 15 до 30 — это легкий ожоговый шок,

от 31 до 60 — средний ожоговый шок,

от 61 до 90 — тяжелый ожоговый шок,

свыше 90 — крайне тяжелый ожоговый шок.

Клиника ожогового шока:В отличие от травматического, при ожоговом шоке артериальное давление не имеет определяющего значения. Ведущими клиническими симптомами ожогового шока являются олигоанурия, гипотермия, гемоконцентрация, позднее - гипотензия.

При поступлении больного с ожоговым шоком в отделение интенсивной терапии необходимо немедленно обеспечить проходимость верхних дыхательных путей (постановка воздуховода, интубация трахеи) и выполнить правило трех катетеров (катетеризация центральной вены, мочевого пузыря и введения зонда в желудок).

Для лечения болевого синдрома у больных с ожоговым шоком целесообразно использовать анальгетики. Анальгетики следует сочетать с нейролептиками (дроперидол), транквилизаторами (диазепам, дормикум), оксибутиратом натрия, центральными адреномиметиками (клофелин). Клофелин, вводимый в первые часы интенсивной терапии ожогового шока в дозе 0,4 мгк/кг • ч, наряду с потенцированием действия наркотиков приводит к снижению чрезмерной активности симпато-адреналовой системы, уменьшению функциональной нагрузки на сердце, снижает потребление кислорода. Милдронат, используемый в дозе 7 мг/кг, устраняет спазм сосудов, вызываемый адреналином и ангиотензином, стабилизирует клеточные мембраны, оказывает кардиопротекторное и антиаритмическое действие.

megaobuchalka.ru

Диагностика и лечение ожогового шока

Основными клиническими симптомами ожогового шока являются:

• Жажда, сухость языка

• Озноб

• Бледность или мраморность кожных покровов, бледность слизистых.

• Снижение температуры тела

• Гемодинамические нарушения (Снижение УО, МОК, повышение ОПСС, тахикардия, снижение артериального давления) Однако, падение артериального давления при ожоговом шоке обычно наступает не сразу после получения травмы. В связи с этим величина артериального давления, которая является одним из основных показателей оценки тяжести травматического шока, при ожоговом шоке не всегда соответствует тяжести поражения.

• Нарушения функции почек (олигурия или анурия, гематурия, азотемия).

• Нарушение функции ЖКТ (тошнота, рвота, вздутие живота, снижение или отсутствие перистальтики, желудочно-кишечное кровотечение)

• Легочные нарушения (одышка, развитие синдром острого повреждения легких /СОПЛ/ или острый респираторный дистресс-синдром /ОРДС/)

• Психомоторное возбуждение

• Гемоконцентрация (увеличение уровня гемоглобина и гематокрита)

• Гемолиз эритроцитов

• Снижение ОЦК.

• Снижение рО2 артериальной крови, ацидоз (метаболический или смешанный), венозная гипоксемия

• Гипонатриемия, гиперкалиемия, увеличение уровня мочевины, гиперлактатемия,

• Гипопротеинемия, гипоальбуминемия, диспротеинеия,

• Повышение свертываемости и вязкости крови.

Эти изменения происходят в течение 6-8 часов после получения травмы, поэтому, чем раньше будут начаты мероприятия, предупреждающие и компенсирующие их, тем больше вероятность благоприятного течения ожоговой болезни, и меньше частота её тяжелых осложнений.


Тяжелые расстройства гемодинамики при ожоговом шоке приводят к опасным для жизни пострадавшего нарушениям функций органов и систем, которые наиболее отчетливо проявляются расстройствами функции почек в виде олигурии или анурии. Поэтому величина диуреза, измеряемая с помощью постоянного катетера в мочевом пузыре, в диагностическом, лечебном и прогностическом отношении является наиболее информативным признаком тяжести состояния пациента при шоке и эффективности терапии. При достаточном объеме инфузии диурез не снижается менее 30 мл в час. Выделение мочи в количестве 0,5-1,0 мл/кг/час является оптимальным и свидетельствует о хорошей микроциркуляции в почках.


У всех обожженных наблюдается тахикардия. В первые часы после травмы она является реакцией на стресс и болевые ощущения. Спустя 6-8 часов после начала терапии, частота пульса может служить критерием эффективности проводимой терапии или, точнее, достаточности объема вводимой жидкости. У большинства пациентов с неотягощенным сердечным анамнезом (за исключением лиц престарелого возраста) частота пульса более 120 ударов в 1 мин. указывает на необходимость увеличения темпа инфузии.

Стойкое снижение артериального давления наблюдается обычно только у крайне тяжелых больных с субтотальными и тотальными ожогами. В то же время, контроль артериального давления необходим у всех больных с ожогами свыше 15% поверхности тела, так как падение систолического артериального давления ниже 90 мм рт.ст. сопровождается критическим ухудшением перфузии внутренних органов и их гипоксией.

При обширных ожогах в периоде шока возможно развитие выраженной гипоксии и дизэлектролитемии, являющихся причиной нарушения сердечной функции в виде аритмий.


Одним из неблагоприятным клинических признаков ожогового шока является парез желудочно-кишечного тракта и острое расширение желудка. Они проявляются тошнотой, мучительной икотой, повторной рвотой, нередко цвета "кофейной гущи".


Из лабораторных показателей, которые также можно отнести к неблагоприятным в прогностическом отношении, в первую очередь необходимо отметить смешанный ацидоз с дефицитом буферных оснований равным (-7,5) мэкв/л и более. Другими лабораторными показателями, которыми широко пользуются для оценки тяжести шока и эффективности лечения, является уровень гемоглобина и гематокрита крови. Гемоконцентрация при обширных ожогах выявляется уже через 4-6 часов после травмы и сохраняется, несмотря на адекватную терапию 24-48 часов. Уменьшение показателей гемоглобина и гематокрита свидетельствует о выходе больного из состояния шока.

Таким образом, основными клинико-лабораторными критериями ожогового шока являются:

1. Олигоанурия

2. Гемоконцентрация

3. Нарушения гемодинамики

4. Гипотермия


Для диагностики ожогового шока применима интегральная шкала (Spronk P.E. et al., 2004):
Параметры для оценки
 
 
Гемодинамические переменные
Частота пульса >100 уд/мин или САД<50 мм рт. ст.и ЦВД <2 или >15 см вод. ст. или СИ<2,2 л/мин/м2
 
2
 
Периферическое кровообращение
«Пятнистая» кожа или tс-tр разница > 5 °С или симптом «белого пятна» более 3 сек.сглаженность периферического капиллярного рельефа
 
2
 
Системные маркеры тканевой оксигенации лактат>4ммоль/л или SvO2<60%
 
1
 
Органная дисфункция* Диурез < 0,5 мл/кг/ч
Нарушение ментального статуса
 

1
1
 
*в отсутствие исходного и/или специфического поражения ЦНС и почечной дисфункции. Для диагностики ожогового шока баллы суммируются. При этом 2 и более балла свидетельствует о развитии шока. Оценка адекватности лечения и тяжести состояния пострадавших от ожогов по предлагаемой шкале проводится в динамике (через 12, 24, 36, 48 часов).

ПОРЯДОК ОБСЛЕДОВАНИЯ ПОСТРАДАВШИХ

1. Клинические исследования
 
Общий осмотр, оценка тяжести поражения кожных покровов, оценка глубины нарушения сознания, выраженности нарушения кровообращения (шкала Spronk)* и дыхания
 
2. Мониторинг
 
АД, ЦВД, ЭКГ, термометрия кожная, ректальная, SpO2, почасовой диурез
 
3. Лучевая диагностика
 
Рентгенография органов груди
 
4. Лабораторная диагностика
 
Клинический анализ крови (Hb, Ht – каждые 8 часов) Клинический анализ мочи
Биохимическое исследование крови:
-глюкоза
-билирубин
-АЛТ
-АСТ
-мочевина -креатинин
-общий белок, альбумин К+
Na+
Анализ газового состава артериальной и венозной крови (каждые 8 часов)
Анализ кислотно-основного состояния крови Анализ на RW, гепатит В, С
 
5. Эндоскопическая диагностика
 
ФБС (при подозрении на поражение дыхательных путей)
ЭГДС (при ожогах на общей площади более 30% п.т. и глубоких ожогах более 20% п.т., а также при клинических признаках эрозивно-язвенного поражения ЖКТ)
 
6. Электрофизиологическое исследование
 
ЭКГ
 
7. Манипуляции
 
Катетеризация периферической и/ или центральной вены.
Зондирование желудка Катетеризация мочевого пузыря
 

diseases.medelement.com

Лечение нарушений водно-электролитного баланса при ожоговом шоке

Инфузионная терапия

Инфузионная терапия — основной метод лечения ожогового шока. Ее цель — восстановить нарушенную гемодинамику путем создания соответствия между емкостью сосудистого русла и уменьшенным объемом циркулирующей плазмы, нормализовать водно-электролитный баланс и восстановить микроциркуляцию.
Рис. 2. Обратимый шок. Стадия раннего шока, или вазоконстрикции:
После ожога в результате стресса и гиполемии происходит выброс в кровь катехоламинов, возбуждаются а и В адренорецепторы, расположенные в артериолах

В инфузионной терапии нуждаются все взрослые с поверхностными ожогами более 15% поверхности тела и глубокими ожогами более 10%. В противошоковой терапии нуждаются все дети с площадью любого ожога более 10% поверхности тела и дети в возрасте до 3 лет с ожогами более 5% поверхности тела. Инфузионную терапию необходимо проводить всем обожженным старше 60 лет с поверхностным ожогом более 10% поверхности тела и глубоким ожогом более 5—7 %.

Для инфузии можно использовать пункционную катетеризацию периферических вен, у маленьких детей предпочтительна венесекция с введением в вену катетера, возможна также катетеризация подключичной вены, наружной яремной или бедренной вены. Чем выраженнее шок, тем более центральную вену следует катетеризировать. Венопункция не является методом выбора для проведения инфузионной терапии у обожженных. Канюлирование вен через обожженную поверхность следует производить только в крайних случаях.

Существует множество различных формул для подсчета количества инфузионных сред, требующихся больному. У взрослых мы отдаем предпочтение схеме Эванса (Evans), предлагаемой также Всесоюзным ожоговым центром Института хирургии им. А. В. Вишневского. Больному в возрасте до 55 лет весам 70 кг при площади ожога от 30 до 50% в первые 24 часа переливается: (А+В)+С количество жидкости.

A. Коллоиды: 1 мл х вес больного (кг) х % ожога.
B. Кристаллоиды: 1 мл х вес больного (кг) х % ожога.
C. Вода (5% раствор глюкозы): 2000 мл за сутки.

За первые 8 часов больному переливается половина полученного по формуле объема жидкости, за последующие 16 час. — другая половина объема. В течение вторых суток болезни больному переливается 1/2 полученного по формуле объема, в течение третьих суток количество жидкости следует еще больше ограничить.

При ожогах более 50% поверхности тела расчетная величина не должна превышать потребностей для 50%. Объем переливаемой жидкости больным старше 50 лет должен быть несколько меньше, чтобы не вызвать перегрузку сердечно-сосудистой системы.

Пример 1

Больному весом 70 кг с площадью ожога 40% за первые сутки необходимо перелить:

А. Коллоиды: 1 мл х 70 х 40 = 2800 мл

В составе:
Полиглюкин 800 мл
Реополиглюкин 800 мл
Плазма 1200 мл

B. Кристаллоиды: 1 мл X 70 X 40 = 2800 мл

В составе:
Лактасол 1200 мл
0,9% раствор NaCI 1600 мл

C. 5% раствор глюкозы 2000 мл.

Итого, за первые сутки больному переливается 7600 мл жидкости. Из них за первые 8 час. — 3800 мл, за последую щие 16 час. первых суток — 3800 мл.

У детей для регидратации целесообразно пользоваться формулой Irvin-Meeker:

Коллоиды: 1 мл X вес тела (кг) X % ожога
Кристаллоиды: 1 мл X вес тела (кг) X % ожога
5% раствор глюкозы: 30—35 мл/кг веса тела.


Рис. 3. Обратимый шок. Стадия вазодилятации:
Катехоламинемня и cпазм артериол сохраняются. В результате замедления кровотока снижается интенсивность обмена между кровью и клетками, нарастает ацидоз. Перемежающаяся перфузия, которая ранее удовлетворяла клетки, в изменяющихся условиях становится абсолютно недостаточной. Все большее и большее число капилляров начинает открываться. В условиях гиполемии это приводит к еще более выраженному замедлению кровотока

При этом в течение первых 8 часов после ожога ребенку переливается половина полученного по формуле объема жидкостей. В последующие сутки объем коллоидов и кристаллоидов уменьшается в 2 раза, а количество раствора глюкозы остается прежним.

Пример 2

Ребенку с площадью ожога 20% и весом тела 10 кг переливается:

A. Коллоиды: 1 мл X 10 X 20 = 200 мл

В составе:
Нативная плазма 100 мл
Реополиглюкин 100 мл
Причем за первые 8 часов переливается половина дозы (100 мл)

B. Кристаллоиды: 1 X 10 X 20 = 200 мл

В составе:
Раствор Рингера 200 мл
Причем за первые 8 часов  переливается  половина дозы (100 мл).

C. 5% раствор глюкозы: 30 X 10 кг = 300 мл
За первые 8 часов переливается половина дозы (150 мл)

В течение оставшихся 16 часов первых суток ребенку переливается еще 350 мл жидкости. Таким образом, за первые сутки ребенок получает  700 мл жидкости,  за вторые 350 мл.

При лечении обожженных детей особенно тщательно надо следить за своевременным и адекватным восполнением дефицита жидкости и достаточным диурезом. У детей младшего возраста отек мозга и легких развивается очень легко, как на фоне гиповолемии, так и на фоне избыточной гидратации организма. Общее количество переливаемых в первые сутки растворов не должно превышать одной десятой части массы тела ребенка.

Количество переливаемых растворов не должно за сутки превышать: у новорожденных — 1 л жидкости, у детей в возрасте до 3 лет — 1,5 л, у детей младшего школьного возраста — 2 л, у старших — 3 л. Во избежание перегрузки организма жидкостью необходимо постоянно следить за скоростью инфузии и регулировать ее (скорость инфузии 15 капель/мин. составляет 1 мл/мин. или 60 мл/час).


Рис. 4. Обратимый шок. Стадия диссеминированной внутрисосудистой коагуляции (ДВК)

При лечении шока из кристаллоидных растворов предпочтение отдается раствору Рингер-лактата, так как он иногда позволяет обойтись без назначения соды для купирования ацидоза, содержит ионы калия, кальция Помимо его отечественного аналога — лактасола, применяются также раствор Рингера, изотонический раствор хлористого натрия.

Пропись раствора Рингер-лактата: Натрии хлористый 5,26. Натрий бикарбонат 2 5. Кальцин хлористый 0,5. Калин хлористый 0,37. Натрий лактат 2,6. Дистиллированная вода до 1000 0.

Пропись лактасола: Натрий хлористый 6,2. Натрий бикарбонат 0,3. Кальций хлористый 3,0. Калий хлористый 0,3. Натрий лактат 3.36. Магний хлористый 0,1. Дистиллиронанная  вода до 1000,0.

Из коллоидных растворов применяются — полиглюкин, нативная и сухая плазма. Хороший эффект оказывают растворы альбумина и протеина.

Переливания крови в терапии ожогового шока не покачаны, так как они увеличивают гемоконценграцию к ухудшают тем самым микроциркуляцию.

Некоторые авторы рекомендуют применять сравнительно большие количества раствора Рингер-лактата (соотношение кристаллоидов и коллоидов — 3: 1, 4:1) или вообще проводить инфузнонную терапию ожогового шока большими количествами кристаллоидных растворов без добавления коллоидов, что обусловлено стремлением не только поддержать объем циркулирующей крови (ОЦК), но и возможна быстрее и адекватнее восполнить объем интерстициальной жидкости.

По формуле армейского госпиталя в Бруке (Brook, США) больному за первые сутки переливается: (А + В) + С.
А. Коллоиды: 0,5 мл х вес больного (кг) х % ожога.
B. Кристаллоиды: 1,5 мл х вес больного (кг) х % ожога.
C. Вода (5% раствор глюкозы): 2000 мл за сутки.

За первые 8 часов переливают 1/2 полученного по формуле количества, за последующие 16 часов — еще 1/2 объема.

Пример 3

Больному весом 70 кг с площадью ожога 40 за первые сутки переливают:

A. Коллоиды: 0,5 х 70 х 40 = 1400 мл
B. Кристаллоиды: 1,5 х 70 х 40 = 4200 мл
С. 5% раствор глюкозы: 2000 мл. Итого, за первые сутки переливают 7600 мл жидкости.

Практика, однако, показывает, что применение кристаллоидных растворов в значительных количествах (формула Брукского госпиталя, формула Паркланда) приводит к развитию у больных в дальнейшем значительных отеков.

Необходимо отметить, что формулы Эванса и Брукского госпиталя пригодны для больных, местное лечение ожогов у которых ведется по открытому, бесповязочному методу.


Рис. 5. Необратимый шок
Адекватная трансфузионная терапия, проводимая больному, а также собственная фибринолитическая активность крови могут привести к восстановлению тканевой перфузии, тромбы будут растворены, и кровь вновь начнет поступать в капилляры. Однако клетки, омываемые капиллярами, уже погибли. Необратимость шока определяется числом погибших клеток паренхиматозных органов. Смерть больного возникает, как правило, в раннем послешоковом периоде от того или иного вида «паренхиматозной недостаточности — легочной, почечной, печеночной или комбинации нескольких ее видов

При применении закрытого метода общий объем переливаемой жидкости должен составлять около 3/4 расчетного!

Формула Филлипса

Для массовых ожоговых поражений можно рекомендовать формулу Филлипса «двойной нуль». Объем жидкости, который необходимо перелить в течение первых 8 часов после ожога, получается путем прибавления двух нулей к проценту ожога. Такой же объем переливается в течение последующих 16 часов.

Учитывая тот факт, что ни одна схема не в состоянии отразить всех особенностей индивидуальной реакции организма на травму, а также фон. на котором возникает ожоговая болезнь, глубину ожога и пр., регидратационное лечение в каждом конкретном случае должно быть строго индивидуализированным. При глубоких ожогах требуются более значительные объемы жидкости, чем при поверхностных.

Обязательно нужно учитывать количество  жидкости которое больной выпивает, и соответственно уменьшать объем инфузии. Применяемая в нашей клинике для местного лечения ожогов коллоидно-осмотически активная паста Сеппо снижает частоту такого раннего проявления ожоговой интоксикации, как неукротимая рвота. Поэтому даже при значительных по глубине и распространенности ожогах мы не исключаем из противошоковой терапии обильное введение жидкости через рот.

Нежелательно давать больным пить чай или чистую воду. В качестве питья Всесоюзным ожоговым центром Института хирургии им. А. В. Вишневского рекомендуется смесь: 1 чайная ложка поваренной соли, 1 чайная ложка питьевой соды на 1 л воды.

В качестве критериев адекватности инфузионной терапия должны учитываться наличие жажды, состояние диуреза и центральное венозное давление (ЦВД).

Центральное венозное давление

ЦВД относится к числу интегральных показателей, отражающих состояние гемодинамики. Изменения  ЦВД могут служить одним из важных критериев темпа и в какой-то степени — объема инфузии. У больных, которым показано канюлирование подключичной вены, регистрация ЦВД легко доступна. Высокие цифры ЦВД (более 150 мм водного столба) могут свидетельствовать о развитии слабости миокарда, необходимости замедления темпа инфузионной терапии и назначения сердечных глюкозидов (дигоксина, строфантина). Снижение ЦВД ниже 50 мм водного столба свидетельствует о недостаточном венозном возврате и необходимости увеличить темп инфузии.

Важным критерием эффекта инфузионной терапии, отражающим состояние микроциркуляции, является почасовой диурез. В норме величина почасового диуреза составляет 1 мл/(кгч), т. е. в среднем 60 мл/час. По нашему мнению диурез 40 мл/ч у ожогового больного без назначения диуретиков является достаточным.

В ходе инфузионной терапии  рекомендуется динамическое наблюдение за показателями  гемоглобина  и гематокрита. Повышение этих показателей свидетельствует о сгущении крови и необходимости увеличить инфузию. Дефицит жидкости в организме  может быть высчитает  по следующей формуле:

Дефицит жидкости (л) равен (1-(40/показатель гематокрита)) х 1/3 веса тела (кг)

Пример 4

При показателе гематокрита 60% у мужчины весом 60 кг дефицит жидкости в организме составляет: (1-40/60) х 60/3 = 6,6 л Из полученного объема 4/5 покрывается кристаллоидами и 1/5 коллоидами.

Известно, что гипернатриемия свыше 145 ммоль/л нуждается   в   коррекции,   причем   каждые последующие 3 ммоль/л ионов Na свидетельствуют о дефиците воды не менее 1 л. Коррекция электролитного баланса тесно связана с регидратационной терапией. Гипернатриемия, возникающая в периоде ожогового шока, как правило, не является показателем истинного повышения содержания Na в opганизме.

Избыточное применение солевых растворов может однако, привести в дальнейшем к накоплению в организме натрия и возникновению отеков. Наиболее опасны для больных сдвиги б обмене калия. Поступление большого количества ионов калия в плазму из поврежденных тканей, а также нарушения деятельности «натрий-калиевого насоса» могут приводить к гиперкалиемии в первые сутки после ожога. Ион калия, как известно, активно выводится с мочой. Поэтому порой уже на вторые сутки может отмечаться гипокалиемия.

В литературе широко освещается роль ионов калия в возникновении мышечного сокращения, в том числе сердечной деятельности, взаимосвязь изменений концентрации ионов калия с развитием клеточных и внеклеточных расстройств кислотно-щелочного состояния. К сожалению, содержание калия в плазме (в норме 3,7-5 ммоль/л) не всегда позволяет определить истинный дефицит его в организме, особенно внутри клетки.

В какой-то степени отражает содержание калия в клетке его концентрация в эритроцитах (80—120 ммоль/л). Определенные возможности дает также диагностика содержания калия по ЭКГ. Так, при гиперкалиемии на ЭКГ отмечаются высокие зубцы «Т», удлинение интервала «ST». Повышение, концентрации калия в плазме до 6,5—7 ммоль/л является критическим, так как может вызвать остановку сердца. Для борьбы с гиперкалиемией необходимо внутривенное введение 40% глюкозы с инсулином и хлористого кальция, назначение диуретиков.

О снижении концентрации калия в крови свидетельствует удлинение и сплющивание зубца «Т». опускание сегмента «ST» ниже изолинии, появление двухфазного зубца «Т». При снижении содержания калия в организме требуется внутривенное назначение раствора хлористого калия, который необходимо вводить в центральную вену в 5% растворе глюкозы или 0,9% растворе хлористого натрия. Причем на 500 мл раствора глюкозы должно приходиться не более 30 мл 7,5% раствора KCl (в 1 мл 7,5% раствора содержится один миллиэквивалент хлористого калия).

Для лучшего проникновения калик в клетку желательно комбинировать его с введением глюкозы и инсулина. Со вторых суток ожоговой болезни больным необходимо назначать внутривенно по 60—120 мл 7,5% раствора хлористого калия, вводить калий через рот в виде таблеток панангина, оротата калия, назначать диету, богатую калием.

Ш. А. Гулордава, Э. А. Вяэрт

Опубликовал Константин Моканов

medbe.ru

Инфузионная терапия ожогового шока — еще раз об известном Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

Лекция

УДК 616-001.17-001.36-085.37/.38

ЛИТОВЧЕНКО А.Н., ЦОГОЕВ A.A., ГРИГОРЬЕВА Т.Г., ОЛЕЙНИКГ.А.

Харьковская городская клиническая больница скорой и неотложной медицинской помощи им. проф. А.И. Мещанинова

Кафедра комбустиологии, реконструктивной и пластической хирургии ХМАПО, г. Харьков

ИНФУЗИОННАЯ ТЕРАПИЯ ОЖОГОВОГО ШОКА — ЕЩЕ РАЗ ОБ ИЗВЕСТНОМ

Резюме. В статье рассматривается применение различных препаратов для инфузионной терапии ожогового шока с целью скорейшего выхода из этого тяжелого состояния.

Несмотря на большие успехи, достигнутые в лечении ожогов, летальность среди тяжелообожженных остается высокой даже в специализированных стационарах. Особенно высока смертность при критических (> 30 % поверхности тела) и сверхкритических (свыше 50 %) глубоких ожогах [1, 2].

Часть таких пострадавших гибнет в период ожогового шока, в более поздние сроки к смерти наиболее часто приводят полиорганная недостаточность (ПОН) и сепсис на фоне резких нарушений гомеостаза и метаболизма [2—4].

При тяжелой термической травме имеется ряд факторов, способствующих возникновению сепсиса и ПОН: нарушение микроциркуляции (в том числе и кишечника с транслокацией бактерий через кишечную стенку), наличие в ранах обсемененных микрофлорой некротических тканей, развитие синдрома системного воспалительного ответа (ССВО), апоптоз, угнетение сократительной способности миокарда, ДВС-синдром, активация перекисного окисления ли-пидов и др. В литературе, посвященной лечению тяжелой термической травмы, основное внимание уделяется лечению сепсиса и ПОН. Мы же считаем, что усилия должны быть направлены на профилактику вышеуказанных состояний.

Поскольку патогенетической основой ПОН являются нарушения микроциркуляции, возникшие еще в периоде ожогового шока, то с первых же минут следует помнить о скорейшем ее восстановлении, ибо именно здесь формируются предпосылки развития отсроченной дисфункции органов и ПОН [1, 5, 6]. Инфузион-но-трансфузионная терапия (ИТТ) в самые первые часы после ожога является ключевым компонентом в лечении тяжелого ожогового шока, и чем быстрее будет восстановлена микроциркуляция, тем меньше шансов остается для развития синдрома ПОН [7, 8].

Это положение играет особо важную роль у больных с ожогами кипятком. В околораневой зоне у них формируется довольно обширная зона стаза, в которой клетки находятся в состоянии парабиоза и могут погибнуть при невосстановленной микроциркуляции, что приведет к углублению ожога и значительно ухудшит прогноз для жизни пострадавших.

Быстрое восполнение сосудистого русла инфу-зионными растворами (кристаллоиды, коллоиды, глюкоза), казалось бы, является оптимальной схемой первичной инфузии при тяжелом ожоговом шоке. Однако в тяжелых случаях применение большого объема инфузионной терапии не восстанавливает микроциркуляцию и клеточный гомеостаз, а даже наоборот — создает условия для трансформации шока в ПОН. Внутривенное введение большого количества жидкости в течение короткого промежутка времени несет в себе риск развития тканевого отека, особенно в слизистой кишечника и легких, нарушения микроциркуляции в которых наиболее выражены при шоке [9].

При позднем начале ИТТ у больного развивается реперфузионный синдром. Так, при начале инфузионной терапии через 6 часов с момента получения травмы у экспериментальных животных повышается уровень апоптоза в клетках эпителия кишечника, что ведет к нарушению их целостности и повышению проницаемости в слизистой кишечника [10]. Схожие изменения возникают и в печени после определенного периода ишемии. Пролонгированная гипоксия способствует истощению запасов АТФ и перицентральному некрозу, а восстановление доставки кислорода и повышение уровня АТФ после короткого периода ишемии вызывает программированную клеточную смерть, или «пе-рицентральный апоптоз» [11].

Проводя инфузионную терапию больным с тяжелой термической травмой, необходимо стремиться к восстановлению микроциркуляции в наиболее короткие сроки, используя адекватное минимальное количество жидкости, необходимой для поддержания физиологических функций организма. Как недостаточное, так и избыточное количество введенной жидкости ведет к дисфункции органов и тканей, развитию ПОН.

Возникает вопрос, каким количественным и качественным составом инфузионных сред можно добиться наиболее быстрого восстановления гемодинамики и микроциркуляции и какие показатели могут отражать адекватность терапии.

Известно, что в отечественных и зарубежных публикациях основным показателем адекватности инфузионной терапии ожогового шока является почасо-

р

вый диурез, который в норме составляет 1 мл/кг веса больного/час [12—14]. Согласно опросу Американской ожоговой ассоциации и Международного общества ожоговых поражений, 94,9 % респондентов используют диурез в качестве основного показателя успешной инфузионной терапии [15]. Показателем восполнен-ности сосудистого русла является центральное венозное давление (ЦВД).

Формулы для расчета инфузионной терапии (Пар-кланда, Эванса, Вассермана и др.) могут служить только ориентиром при первоначальном расчете суточного объема инфузионной терапии или при лечении больных в стационаре неожогового профиля. Если количество жидкости, переливаемое больному в ожоговом шоке, оказывается патогенетически адекватным и соответствует расчетному объему, то это будет явным совпадением. Реальный необходимый объем терапии определяется индивидуально согласно состоянию каждого конкретного больного и показателям динамичного мониторинга, ЦВД и почасового диуреза.

С чего же начать инфузию и каким составом в максимально короткий срок восстановить микроциркуляцию?

Wang et al. (1990) в эксперименте на крысах показали, что при геморрагическом шоке, который, как и ожоговый шок, является гиповолемическим, инфузия раствора Рингера лактат в объеме кровопотери вызывало повышение ЦВД в два раза выше нормы, но, как удалось выяснить методом лазерной допплер-флоуме-трии, не восстанавливала микроциркуляцию [16].

Гипертонический раствор (ГР), использованный в дозе 4 мл/кг массы тела, оказался более эффективным в восстановлении сердечного выброса и АД, чем изотонические растворы. Эффект длился приблизительно 30 минут и сопровождался увеличением объема плазмы на 25 %, тогда как традиционная экстренная инфузия изотоническими растворами в подобных незначительных дозах не вызывала увеличения объема плазмы [9].

Лечение ожогов ГР уменьшало секрецию кардио-миоцитами цитокинов, понижалась их чувствительность к действию липополисахаридов в отношении цитокиновой секреции и улучшалась насосная функция. Эти данные свидетельствуют о том, что ГР является кардиопротектором у больных с ожоговой травмой за счет регуляции секреции воспалительных цитокинов кардиомиоцитами [17].

Эффект поддержания объема после введения ГР временный и по длительности довольно короткий. Поэтому ГР обычно используется в сочетании с коллоидами, так как при этом удается достигнуть гемо-динамической стабилизации на более длительный период времени. Для использования в комплексе с ГР чаще выбираются декстраны. При сравнении действия декстрана и гидроксиэтилкрахмала выяснилось, что декстран предпочтительнее вследствие его специфического действия на микроциркуляцию, при котором уменьшается взаимодействие лейкоцитов и эндотелия (Хеламяэ Х., 1997).

Таким образом, инфузионную терапию мы рекомендуем начинать с введения ГР поваренной соли в

объеме до 200 мл параллельно с инфузией реополиглю-кина, который пролонгирует действие ГР, при этом улучшая микроциркуляцию.

С целью коррекции ацидоза, который развивается в ожоговом шоке, используется 4,2% натрия бикарбонат в количестве 1—1,5 мл/кг.

Данный состав позволяет выровнять ЦВД в течение 20—30 минут от начала инфузии. В дальнейшем состав и количество растворов зависит от состояния больного. Многие рекомендуют в ожоговом шоке переливать только солевые растворы. Однако, как показал наш опыт, введение только солевых растворов значительно увеличивает объем необходимой терапии и не восполняет объем циркулирующей крови (ОЦК) в короткие сроки. Введением только солевых растворов можно ограничиться в тех случаях, когда дегидратация не достигает стадии снижения ОЦК.

Если же дегидратация прогрессирует до стадии снижения внутрисосудистого объема, то необходимо раннее назначение коллоидов. А позже солевые растворы могут быть назначены для регидратации интер-стициального пространства. Необходимо отметить, что дегидратация сосудистого пространства наступает после интерстициальной дегидратации, и введенные солевые растворы сразу же переместятся в интерсти-цальное пространство еще до заполнения сосудистого сектора.

В качестве коллоидов мы рекомендуем низкомолекулярные декстраны (реополиглюкин), нативную плазму, гидроксиэтилкрахмалы 130/0,3.

Также в инфузионную терапию ожогового шока включаются бессолевые препараты — растворы глюкозы, фруктозы.

Соотношение коллоидов, кристаллоидов, бессолевых препаратов у больных с тяжелой и крайне тяжелой термической травмой составляет в среднем 1 : 1 : 1, но корригируется согласно состоянию конкретного больного. Очередность их введения зависит от показателей гемодинамики, особенно ЦВД.

В последние годы много внимания уделяется роли ЖКТ в патогенезе септических осложнений у тяжело-обожженных. Тяжелые ожоги сопровождаются нарушением кровообращения в бассейнах чревной артерии и в брыжеечных сосудах. Мезентериальный кровоток в ожоговом шоке уменьшается до 58 % от нормальных показателей [19]. Индуцированная ожогом кожи ги-поперфузия кишечника приводит к гибели слизистой оболочки с нарушением барьерной функции, при этом сигналом к увеличению проницаемости служит в первую очередь выброс провоспалительных медиаторов, обусловленный ожоговой раной [20]. Таким образом, одновременно с обожженной кожей ЖКТ становится альтернативным источником токсемии в результате резкого возрастания проницаемости стенок и поступления в русло крови токсинов и бактерий из кишечника [21]. С учетом того, что кишечник является «двигателем ПОН», с момента начала лечения ожогового шока ему необходимо уделять самое пристальное внимание.

С целью обеспечения поддержания метаболизма кишечника, предупреждения транслокации бактерий

через его кишечную стенку необходимо проведение селективной деконтаминации ЖКТ совместно с энте-росорбцией, которые на фоне раннего хирургического лечения способствуют снижению интоксикации у больных, что проявляется уменьшением лейкоцитоза, ЛИИ, а также количества циркулирующих иммунных комплексов, МСМ в крови пострадавших. Это приводит к снижению частоты развития сепсиса и ПОН, что в свою очередь снижает летальность, уменьшает длительность пребывания в стационаре выздоравливающих больных [22].

В качестве ранней профилактики сепсиса и ПОН в указанном аспекте мы выполняем селективную де-контаминацию ЖКТ пероральными фторхинолонами, противогрибковыми препаратами (флуконазол), назначаем энтеросорбенты, пробиотики.

Раннее и адекватное питание тяжел ообожженных является не менее важным аспектом в лечебной тактике. Поэтому назначение питательных смесей с первых часов поступления больного в стационар способствует восстановлению оптимального энергетического баланса, предотвращает дисфункцию ЖКТ, позволяет доставить в организм необходимые витамины, минералы, источники энергии для организма со значительно нарушенным метаболизмом.

Учитывая то, что у больных с тяжелой термической травмой развивается ССВО, необходимо введение препаратов, которые обладают противовоспалительным действием и способны блокировать цитокиновый каскад.

Хорошо известен антивоспалительный эффект глюкокортикоидов, обусловленный их способностью уменьшать продукцию классических медиаторов воспаления, таких как лейкотриены и простагландины, вследствие угнетения активности фермента фосфоли-пазы А2, гистамина, серотонина и кининов. Кортико-стероиды тормозят альтернативную фазу воспаления, так как замедляют освобождение лизосомальных ферментов с протеолитической активностью вследствие стабилизации мембран лизосом [23]. Последнее свойство кортикостероидов является особенно ценным для сохранения жизни клеток в зоне стаза до восстановления микроциркуляции.

Внутривенное введение дексаметазона оказывает также антиэметический эффект, при этом отсутствует не только рвота, но и тошнота [24].

Учитывая вышеизложенное, при поступлении больного с тяжелой термической травмой мы рекомендуем вводить дексаметазон внутривенно в дозировке 8—16 мг 2—3 раза в сутки в зависимости от площади поражения, состояния и веса больного.

В связи с тем, что в период ожогового шока происходят нарушения гемокоагуляции с развитием ДВС-синдрома, больным с тяжелой термической травмой необходимо назначение гепарина. Гипокоагуля-ционное действие гепарин проявляет при связывании с антитромбином III. Учитывая то, что антитромбин является также и ингибитором протеолиза, обладает противовоспалительными свойствами [25] и принимает участие в системе гемокоагуляции, целесообраз-

ным будет пролонгированное назначение гепарина на протяжении не только ожогового шока, но и ожоговой токсемии и септикотоксемии, под контролем показателей свертывающей системы крови. Как показали результаты исследований, назначение гепарина в дозе 150 ед/кг также снижает бактериальную транслокацию и уровень апоптоза при тяжелой термической травме. Причем уровень бактериальной транслокации прямо пропорционален показателю апоптоза интестиналь-ных клеток [26].

При ожоговом шоке мы рекомендуем вводить гепарин в дозировках 20—30 тысяч единиц в сутки в зависимости от травмы, состояния и массы тела больного.

С целью улучшения кровообращения в качестве сосудистых препаратов используются пентоксифиллин, никотиновая кислота в обычных дозировках. Пентоксифиллин кроме улучшения микроциркуляции блокирует синтез провоспалительных цитокинов, что также предотвращает развитие ССВО [27].

Сопйапйт а! а1. (2009) в эксперименте вводили пентоксифиллин мышам с ожогом 30 % поверхности тела и показали, что введение пентоксифиллина снижает проницаемость сосудов кишечника, снижает воспаление и частоту острого повреждения легких. Авторы предполагают использование пентоксифиллина в качестве антиоксидантного иммуномодулятора при лечении ожогового шока [28].

Выраженный воспалительный ответ при тяжелой термической травме способствует освобождению свободных кислородных радикалов, которые еще более ухудшают микроциркуляцию и способствуют развитию интерстициального отека [29]. Поэтому антиок-сиданты, назначенные при ожоговом шоке, связывая свободные радикалы, уменьшают проницаемость сосудов, улучшают протекание ожоговой болезни, предупреждают развитие осложнений, уменьшают повреждения внутренних органов [30, 31].

Назначение высокихдоз витамина С (14,2 мг/кг/час) в течение 8 часов после ожога способствует снижению уровня свободных радикалов, уменьшает проницаемость сосудов и утечку жидкости и белков в интерсти-ций и за счет этого снижает количество необходимой инфузионной терапии [32].

Тапака й а1. (2000), сравнивая две группы пациентов, выявили, что больные, получавшие витамин С в дозе 66 мг/кг/час, потребовали инфузий 3 мл/% ожога/кг, в то время как больные, получавшие один раствор Рин-гера лактат, потребовали 5,5 мл/% ожога/кг раствора в сутки [33].

Мы вводим аскорбиновую кислоту внутривенно в количестве 20—40 мл 10% раствора в сутки.

В дополнение к антиоксидантам ряд центров использует механическое удаление из крови медиаторов воспаления и токсических продуктов посредством плазмафереза.

№ГГ й а1. (2010) произвели анализ лечения больных с ожогами свыше 20 % поверхности тела (21), которым был выполнен плазмаферез в ожоговом шоке, и выявили ряд положительных моментов — у больных после процедуры на 25 % повышалось среднее АД, на

р

400 % повышался диурез, эти больные потребовали на 25 % меньше инфузий, чем больные контрольной группы (без плазмафереза) [34].

Проведение ИТТ по указанным выше принципам способствует максимально быстрому выведению больного из состояния ожогового шока, при использовании оптимальных количеств жидкости предохраняет органы и ткани от развития синдромов полиорганной дисфункции и недостаточности, позволяет в максимально короткие сроки выполнить раннее хирургическое лечение. Удаление некротических тканей и закрытие ран аутокожей также является важным моментом в профилактике сепсиса и ПОН.

В ожоговом отделении ХГКБСНМП применяется вышеуказанная тактика ИТТ ожогового шока. В качестве показателя тяжести ожоговой травмы используется индекс тяжести термического поражения (ИТТП), который представляет собой модифицированный индекс Франка [35].

При анализе историй болезней 30 больных с тяжелой и крайне тяжелой термической травмой (ИТТП свыше 60 условных единиц), общая площадь ожогового поражения у которых составила 34,9 ± 2,4 % поверхности тела (при этом площадь глубокого ожога была 23,0 ± 1,6 %), у 17 больных отмечалось поражение дыхательных путей. Средний ИТТП в анализируемой группе был 120 условных единиц.

Объем ИТТ в первые сутки составил 2,0 мл/% ожога/кг, при этом диурез составил 1,15 мл/кг/час. Первичная некрэктомия с аутодермопластикой выполнена на 3,3 ± 1,5 сут., некрозы иссекались на площади 11,7 ± 4,5 % поверхности тела, одномоментная ауто-дермопластика выполнена у 90 % больных. Средняя длительность пребывания больного в стационаре составила 37,8 дня. Из 30 больных умерло 3, средний ИТТП у умерших составил 180 усл.ед.

Заключение

Инфузионно-трансфузионная терапия ожогового шока должна быть направлена на скорейшее восстановление микроциркуляции с использованием минимального количества растворов. Это способствует предотвращению развития полиорганной недостаточности у больных с тяжелой термической травмой, позволяет выполнить раннее иссечение некрозов с одномоментной аутодермопластикой, что является профилактикой сепсиса у данной категории больных.

Применение антиоксидантов, сосудистых препаратов, кортикостероидов, гепарина, экстракорпоральных методов лечения (плазмаферез) снижает количество необходимой инфузии, способствует более быстрому выходу из ожогового шока.

Список литературы

1. Григорьева Т.Г. Ожоговая болезнь // Междунар. мед. журн. - 2000. - Т. 6, № 2. - С. 53-60.

2. Повстяной Н.Е. Состояние помощи больным с ожогами и их последствиями в Украине // Международный медицинский журнал. — 2003. - № 2. - С. 97-101.

3. Fitzwater J., Purdue G.F., Hunt J.L., O'Keefe G.E. The risk factors and time course of sepsis and organ dysfunction after burn trauma // J. Trauma. - 2003. - Vol. 54, № 5. - P. 959-966.

4. Kallinen O, Maisniemi K., Bohling T. et al. Multiple Organ Failure as a Cause ofDeath in Patients With Severe Burns// J. Burn. Care Res. — 2011.

5. Гусак В.К., Шано В.П., Заяц Ю.В., Сыроватка Г.А., Та-расенко С.А. Ожоговый шок: оптимизация интенсивной терапии // Укранський медичний часопис. — 2002. — № 5(31). — С. 84-88.

6. Yan B., Yang Z, Huang Y. The effects of rapid fluid replacement on the hemodynamics of scalded shock dogs with delayed resuscitation // Zhonghua Shao Shang Za Zhi. — 2000. — Vol. 16(5). — P. 268-272.

7. Wassermann D. Systemic complications of extended burns // Ann. Chir. Plast. Esthet. — 2001. — Vol. 46, № 3. — P. 196-209.

8. Barrow R.E., Jeschke M.G., Herndon D.N. Early fluid resuscitation improves outcomes in severely burned children // Resuscitation. — 2000. — Vol. 45. — P. 91-96.

9. Краймейер У. Применение гипертонического раствора NaCl при геморрагическом шоке // Актуальные проблемы анестезиологии и реаниматологии / Под ред. проф. Э.В. Недашков-ского. — Архангельск; Тромсе, 1997. — С. 283-291.

10. Zhang C, Sheng Z.Y, Hu S, Gao J.C., Yu S., Liu Y. The influence of apoptosis of mucosal epithelial cells on intestinal barrier integrity after scald in rats // Burns. — 2002. — Vol. 28, № 8. — P. 731-737.

11. Paxian M, Bauer I., Rensing H, Jaeschke H, Mautes A.E., Kolb S.A., Wolf B, Stockhausen A., Jeblick S, Bauer M. Recovery of hepatocellular ATP and «pericentral apoptosis» after haemorrhage and resuscitation // FASEB J. — 2003. — Vol. 17, № 9. — P. 993-1002.

12. Wang D, Zhu S, Liu S. An experimental study on the delayed resuscitation of dogs with burn shock // Zhonghua Shao Shang Za Zhi. — 2001. — Vol. 17, № 5. — P. 269-271.

13. Zhou Y.P., Ren J.L., Zhou W.M., YangL., Wu Y.H., Chen J., Wang J.H. Experience in the treatment of patients with burns covering more than 90 % TBSA and full—thickness burns exceeding 70 % TBSA //Asian J. Surg. — 2002. — Vol. 25, № 2. — P. 154-156.

14. Endorf F.W., Dries D.J. Burn resuscitation // Scand. J. Trauma Resusc. Emerg. Med. — 2011. — Vol. 19: 69. — P. 32-41.

15. Greenhalgh D.G. Burn resuscitation: The results of the ABA/ISBIsurvey // Burns. — 2010. — Vol. 36. — P. 176-182.

16. Wang P., Hauptman J.G., Chaudry I.H. Hemorrhage produces depression in microvascular blood flow which persists despite fluid resuscitation // Circ. Shock. — 1990. — Vol. 32, Iss. 4. — P. 307-318.

17. Horton J.W., Maass D.L., White J., Sanders B. Hypertonic saline-dextran suppresses burn-related cytokine secretion by cardiomyocytes // Am. J. Physiol. Heart. Circ. Physiol. — 2001. — Vol. 280, Suppl. 4. — Р. 1591-1601.

18. Хеламяэ Х. Воздействие инфузии гипертонического раствора NaCl на функцию сердца и метаболизм // Актуальные проблемы анестезиологии и реаниматологии / Под ред. проф. Э.В. Недашковского. — Архангельск; Тромсе, 1997. — С. 279-282.

19. Tadros T., Traber D.L. et al. Angiotensin IIInhibitor DuP753 Attenuates Burn and Endotoxin-Induced Gut Ischemia, Lipid Peroxidation, Mucosal Permeability, and Bacterial Translocation // Annals of Surgery. — 2000. — Vol. 231, № 4. — P. 566-576.

20. Ramzy P.I., Wolf S.E., Irtun O, Hart D.W. Gut epithelial apoptosis after severe burn: effects of gut hypoperfusion // J. Am. Coll. Surg. — 2000. — V 190, № 3. — P. 281-287.

21. Спиридонова Т.Г. Патогенетические аспекты лечения ожоговых ран // РМЖ. — 2002. — Т. 10, № 8-9.

22. Литовченко А.Н., Григор'ева Т.Г. Селективна деконтамшацы шлунково-кишкового тракту i ентеросорбщя в ранньому хiрургiчному л^вант тяжкообпечених // Науко-вий вкник Ужгородського утверситету, серiя «Медицина». — 2006. — Випуск 27. — С. 52-56.

23. Дроговоз С.М., Страшний В.В. Фармакологы на допомо-гу лжарю, провiзору та студенту: Пiдручник-довiдник. — Харьков: Издательский центр ХАИ, 2002. — 480 с.

24. Lee Y. et al. The effect of dexamethasone upon patient-controlled analgesia-related nausea and vomiting // Anaesthesia. — 2002. — Vol. 57. — P. 705-709.

25. Baudo F, de Cataldo F. Antitrombin III concentrates in the treatment of sepsis and septic shock: indications, limits and future

Лекция

МЕДИЦИНА

НЕОТЛОЖНЫХ СОСТОЯНИЙ

prospects // Minerva Anestesiol. — 2000. — Vol. 11, Suppl. 1. — P. 3-23.

26. YagmurdurM.C., TurkE, Moray G, Can F., DemirbilekM., Haberal N., Karabay G., Karakayali H., Haberal M. Effects of heparin on bacterial translocation and gut epithelial apoptosis after burn injury in the rat: Dose-dependent inhibition of the complement cascade//Burns. — 2005. — Vol. 31(5). — P. 603-609.

27. Ji Q., Zhang L., Jia H, Xu J. Pentoxifylline inhibits endotoxin-induced NF-kappa B activation and associated production of proinflammatory cytokines // Ann. Clin. Lab. Sci. — 2004. — Vol. 34(4). — P. 427-436.

28. Constantini T.W., Peterson C.Y., Kroll L. et al. Burns, inflammation and intestinal injury. Protective effects of an anti-inflammatory resuscitation strategy // J. Trauma. — 2009. — Vol. 67. — P. 1162-1168.

29. Endorf F.W., Dries D.J. Burn resuscitation // Scand. J. Trauma Resusc. Emerg. Med. — 2011. — Vol. 19: 69. — P. 32-41.

30. Churilova I.V., Zinov'ev E.V., Paramonov B.A., Drozdova Y.I., Sidel'nikov V.O., Chebotarev V.Y. Effect of erysod (erythrocyte superoxide dismutase) on blood concentration of reactive

oxygen species in patients with severe burns and burn shock // Bull. Exp. Biol. Med. — 2002. — Vol. 134(5). — P. 454-456.

31. Horton J.W. Free radicals and lipid peroxidation mediated injury in burn trauma: the role of antioxidant therapy // Toxicology. — 2003. — Vol. 189, № 1-2. — P. 75-88.

32. Matsuda T., Tanaka H, Reyes H. et al. Antioxidant therapy using high dose vitamin C: reduction ofpostburn resuscitation fluid volume requirements //World. J. Surg. — 1995. — 19 (2). — P. 287-291.

33. Tanaka H., Matsuda T., Miyagantani Y, Yukioka T., Matsuda H., Shimazaki S. Reduction of resuscitation fluid volumes in severly burned patients using ascorbic acid administration: A randomized, prospective study // Arch. Surg. — 2000. — Vol. 135(3). — P. 326-331.

34. Neff L.P., Allman J.M., Holmes J.H. The use of therapeutic plasma exchange (TPE) in the setting of refractory burn shock // Burns. — 2010. — Vol. 36. — P. 372-378.

35. Патогенез и лечение пострадавших в остром периоде ожоговой болезни: Метод. рекомендации / Сост. Н.Е. Повстя-ной, Т.П. Козинец, Т.В. Сосюра и др. — К., 1989. — 23с.

Получено 18.04.12 □

Литовченко А.Н., Цогоев А.А., Григор'ева Т.Г., ОлейникГ.А. Харквська мська клЫчна лкарня швидко'1 i невдкладноI медичноI допомоги iм. проф. О.1. Меща^нова Кафедра комбустюлогИ реконструктивное i пластичноI х'рург'ИХМАПО, м. Харюв

¡НФУЗМНА ТЕРАШЯ ОШКОВОГО ШОКУ — ЩЕ РАЗ ПРО В^ОМЕ

Резюме. У статп розглядаеться застосування рiзних препаралв для шфузшно! терапи откового шоку з метою швидшого виводу з цього тяжкого стану.

Litovchenko A.N., TsogoyevA.A., Grigoryeva T.G., OleynikG.A. Kharkiv Municipal Clinical Hospital of Acute and Emergency Care named after Prof. A.I. Meschaninov Chair of Combustiology, Reconstructive and Plastic Surgery of Kharkiv Medical Academy of Postgraduate Education, Kharkiv, Ukraine

INFUSION THERAPY OF BURN SHOCK — ONE MORE TIME ABOUT WELL-KNOWN

Summary. The article deals with use of various drugs for infusion therapy of burn shock with the purpose of fast recovery.

cyberleninka.ru

Инфузионная терапия ожоговых пациентов

  • Беременность
    • Беременность - признаки и подготовка
    • Питание и фитнес при беременности
    • Первый триместр беременности
    • Второй триместр беременности
    • Третий триместр беременности
    • Роды и подготовка
    • Беременность: ответы на частые вопросы
  • Лечение
    • Бесплодие
      • Лечение бесплодия
      • Женское бесплодие
      • Лечение женского бесплодия
    • Сахарный диабет
    • Простуда
    • Геморрой
    • Гайморит
    • Герпес
    • Молочница
    • Цистит
    • Грипп
    • Ветрянка
    • Как бросить курить
    • Депрессия
  • Энциклопедия
    • Питание
      • Правильное питание
      • Полезные диеты
      • Практические рекомендации
      • Витамины
      • Макро- и микроэлементы
      • Аминокислоты
      • Жиры
      • Фрукты, ягоды, орехи
      • Овощи, грибы, бобовые
      • Крупы, макароны, хлеб
      • Травы и растения
    • Наш организм
      • Аборт
      • Похудение
        • Основы похудения
        • Диеты для похудения
      • Внутренние органы
      • Части тела
      • УЗИ
    • Инструменты
    • Новости и сюжеты
  • Статьи
    • Питание
      • Диеты
      • Вегетарианство и сыроедение
      • Правильное питание
      • Натуральные продукты
    • Образ жизни
      • Сон
      • Стрессы
      • Фитнес
      • Мышление
      • Духовность
    • Окружающая среда
      • Экология
      • Климат
      • Атмосфера
    • Профилактика
      • БАД
      • Закаливание
    • Наш организм
      • Анатомия
      • Физиология
      • Психология
    • Оздоровление
      • Болезни
      • Лечение
      • Лекарства
      • Аппараты
    • Медицина
      • Восточная
      • Народная
      • Западная
  • Врачи и клиники
    • Врачи
    • Косметические улучшения
    • Массаж
    • Оздоровление
    • Отдых
    • Профилактика
    • Психическое здоровье
    • Салоны
    • Спа
    • Спорт
    • Товары
    • Услуги
    • Уход за глазами
    • Уход за зубами
    • Фитнес
    • Холизм
  • Сообщество
    • Группы
    • Участники
    • Найти соратников
    • Делимся опытом
    • Форум
    • Блоги
    • Фото

www.nazdor.ru

Инфузионная терапия при ожогах ребенку

Половина рассчитанного объема жидкости должна быть введена в течение первых 8 часов.

Возможен расчет жидкости на первые сутки по формуле: 1 мл жидкости х 1% площади ожога х 1 кг массы тела. К расчетному объему добавляют суточную потребность в воде в соответствии с возрастными нормативами. Общий объем (суточный) инфузионно-трансфузионной терапии у детей старше 2-х лет не должен превышать «/ю часть массы тела ребенка. Если у больного площадь ожога превы­шает 50% поверхности тела, то расчет в первые сутки проводится на 50% площади ожога. При глубоких ожогах жидкостная терапия включает коллоидные, кристал-лоидные, бессолевые растворы в соотношении 1:1:1. Темп введения растворов рассчитывают по формуле: количество капель в минуту = объем вводимой жид­кости в литрах х 14. Кровь в шоке переливают только при выраженной анемии.

На вторые сутки (после выхода больного из состояния шока) суточный объем инфузионной терапии уменьшается в 2 раза. В случаях тяжелого шока, при невозможности его ликвидации в указанные сроки, общий объем и темп инфузи­онной терапии устанавливается в зависимости от показателей центрального веноз­ного давления и диуреза (табл. 21).

Таблица 21 Схема коррекции противошоковой инфузионно-трансфузионной терапии

Надежным и общепринятым методом контроля адекватности проводимой ин­фузионной противошоковой терапии является оценка почасового диуреза. Возраст­ные нормативные показатели почасового диуреза варьируют от 20 мл (до 1 года) до 40 мл (старше 10 лет). Снижение диуреза при шоке является показанием к увеличению объема и темпа внутривенного введения жидкостей.

Проведение обезболивающих блокад — принципиально важная составная часть лечения травматического шока. Методики проведения обезболивающих блокад мест переломов у детей с множественными и сочетанными повреждениями не отличаются от общепринятых, однако необходимо соблюдение двух практически важных условий их выполнения.

Больным с травматическим шоком выполнение блокад целесообразно прово­дить после купирования явлений острой дыхательной недостаточности, катетериза­ции магистральных сосудов и начала инфузионной терапии.

Доза местных анестетиков у детей в состоянии шока должна составлять не более 2/3-1/2 возрастных доз, которые представлены в табл. 22.

Ожоговая болезнь — это совокупность клинических симптомов, общих реакций организма и нарушения функции внутренних органов при термических повреждениях кожи и подлежащих тканей.

Признаки ожоговой болезни наблюдаются при поверхностных ожогах более 15-25% поверхности тела и глубоких ожогах более 10%.

В течении ожоговой болезни выделяют четыре периода: I — ожоговый шок , II — острая ожоговая токсемия , III —септикотоксемия (ожоговая инфекция ), IV — реконвалесценция .

I. Ожоговый шок является первым периодом ожоговой болезни. Продолжительность шока (от нескольких часов до нескольких суток) определяется преимущественно площадью поражения. Любая ожоговая рана является первично микробно зафязненной, однако в период ожогового шока влияние инфекции еще не выражено.

I. Острая ожоговая токсемия является вторым периодом заболевания. Он начинается со 2-3 суток, продолжается 7-8 дней и характеризуется преобладанием явлений выраженной интоксикации.

III. Период септикотоксемии (ожоговой инфекции ) условно начинается с 10-х суток и характеризуется преобладанием инфекционного фактора в течении заболевания. При отрицательной динамике процесса возможно развитие ожоговой кахексии, приводящей в последующем к гибели больного.

IV. Период реконвалесценции характеризуется постепенной нормализацией функций и систем организма. Он наступает после заживления ожоговых ран, либо после оперативного их закрытия.

Считается, что при поверхностном ожоге любой степени 15- 20% поверхности тела или при глубоком ожоге более 10% поверхности тела обычно развивается ожоговый шок . Степень его зависит от обширности ожога: при общей площади поражения до 20% обычно развивается легкий ожоговый шок, от 20% до 60% — тяжелый и при более обширном поражении — крайне тяжелый ожоговый шок

Симптомы ожоговой болезни

В первые часы ожогового шока примерно у 25 % пострадавших наблюдается возбуждение, сменяющееся по мере углубления шока заторможенностью. Глубокие рефлексы при этом повышены, может определяться рефлекс Бабинского. Болевая чувствительность необожженной кожи снижается, дермографизм угнетен.

На фоне ожоговой токсемии и инфекции возможен менингизм, иногда развивается менингит. Гнойный менингит обусловлен гематогенным или контактным распространением инфекции на мозговые оболочки. Ожоги с поражением костей свода черепа часто осложняются эпи– и субдуральными абсцессами. Среди психических нарушений, осложняющих течение ожоговой болезни, преобладают делириозные и делириозно-онейроидные состояния.

Как токсико-инфекционный период, так и период ожогового истощения могут осложняться органическими поражениями головного мозга невоспалительного характера (ожоговая энцефалопатия). Ведущие патогенетические механизмы ожоговой энцефалопатии – нарушения проницаемости сосудов, гипоксия и отек вещества мозга. Клинически наиболее важны такие синдромы ожоговой энцефалопатии, как амавротически-судорожный, гиперкинетический, делириозно-аментивный, рассеянных органических симптомов, астенический, вегетативно-трофических нарушений.

Поверхностно лежащие нервные стволы могут поражаться уже в момент ожога, захватывающего область их проекции на достаточную глубину. Чаще всего при этом поражаются малоберцовый, локтевой и срединный нервы. На 3–4-й неделе ожоговой болезни возможны различные по патогенезу одиночные и множественные невриты: инфекционно-аллергические, токсические, а также обусловленные распространением некроза на поверхностный участок нервного ствола. При ожоговом истощении часты полиневриты обожженных и необожженных конечностей.

восстановление кожного покрова. Показаны соответствующие различным видам осложнений патогенетические средства: препараты, уменьшающие проницаемость сосудов, транквилизаторы, антихолинэстеразные препараты и другие средства восстановительной терапии.

Вопрос 37. Ожоговый шок. Особенности инфузионной терапии

Ожоговый шок — первый период болезни, развивающийся в результате системного и локального ответа на травму. Системный ответ определяется увеличением сосудистого сопротивления и уменьшением сердечного выброса — один из наиболее ранних системных ответов на термическое поражение.Массивное выделение медиаторов воспаления в зоне поражения, а также системно, приводит к увеличению сосудистой проницаемости.

Локальный ответ на травму. Температура и длительность контакта с повреждающим термическим агентом определяет тяжесть локальных проявлений. В зонах глубокого ожога белковая коагуляция приводит к клеточной смерти с тромбозом мелких сосудов и некрозом. В зонах меньшего повреждения » зона стаза» клетки повреждаются в меньшей степени и возможно восстановление кровотока и органной функции. Успешность восстановления локального кровотока зависит от адекватности инфузионной терапии, своевременной коррекции гиповолемии.

В период ожогового шока целью инфузионной терапии является восстановление ОЦК, восстановление периферического кровотока, ликвидация метаболического ацидоза. Важной задачей в этот период является — избежать чрезмерной гипергидратации тканей. Отек, который формируется в поврежденных и мертвых тканях достигает максимума на 2-е сутки.

Обязательным правилом для лечения тяжелообожженных является «правило трех катетеров»:
1. Катетер в центральную вену — для постоянного гемодинамического мониторинга.
2. Катетер в мочевой пузырь — для учета почасового диуреза.
3. Назогастральный зонд — для разгрузки верхнего отдела желудочно-кишечного тракта.
Обязательным лечебным мероприятием, относящимся к категории экстренных является некротомия (продольное рассечение некротического струпа) при циркулярных глубоких ожогах конечностей или отдельных сегментов шеи, грудной клетки для предупреждения сдавления магистральных сосудов и нервов, уРасчет инфузионной терапии

Обьем инфузионной терапии зависит от площади ожога, веса тела, возраста. Расчет производят по формуле Паркланда:
Обьем ИТ = 2-4 ml х МТ (кг) х % ожога.
Например: обьем ИТ при площади ожога 40% у пациента весом 70 кг: V = 3 мл х 70 х 40 = 8400 ml..

Инфузионная терапия в первые сутки. В первые 0 — 8 часов необходимо ввести половину расчетной инфузии. Наиболее физиологично в этот период использование Рингер Лактата, либо 0,9% Хлорида натрия и 5% раствора глюкозы в соотношении 1:1. Применение коллоидов в этот период не рекомендуется вследствии высокой сосудистой проницаемости и нарушения дренажной функции интерстициального пространства. Последующие 8-24 часа после травмы при адекватной инфузионной терапии показатели КЩС нормализуются и сосудистая проницаемость уменьшается, к этому времени следует назначать нативные коллоиды.

У всех больных переносящих ожоговый шок имеет место метаболический ацидоз. Не следует стараться ликвидировать эти нарушения введением соды, а необходимо поддерживать значения рН соответствующие компенсированному метаболическому ацидозу. Адекватная инфузионная терапия и респираторная поддержка (вплоть до ИВЛ) будут способствовать восстановлению аэробного гликолиза, восстановлению функции почек (включению почечного буфера) т.е. включению механизмов саморегуляции КОС. При снижении рН ниже 7,2 коррекцию следует проводить введением бикарбоната натрия.

Экспериментальные и клинические исследования достаточно убедительно показали, что скорость и объем потерь жидкости (плазмопотеря) возрастают с увеличением площади ожога, что не зависит от глубины ожога и не проявляется лишь в случае гиперемии кожи (ожог I степени).

При всех остальных поражениях наблюдается следующая тенденция. Максимальная плазмопотеря происходит в первые 8 ч от момента получения ожога. Затем она постепенно снижается и становится минимальной к середине или концу 2-х суток.

Batehelor (1963) установил, что увеличение потери жидкости может достигать 60% поверхности тела и, следовательно, после этого предела нет необходимости в увеличении объема трансфузий.

При трансфузионном лечении скорость введения и объем вводимой жидкости должны быть индивидуальными для каждого больного.

Инфузионно-трансфузионное лечение должно осуществляться так, чтобы скорость введения различных жидкостей соответствовала изменяющейся скорости раневых потерь. Предложены различные формулы, позволяющие учитывать величину вводимых объемов жидкостей (суточный объем) с распределением по различным отрезкам времени — в первые 24 ч и затем в последующие 2 сут.

Применение различных формул — программа действия различных вливаний в течение шокового периода. Определение объема жидкостей, вводимой в различные отрезки времени, производится при поступлении больного в.стационар.

Уменьшение или увеличение объема жидкостй и скорости их введения на данном отрезке времени может видоизменяться в соответствии с получаемой клинической и лабораторной информацией о состоянии пострадавшего. Многочисленность существующих формул для расчета объемов вводимой жидкости вносит определенные затруднения. Однако существует ряд выработанных клиницистами положений, сводящихся к следующему:

1. Вводимый объем жидкостей не должен превышать 10% массы тела больного.

2. На 2-е и, если необходимо, 3-й сутки переливаются половинные объемы, применяемые в первые 24 ч (т.е. не более 5% массы тела пострадавшего).

3. В первые 8 ч от момента получения ожога (обозначаемого как период максимальных потерь жидкостей) внутривенно вводят 1/2 или даже 2/3 объема жидкости, намеченного для 1-х суток. Наибольшее значение для вычисления формул имеет не только площадь ожога (эритема, т.е. I степень не учитывается), но и масса пострадавшего. Скажем, у ребенка объем инфузий будет в несколько раз меньше, чем у взрослого. Сожаление вызывает то обстоятельство, что в большинстве формул возрастные градации (пожилые лица и в особенности старики) не учитывают необходимые для введения объемы жидкостей, так же как и локализацию травмы (ожоги дыхательных путей).

Подобные формулы неточны и не могут быть руководством для проведения инфузионно-трансфузионного лечения во всех случаях.

Наиболее распространенными и приемлемыми формулами являются: формула Эванса , формула Гвенна — медицинского центра в Броке, формула, или бюджет, Мура .

Формула Эванса: количество миллилитров жидкости, необходимой для введения, равно 2 мл, помноженным на процент ожога и массу тела пострадавшего плюс 2000 мл 5% раствора глюкозы. Например: при площади ожога, равной 30%, и массе тела 60 кг необходимо перелить 5600 мл жидкости, из которых половину составляют коллоиды (плазма, декстраны, поливинилпирролидон — всего 2 л) и другую половину — электролитные растворы (всего около 4 л).

Существуют два пояснения к этой формуле. Одно из них указывает, что при ожогах более 50% расчетная величина жидкостей не должна превосходить этой» цифры, и другое — объем переливаемой жидкости у пациентов старше 50 лет должен быть в 1 1/2-2 раза меньше, чем предложено в формуле.

Формула Броке, являющаяся модификацией формулы Эванса, вычисляется так же, с разницей в том, что 1/4 часть количества жидкости, вычисленной по этой формуле, составляют коллоиды (в формуле Эванса — 1 часть коллоидов и равная часть электролитов плюс 2000 мл 5% раствора глюкозы) и 3Д электролитов плюс 2000 мл 5% раствора глюкозы. Величина ожога более 50% поверхности тела, как и в формуле Эванса, не учитывается. Пожилым лицам и старикам переливают не более 3/4 или 1/2 определяемого объема жидкостей.

Согласно формуле Мура, при шоке объем жидкостей в течение первых 48 ч составляет 10% массы тела больного и распределяется следующим образом: 1/2 объема — в первые 12 ч,1/4 — в следующие 12 ч и 1/4 в следующие 24 ч. Помимо этого, в течение 1-го дня для покрытия потерь с потоотделением переливают 2500 мл 5% раствора глюкозы.

Мы проводим лечение ожогового шока, пользуясь формулой Мура или Брока. В первые 8 ч после получения ожога переливаем 1/2 количества жидкостей, предназначенного для инфузий в течение 24 ч, остальную половину — в последующие 16 ч. На 2-3-й сутки переливаем половинное количество жидкостей, введенных в 1-е сутки. При этом соблюдаются следующие соотношения: коллоиды электролиты +5% раствор глюкозы=1:2; при тяжело протекающем ожоговом шоке — 1: 1,5.

Остановимся на основных инфузионно-трансфузионных средах.

Электролитные растворы играют существенную роль в лечении ожогового шока. Соотношение их с вводимыми коллоидами колеблется в пределах 3: 1 или 2:1.

Изотонический раствор хлорида натрия не обладает достаточной эффективностью при восполнении объема циркулирующей крови. Далее при вливании больших объемов (1-2 л) он может вызывать внутриклеточные нарушения. Раствор Рингера — Локка содержит достаточное количество электролитов. Однако его эффективность при лечении ожогового шока также невелика. Он так же быстро покидает сосудистое русло. В настоящее время при лечении ожогового шока более часто применяются сбалансированные растворы электролитов с лактатом натрия (раствор Гартмана, лактасол). Инфузий этих растворов не только эффективны при гиповолемии, но и улучшают кислотно-щелочное состояние. Включение в них лактата натрия в качестве энергетического субстрата реализуется в цикле Кребса.

Наши многочисленные наблюдения по применению лактасола показали успешность применения его при легкой и средней тяжести ожогового шока либо в чистом виде, либо в сочетании с небольшими дозами коллоидов (полиглюкин и реополиглюкин у лиц пожилого возраста). Лактасол, примененный для лечения ожогового шока в дозировке 2-4 л, улучшал и реологические свойства крови, микроциркуляцию и в определенной мере служил профилактическим средством против дис-семинированного внутрисосудистого свертывания. Таким образом, в настоящее время лучшими из кристаллоидов при лечении ожогового шока признаны сбалансированные электролитные растворы, особенно с добавлением лактата и бикарбоната натрия.

Препараты декстрана (полиглюкин и реополиглюкин). В одном из разделов уже была приведена подробная характеристика используемых при лечении ожогового шока препаратов декстрана. В данном разделе мы коснемся вкратце механизма их действия и объема жидкости, применяемой при лечении. В принципе сухая или нативная плазма должна являться основной трансфузи-онной заместительной средой. Однако ряд недостатков (опасность передачи вируса гепатита, ограниченность срока годности, в особенности нативной плазмы, содержание значительного количества консерванта, дороговизна) заставили искать другие медикаменты. В настоящее время широко применяется отечественный препарат рео-полиглюкин (реомакродекс), низкомолекулярный, сравнительно быстро покидающий сосудистое русло, назначаемый как средство борьбы с нарушениями микроциркуляции (улучшает кровоток в мелких сосудах и капиллярах в дозировке 400-800 мл). Препарат более эффективен в сочетании с полиглюкином, обладающим выраженным гемодинамическим действием.

Полиглюкин (среднемолекулярдный декстран) является лучшим плазмазаменяющим раствором: он длительное время циркулирует в сосудистом русле, поддерживая объем циркулирующей крови, улучшая минутный объем, вызывая диуретический эффект. Применение по-лиглюкина показано при выраженных нарушениях гемодинамики, а также в случаях, когда для нормализации кровообращения нужны небольшие количества жидкости (ожоги дыхательных путей, шок у лиц пожилого возраста и стариков). Объем вводимого полиглюкина может колебаться в пределах 400-1600 мл, а в сочетании с реополиглюкином в пределах 800-2000 мл.

Цельная кровь и ее препараты. Использование цельной крови при ожоговом шоке не потеряло своего значения. Аргументированность ее применения основана на том, что в крови обожженного при шоке наблюдается деструкция эритроцитов, величина которой зависит от площади глубокого ожога. Несомненен нами установленный [Муразян Р. И., 1973] факт, что переливание крови малых сроков хранения в дозировках, доходящих до 1 л, на фоне переливания 4-6 л других жидкостей (электролитные растворы, декстраны) не усугубляет гемоконцентрации. Кровь со сроком хранения 1-3 дня улучшает транспорт кислорода к тканям организма.

Кровь благоприятно влияет на обменные процессы, уменьшает проницаемость сосудов и клеточных мембран .

Однако, являясь сторонниками переливания цельной крови, в последние годы мы применяем ее только на 2- 3-й сутки шокового периода. Данное обстоятельство продиктовано тем, что переливаемая кровь, несмотря на малые сроки хранения, подвержена, как и кровь больного, значительным разрушительным процессам. Деструкция эритроцитов наиболее интенсивно происходит в первые 24-36 ч, ввиду чего может ухудшиться микроциркуляция и возникать агрегация форменных элементов крови. При переливании свежей крови в дозе 250- 1000 мл после указанного срока в сочетании с инфузия-ми реополиглюкина опасность незначительна.

Трансфузии плазмы даже у приверженцев переливания цельной кровл не встречают возражений. До 1960 г. плазма (нативная и сухая) являлась основной транс-фузионной средой при лечении ожогового шока. Возникшие сомнения в целесообразности ее использования вызваны, повторяем, возможностью передачи сывороточного гепатита, высокой стоимостью и ограниченной возможностью ее получения в больших количествах.

Плазма содержит специфические антитела, что может приводить при трансфузиях ее в больших количествах, как и при переливании крови, к декструкции эритроцитов. В период ожогового шока оптимальная доза перелитой плазмы, по мнению различных авторов, должна составлять 2-4 л [Вилявин Г. Д., Шумов О. В., 1963; Monsaigon, 1959; Muir, 1974, и др.].

Растворы альбумина за последние годы все более привлекают к себе внимание при лечении ожогового шока. Необходимо, однако, помнить, что альбумин как мелкодисперсный белок быстро покидает сосудистое русло и обнаруживается в теряемой раневой жидкости. Из-за этого нужно вводить большие дозы 5% раствора альбумина, применяя его подобно плазме длительно, на протяжении многих часов. Альбумин создает соответствующее онкотическое давление, концентрированные растворы его из-за этого способствуют выходу жидкостей из тканей в сосудистое русло (дегидратационное действие). Растворы альбумина участвуют в транспортировке лекарственных веществ, воды, витаминов, они обладают также дезинтоксикационным действием. Осложнения редки, однако у больных с сердечно-сосудистой декомпенсацией переливания значительных количеств растворов альбумина могут привести к ухудшению состояния. Применение растворов альбумина в нужных дозировках (200-400 мл и более) не всегда возможно.

Антикоагулянты. До сих пор нет единого мнения о целесообразности применения антикоагулянтов в связи с тем, что наряду с тромбообразованием и гиперкоагуляцией в шоковом периоде нередко наблюдаются различные кровотечения (желудочные, кровоизлияния в другие внутренние органы). Наш многолетний опыт и многочисленные исследования выявили, что степень гиперкоагуляции находится в прямой зависимости от величины ожоговой травмы. Чем обширнее и глубже ожог, тем чаще наблюдаются тромбоэмболические осложнения. Активация свертывающей системы крови диктует необходимость применения гепарина в профилактических дозах, а в случае выявления тромбоэмболических осложнений — применение его в лечебных дозах.

Внутрисосудистая коагуляция вызвана многими факторами, из которых наиболее существенную роль играют нарушения микроциркуляции, повышение числа

uralnano.ru


Смотрите также