.
.

Ожоги матвей тула


Маленький Матвей из Тулы отметил пятый день рождения

https://www.tulapressa.ru/2019/11/malenkij-matvej-iz-tuly-otmetil-pyatyj-den-rozhdeniya-4612/

У обгоревшего в тульском роддоме ребенка все хорошо

20 ноября малышу Матвею, обгоревшему под лампой в тульском роддоме, исполнилось пять лет. С днем рождения мальчика поздравили администраторы сайта, посвященного ребенку.

«У Матвея все хорошо, он растет и развивается в кругу любящих его людей. Просим никого не волноваться. Мы правда знаем, что все хорошо и искренне рады за него. Просим присоединиться к поздравлениям всех людей, кто помнит Матвейку», — написали в блоге.

Напомним, несколько лет назад за жизнью малыша следила вся Россия. В 2014 году в палате для новорожденных тульского роддома загорелась лампа фототерапии, после огонь перекинулся на детские кроватки. Младенцы горели несколько минут, Матвей пострадал больше остальных — ожоги покрыли 70 процентов тела мальчика. После случившегося от него отказалась родная мать.

фото 1tulatv.ru

Виновной в трагедии суд признал дежурного врача Галину Сундееву. Женщину приговорили к трем годам заключения, однако она быстро вышла по амнистии в честь 70-летия Победы.

Усыновить Матвея хотели сразу несколько женщин: Наталья Сарганова из Тулы и жительница столицы Наталья Тупякова. В итоге ребенка передали в семью москвички Светланы.

Автор статьи
Полина Степанова

Суд вынес приговор по громкому делу и амнистировал подсудимую

Центральный районный суд Тулы приговорил бывшего врача местного роддома №1 Галину Сундееву к трем годам лишения свободы и по амнистии тут же освободил от наказания. Таким образом закончился вызвавший широкий общественный резонанс судебный процесс по делу о пожаре в родильном доме, в ходе которого серьезно пострадали новорожденные.

В ходе начавшегося в январе 2016 года судебного процесса Галина Сундеева вину отрицала. По ее словам, сигнализация «показала неверную информацию» о палате, в которой сработал датчик, «а пока искали реальное место пожара, время ушло».

По версии следствия, дежурившая в тот день в роддоме 69-летняя врач Сундеева «не осуществила должное руководство дежурной сменой при тушении пожара до прибытия главврача, лично не установила и не проверила место возникновения пожара в здании, не сообщила в пожарную охрану о пожаре».


Что случилось

19 ноября 2014 года в тульском роддоме №1 новорожденный Матвей получил серьезнейшие ожоги. В результате пожара, вызванного возгоранием лампового блока, предназначенного для проведения фототерапии, мальчик получил ожоги 75% кожного покрова тела и 20% — дыхательных путей. Мальчика отвезли на лечение в московскую городскую клиническую больницу №9 имени Сперанского, где ему сделали несколько операций. В течение года он проходил в больнице реабилитацию.

Вместе с Матвеем пострадала также новорожденная девочка, у которой было около 10% ожогов тела. Мать отказалась от нее сразу после рождения. В декабре девочка была выписана и передана в приемную семью из Тулы.

Главный врач больницы имени Сперанского Анатолий Корсунский на брифинге 16 декабря 2015 года рассказал про Матвея: «Весь год мы за него боролись. Впервые в мировой истории ребенок в таком возрасте оказался в такой крайне тяжелой ситуации, но мы его подняли. Это впервые в истории детской хирургии, никогда такого не было. И сейчас он поступил к нам для дальнейшего прохождения лечения, операций ему предстоит еще немало. Все только начинается для него».

Мать Матвея Екатерина Захаренко с декабря 2014 года находилась на обслуживании в госучреждении Тульской области «Кризисный центр помощи женщинам». Она отказалась от ребенка в августе 2015 года.


Кто хотел усыновить Матвея

Случай имел большой резонанс, многие захотели помочь обгоревшему мальчику. После того как мать отказалась от ребенка, сразу несколько женщин выразили желание ус

В Туле началось разбирательство об ожогах ребенка – Общество – Коммерсантъ

В центральном районном суде Тулы началось разбирательство по уголовному делу в отношении бывшей заведующей отделением местного роддома Галины Сундеевой. Ее обвиняют в халатности на рабочем месте, из-за чего в роддоме в 2014 году получил ожоги 80% тела новорожденный мальчик Матвей. Сама врач Сундеева считает причиной ожогов неисправную технику.

Причиной разбирательства стал случай в родильном доме №1 в Туле 19 ноября 2014 года. Вечером этого дня мальчик и девочка трех дней от роду проходили фототерапию в палате для новорожденных. Медперсонала в этот момент в помещении не было. В результате взрыва лампы новорожденные получили ожоги: 7% тела у девочки и 80% тела у мальчика. Второй ребенок, которого мать назвала Матвеем, выжил, перенеся больше десятка сложнейших операций в столичном ожоговом центре имени Н. Г. Сперанского.

Обвинения по этому ЧП были предъявлены бывшей заведующей отделением патологии беременных этого роддома Галине Сундеевой. Следствие считает, что дежурившая в тот день в роддоме 69-летняя врач Сундеева «не осуществила должное руководство дежурной сменой при тушении пожара до прибытия главврача, лично не установила и не проверила место возникновения пожара в здании, не сообщила в пожарную охрану о пожаре». Как пояснила представитель следственного управления Следственного комитета РФ по Тульской области Зинаида Каминская, вместо этого врач направила одну из сотрудниц установить и проверить место возникновения пожара в помещении, где сработал датчик пожарной сигнализации. А сама Галина Сундеева сообщила диспетчеру об отсутствии пожара и попросила другую сотрудницу переустановить пожарную сигнализацию, что и было сделано.

Галина Сундеева уверяет, что в случившемся нет ее вины. По ее словам, сигнализация «показала неверную информацию» о палате, в которой сработал датчик, «а пока искали реальное место пожара, время ушло». В свою очередь ее адвокат Игорь Филиппов обратил внимание, что Галина Сундеева фактически не имела отношения к тому отделению, где произошло ЧП с младенцами. А ее коллеги собрали уже более 200 подписей в поддержку известного в Туле врача.

Уголовное дело доктора состоит из шести томов. Галину Сундееву обвиняют в халатности и ненадлежащем исполнении должностным лицом своих обязанностей, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека по ч. 2 ст. 293 УК РФ. По этой статье обвиняемой грозит до пяти лет лишения свободы. Уголовное дело поступило в суд в декабре 2015 года. Как сообщила пресс-секретарь управления судебного департамента в Тульской области Ольга Дячук, стороны обвинения и защиты намерены вызвать в качестве свидетелей более 80 человек, исследовать заключения экспертов и другие материалы дела. Впрочем, процесс будет проходить в закрытом режиме. Обвиняемая Сундеева заявила, что не понимает, зачем это делается, предположив, что «следствию есть что скрывать». Очередное заседание по делу назначено на 14 января.

Отметим, что в результате ЧП в роддоме от мальч

Россияне попросили Путина помочь малышу, получившему сильные ожоги в роддоме Тулы

Волонтеры обратились к президенту России Владимиру Путину с просьбой помочь оплатить операцию 7-месячному Матвею, который получил ожоги от взрыва лампы.

Трагедия случилась в ноябре прошлого года в тульском родильном доме № 1. Во время очередного сеанса фототерапии произошло возгорание медицинской лампы в аппарате. В результате маленький Матвей и еще один младенец получили тяжелые травмы.

У  мальчика обожжено 70% поверхности тела, также были повреждены внутренние органы. Чтобы выжить, малышу пришлось пережить множество операций. Далее ребенку предстоят еще несколько пластических операций, а также длительный курс реабилитации.

Впоследствии от малыша отказались его самые родные люди - мама и папа.

Известно, что сейчас ребенок проходит лечение в Москве. Матвей находится в реанимации в тяжелом состоянии. Как отмечают волонтеры, самая главное - чтобы ребенок набрал нужный вес.

- Малыш не сдается, он хочет жить вопреки всему. Не каждый взрослый сможет вытерпеть такие страдания, а он терпит и надеется на нашу помощь. Пожалуйста, не оставайтесь равнодушными. Пусть ребеночку сделают операцию за счет государства, ведь он этого достоин, - призывают активисты.

Матвей до трагедии

По словам волонтеров, пока малыш находится в больнице, за ним ухаживают врачи и няня. Однако активисты уверены, что никто не сможет дать столько тепла и ласки мальчику, как самый родной и близкий человек. Поэтому они намерены найти Матвею маму.

Матвей, обгоревший в тульском роддоме, обрел маму

12 февраля в Центральном районном суде Тулы завершилось судебное заседание по усыновлению Матвея Захаренко, длившееся в общей сложности около двух месяцев. Судья принял решение "отдать" малыша, который в ноябре 2014 года получил порядка 80% ожогов тела и внутренних органов, первой заявительнице Светлане Ч. Женщина подала документы на усыновление раньше второй претендентки - москвички Натальи Тупяковой. Она, кстати, практически с самого начала после трагедии следила за судьбой малыша и участвовала в его жизни, но в последний момент отозвала свое заявление на усыновление.

- Решение суда в законную силу не вступило и может обжаловаться в установленном законом порядке, - сообщила пресс-секретарь УСД по Тульской области Ольга Дячук.

Когда начался процессу по усыновлению, Наталья не смогла видется с МатвеемФото: Архив "КП"

О том, что Матвейка, наконец, обрел маму написал в соцсетях уполномоченный по правам ребенка при президенте Павел Астахов.

- В настоящий момент как истинная мама Светлана находится с малышом в больнице, где проводится сложнейшая операция на ручке Матвея, - написал Астахов.

После заседания журналистам удалось задать пару вопросов жирналистке Виктории Ивлевой, которая присутствовала сразу на нескольких заседаниях "по Матвею". На одном из них она появилась вместе с биологической мамой ребенка Екатериной Захаренко и заявила тогда, что нет ничего лучше для малыша, чем родная мама.

- Мне очень жалко Матвея, - говорит Ивлева. - Сегодня мальчик обрёл семью. Надеюсь, там ему будет хорошо.

Во время общения с журналистами у Ивлевой зазвонил телефон. Как она пояснила - это Катя прислала ей СМС. В зачитанном женщиной сообщении говорилось, что операция прошла успешно.

Напомним, сегодня в ожоговом центре Матвею делали очередную операцию на левой ручке.

Трагическая история новорожденного Матвейки началась в ноябре 2014 года, когда во время сеанса фототерапии в роддоме он получил ожоги порядка 80% тела. Вскоре после ЧП 19-летняя на тот момент мама младенца Екатерина Захаренко отказалась от малыша. Органы опеки приняли решение о передаче ребенка в приемную семью.

Наталья Тупякова отозвала свое заявление на усыновление 10 февраляФото: Алексей ФОКИН

Судебная тяжба началась в конце 2015 года. Вопрос об усыновлении Матвейки усложнился теми обстоятельствами, что стать мамой ему хотели сразу две кандидатки. Одна из них Наталья Тупякова. Жительница Москвы, волонтер и медсестра, мама троих детей (двое приемные - девочки-инвалиды) несколько раз получала отказ от опеки над Матвеем и в момент, когда ребенка оказалось возможным усыновить "оказалась не при делах". Как говорила Тупякова, органы опеки не проинформировали ее об изменении статуса ребенка. В итоге, подала документы на усыновление, но оказалась второй.

В итоге, судья принял решение объединить два дела в одно и рассматривать их в едином производстве.

На досудебном слушании, являющемся процедурой подготовки дела к рассмотрению в судебном заседании, Натальи Тупяковой и ее представителей не было. Тогда близкие Натальи сообщили, что из-за нервного напряжения у нее начались проблемы со здоровьем.

Первое слушание дела по усыновлению Матвея Захаренко состоялось 21 января (и длилось более семи часов). Во время заседания, прошедшего 27 января (длилось порядка 10 часов) участников дела обязали до 8 февраля пройти комплексную психолого-психиатрическую экспертизу. Тогда же судья заслушала четырех свидетелей. В отличие от сегодняшнего дня на заседании присутствовали биологическая мама Матвея Екатерина Захаренко и ее представитель Виктория Ивлева, которая рассказала почему Катя "забросила" сына: в свои 19 лет она пережила трагедию и для того, чтобы прийти в себя, ей потребовалось время. Сейчас Катя поняла, что лучше родной мамы для Матвея не может быть никого и намерена вернуть малыша.

На следующее заседание Катя так и не пришла.

Ольга Синяева и Наталья Тупякова после одного из заседанийФото: Алексей ФОКИН

Стоит отметить, что Екатерина Захаренко не лишена родительских прав и не ограничена в них, а вопрос об усыновлении ребенка встал тогда, когда он находился без попечения родителей без уважительных причин в течение полу года. Но последние несколько раз Катя в суде так и не появилась, своим поступком еще раз давая почву для вопросов.

В связи с тайной усыновления весь процесс велся в закрытом режиме.

Поделиться видео </>

Виктория Ивлева о матери Матвея.Алексей ФОКИН

История Матвея привлекла внимание к проблемам здравоохранения в Туле | Статьи

Год назад по вине медицинского персонала Центрального родильного дома города Тула чуть не сгорел заживо новорожденный ребенок, имя которого в этом году стало нарицательным, обозначающим преступную халатность, профессиональную непригодность и полное отсутствие надзора за деятельностью органов здравоохранения со стороны региональных властей. Сегодня идут ожесточенные споры о том, с кем должен остаться чудом выживший Матвей — в детском доме семейного типа депутата Тульской городской Думы Натальи Саргановой или с Натальей Тупяковой, ранее изъявившей желание забрать малыша. Общественность выражает беспокойство и опасения, что если ребенок останется с Саргановой, то разбирательство в отношении виновных медиков прекратится по причине примирения сторон, а Сарганова не будет настаивать на новых проверках и возмещении ущерба. Несмотря на широкое обсуждение, виновники потрясшего всю Россию происшествия до сих пор не понесли существенного наказания.

Стоит отметить, на прошедшей в четверг, 17 декабря, пресс-конференции президент России ответил на вопрос про чудом выжившего ребенка. Президент признался, что следит и держит ситуацию на личном контроле, а действия сотрудников больницы назвал преступной халатностью. По его мнению, произошедшее в ЦРД Тулы — страшная трагедия, о которой без слез говорить невозможно.

— Известно, что несколько человек, несколько семей не просто хотят, а борются за право усыновить Матвея, — показал свою осведомленность в вопросе президент и выразил надежду, что вскоре у Матвея появится мама. — В самое ближайшее время, я надеюсь, эта проблема будет решена.

Матвей пострадал из-за халатности медсестры при проведении процедуры фототерапии. Сотрудница роддома пренебрегла правилами и самовольно оставила детей без присмотра, повесив при этом на саму лампу сушиться пеленку. В результате лампа взорвалась, а горящая ткань упала на детей. Вернулась медсестра минут через десять. Матвей получил ожог 70% тела, но чудом выжил.

Трагическая история Матвея раскрыла одну из проблем регионального здравоохранения — безответственность сотрудников медицинских учреждений и царящую в структуре здравоохранения безнаказанность. В тульском министерстве здравоохранения «Известиям» заявили, что все работавшие в момент пожара в родильном доме сотрудники наказаны — выговор от министерства получил весь персонал, а заведующая акушерским отделением, бывшая ответственным лицом в тот роковой день, Галина Суднеева и две медсестры — Кузьмина и Михалкина — больше в учреждении не работают.

— Эти люди больше не работают в этом учреждении, — отчеканили в пресс-службе регионального министерства.

Однако, по информации ряда изданий, медсестры продолжают свою «лечебную» деятельность. Стоит отметить, что уголовное дело в отношении Кузьминой было прекращено амнистией к 70-летию Великой Отечественный войны, а в отношении Суднеевой продолжается. Этот случай ухода от ответственности не единичный. Так, акушерки Краснодарского края, ошпарившие двух новорожденных, в связи с амнистией не ответили за свою халатность. Аналогичная ситуация произошла с медицинским работником в ЯНАО.

«Известиям» по телефону ЦРД Тулы не удалось связаться с медсестрами, имевшими отношение к происшествию, а главврач отказался разговаривать с журналистами.

— С Кузьминой связывайтесь по мобильному телефону, — ответили в справочной родильного дома.

Ответ от пресс-службы Министерства здравоохранения РФ по вопросу качества медицинского обслуживания в Тульской области на момент сдачи материала получить не удалось. 

Защитники Матвея считают, что существует настоящий заговор тех, кто не желает нести ответственность за произошедшее. Актриса и режиссер Ольга Будина, принимающая активное участие в судьбе малыша, рассказала «Известиям», что органы опеки регулярно нарушают законодательство и права ребенка. Она, как и тысячи других россиян, поддерживает мать троих детей, в том числе двух приемных детей-инвалидов, Наталью Тупякову, летом заявившую о намерении стать приемной мамой Матвея. Однако, по мнению Будиной, органы опеки намеренно затягивают этот процесс и хотят отдать ребенка «ручному» родителю.

— Мы требуем признать Наталью участником процесса по усыновлению Матвея. Опека и медики при попустительстве тульской прокуратуры пытаются через суд продавить назначение приемным родителем никому не известного лица по поддельным документам, — поделилась опасениями Будина.

А позже стало известно, что на опеку над ребенком также претендует тульский депутат и основатель первого тульского детского дома семейного типа Наталья Сарганова.

По мнению правозащитницы, заинтересованные лица специально хотят отдать Матвея тем, кто не будет инициировать дальнейшее разбирательство по делу о халатности сотрудников роддома.

— Против ребенка есть заговор властей, которые не желают нести ответственности за содеянное. Из двоих медиков одного уже отпустили по амнистии. Со вторым, как только будет назначен «ручной» приемный родитель, будет примирение. Иск по возмещению морального вреда и ущерба от законных представителей Матвея подан не будет, — считает она.

Ольга Будина рассказала, что на страницу в социальной сети, созданную для информирования и обсуждения проблем Матвея, сыпятся сообщения о разных случаях профессиональной некомпетентности тульских врачей, о халатности и безответственности.

Режиссер и многодетная мать Ольга Синяева, также принимающая активное участие в судьбе ребенка, рассказала, что тульские медицинские чиновники и работники могут идти на более серьезные преступления, чтобы скрыть предыдущие. По ее мнению, проблем со здравоохранением много по всей России, но ситуация в Туле показательная.

— Происходящее в Туле — полный беспредел. До такой степени, что люди просто в шоке от происходящего. Чтобы прикрыть одно преступление, медики идут еще на большие преступления, совершенно не думая об интересах ребенка, — эмоционально рассказала она. — Они там в одном плотном дружественном мафиозном кольце сплетены и родственными связями. Видимо, какими-то услугами друг другу обязаны, потому что фактически ни один случай не был расследован. Потому что главный врач больницы Людмила Котик и прокурор — сваты.

Как выяснили «Известия», история Матвея — не единственный трагический случай в детском здравоохранении Тульской области. Пренебрежение здоровьем и жизнью детей скорее уже сформировалось в систему — частую гибель новорожденных из-за халатности медиков, передачу детей неизвестным опекунам. По одной из версий, причиной безнаказанности тульских медиков могут быть тесные связи с властными органами и представителями силовых ведомств. Представители региональных элит обрастают причудливыми связями, чтобы как можно дольше оставаться на насиженных доходных должностях и не терять контроля над созданными «кормушками». Например, несменяемый главврач Тульской детской областной больницы Людмила Котик и бывший прокурор Тульской области Олег Черныш стали родственниками через женитьбу их детей. 

Оргсекретарь профсоюза медработников «Действие» Андрей Коновал подтвердил «Известиям», что высокий уровень коррупции в системе здравоохранения наблюдается не только в Тульской области, но и в других регионах страны и приводит снижению качества обсаживания пациентов. По его мнению, нынешняя система управления медицинскими учреждениями позволяет их руководителям создавать незаконные схемы для обеспечения себя доходами.

— Уничтожена формальная вертикаль управления и надзора. На уровне отдельных медицинских учреждений введена система хозрасчета, когда государственные или муниципальные учреждения должны зарабатывать, а финансирование получают исходя из объема оказанных услуг, — объясняет эксперт. — При этом дается право учреждениям оказывать платные услуги. Кроме того, сейчас главврачи могут манипулировать заработными платами, создавая при этом неравные условия работы.

Другой причиной стремительного ухудшения качества медицинских услуг, оказываемых государственными учреждениями, в том числе и в Тульской области, эксперт называет недостаточное финансирование со стороны региональных бюджетов, вследствие чего молодые медицинские работники вынуждены работать по несколько смен на нескольких ставках, а порой и на второй работе. Это не может не сказываться на качестве медицинской помощи, отмечает Коновалов. По его мнению, если ситуация не изменится, то количество врачебных ошибок и случаев халатности может возрасти.

Действительно, медицинский персонал Тульской области с изрядным постоянством фигурирует в громких делах и разбирательствах, а информационное поле полно сообщениями о ненадлежащей работе медицинских учреждений. Совсем недавно стихло общественное негодования, вызванное уходом от ответственности тульского хирурга Павла Дегтярева, по чьей вине умер трехлетний Иван Пугачев. Несмотря на то что доктор был признан виновным, фактического наказания он не понес, так как истек срок давности по делу.

Жительница Тульской области Наталья Чернова не может вернут собственного ребенка. По ее словам, сразу после родов сотрудница органов опеки стала психологически давить и заставлять отказаться от ребенка, что она и сделала не по своей воле, а теперь не может вернуть ребенка, так как органы опеки ссылаются на «тайну усыновления». Стоит отметить, что бабушка Матвея в одной из телевизионных передач призналась, что ее дочь отказалась от ребенка именно из-за психологического давления со стороны персонала.

Недавно в ЦРД скончался еще один ребенок. Его мама Наталья Юстус уверена, что гибель произошла по вине врачей. Спустя два дня после выписки скончался ребенок Вики Соколовой, родившей в ЦРД. Такая же история произошла с уроженкой Узбекистана, проживающей в Туле. Подобных историй, к сожалению, десятки.

Зампред комитета Совета Федерации по социальной политике Людмила Козлова считает, что по нескольким примерам нельзя судить о всей системе здравоохранения в какой-либо области.

— Работу системы тульского здравоохранения я когда-то знала, потому что проводила занятия там с врачами. Тогда у них было всё очень хорошо поставлено, а о таких случаях, о которых вы спрашиваете, могу сказать, что это, возможно, человеческий фактор. Он может сказаться в любом регионе. Многое зависит от человеческих личностных качеств того человека, который работает в системе здравоохранения. Я не защищаю всех, но мне недобросовестные люди встречались гораздо реже. Врач не может быть врачом, если не умеет сострадать. Все наши беды от отсутствия душевных качеств, — заключил член Совета Федерации.

Обгоревший младенец из Тулы будет взят под опеку

Мальчик Матвей, получивший ожоги 70% тела в Тульском роддоме, будет взят под опеку москвичкой Натальей Тупяковой

Мальчик Матвей, получивший ожоги 70% тела в Тульском роддоме, будет взят под опеку москвичкой Натальей Тупяковой. Она получила положительное заключение комиссии устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы, сообщает сайт Уполномоченного по правам ребенка.

«Мы держим ситуацию на контроле, чтобы не было никаких затруднений и проволочек. Сейчас не имеет значения территориальность, ведомственность и прочая административно-бюрократическая казуистика! Главное – жизнь и благополучие ребенка», — подчеркнул Павел Астахов.

Как сообщила режиссер Ольга Синяева, ранее опека не принимала документы у Тупяковой. После волны публикаций в СМИ и социальных сетях, под влиянием общественного резонанса, ситуация изменилась.

В настоящее время с Матвеем в больнице находится старшая воспитанница Семейного детского дома Саргановых в Туле, также претендующих на воспитание Матвея.

Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павел Астахов считает, что необходимо сохранить контакт с его родной мамой, которая страдает и не теряет надежды быть с малышом, несмотря на свой юный возраст и давление родственников.

Новорожденный Матвей стал жертвой преступной халатности медицинского персонала роддома №1 г.Тулы, в результате чего он получил ожог 70% тела. В отношении медсестры было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст.118 УК РФ (Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности). 26 мая 2015 года дело прекращено в связи с тем, что обвиняемая попала под амнистию. 17 августа 2015 года дежурному врачу роддома было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.293 УК РФ (Халатность).  Расследование дела не завершено.

Судьбу обожженного мальчика из Тулы решили волонтеры

Они просят суд отдать ребенка Наталье Тупяковой

И вот, возможно, уже во вторник, 22 декабря в Центральном районном суде Тулы определят, кто же станет мамой Матвею. Напомним, на данный момент усыновить мальчика хотят две женщины. О первом кандидате известно немного: Светлана из обеспеченной семьи, у нее трое детей, младший из которых - ровесник Матвея. Но волонтеры бьются за второго кандидата — Наталью Тупякову. В понедельник они даже провели пресс-конференцию с ее участием.

Наталья рассказала, что о беде малыша она узнала в начале лета. На тот момент она как раз готовилась взять на воспитание ребенка. Но после того, как увидела фотографии обезображенного огнем Матвея, поняла — именно этого мальчика она хочет забрать в свою семью.

- Я поняла, что этого мальчика вряд ли кто возьмет. А я являюсь мамой двоих приемных детей со сложными диагнозами (у одной девочки аутизм, у другой — ДЦП - «МК») и успешно их реабилитирую. У меня есть медобразование, опыт...

С собой на общение с журналистами Наталья принесла увесистую папку с документами. Трижды она собирала бумаги, чтобы войти в число кандидатов в усыновители Матвея. И трижды получала отказы. Одобрили ее кандидатуру только недавно, после вмешательства в ситуацию волонтеров и общественных деятелей. Они утверждают: отказывали Наталье все это время несправедливо. Впрочем, есть и ряд нюансов. Например, в Москве Наталья с детьми живет на съемной квартире — свое жилье у нее есть только в республике Алтай.

- Сейчас много говорят о том, что Наталья не достаточно обеспечена в материальном плане, чтобы воспитывать столь сложного ребенка. Но во-первых, это не является юридически обоснованной причиной, чтобы отказать кандидату, - высказалась актриса, руководитель благотворительного фонда Ольга Будина, которая все это время помогает Наталье. - Кроме того, после обнародования этой истории помочь Наталье и Матвею захотело невероятное количество людей. Они хотят собрать деньги Матвею на последующий операции, предлагают помочь с покупкой квартиры.

Ответили волонтеры и на основной вопрос, который волнует всех, кто следит за этой историей: почему они так рьяно отстаивают право именно Натальи на усыновление?

- Нет мамы лучше или хуже. Но Наталья в течение полугода навещала Матвея, покупала ему необходимые вещи. За это время создалась привязанность к ребенку. Было еще 5 семей, которые заинтересовались мальчиком, но когда они увидели, насколько ребенок сложный, отказались. А Наталья несмотря на все трудности не отступила, а наоборот, совершает бесконечные шаги, чтобы ребенок попал в ее семью, - сказала Ольга Будина.

В тоже время общественники опасаются, что если суд примет решение в пользу другого кандидата — Светланы, информацию о жизни мальчика «закроют».

- О Наталье известно все — какого возраста и с какими диагнозами у нее дети, в какой квартире она живет, какие коврики в детской. Вплоть до того, что Наталья выставила на всеобщее обозрение свою прописку и социальную карту. А в случае передачи неизвестному кандидату все скроется за тайной усыновления. Люди, которые так долго следили за судьбой Матвея, не будут ничего о нем знать.

По словам еще одного волонтера, Ольги Синяевой, по статистике в России ежегодно в детские дома возвращают 7 тысяч детей, ранее взятых на воспитание. И общественники боятся, что Матвей может оказаться в числе этих малышей.

- Самое опасное — взять ребенка на эмоциях! - говорит Ольга Синяева. - Люди подают документы, представляя себя спасителями, которые вытащат ребенка из сложной ситуации. Но дальше начинаются очень тяжелые будни. И в итоге ребенка могут просто вернуть обратно.

Не обязательно, что 22 декабря в Центральном районном суде Тулы будет поставлена точка в этом деле. Как объяснила юрист Наталья Карагодина, принятие решение могут отложить до следующего заседания.

В Туле судят врача роддома, где получил ожоги Матвей

В Туле начинается суд над бывшим врачом «Родильного дома № 1 г. Тулы им. В.С. Гумилевской» по делу о получении сильнейших ожогов двумя младенцами.

Как стало известно ИА «Тульская пресса», 10 декабря заместитель прокурора Центрального района утвердил обвинительное заключение по уголовному делу по обвинению экс-заведующей отделением патологии беременных роддома 69-летней Галины Сундеевой по ч. 2 ст. 293 УК РФ.

Это — халатность, то есть ненадлежащего исполнения должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного отношения к службе, если это повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

В ходе следствия установлено, что в результате ненадлежащего исполнения своих обязанностей врача- дежуранта акушера-гинеколога родильного дома №1 г.Тулы Сундеевой вечером 19 ноября 2014 года в палате № 8 родильного дома своевременно не был ликвидирован пожар, произо­шедший вследствие воспламенения предмета, изготовленного из хлопчатобумажной ткани типа фланели и находившегося сверху лампы для фототерапии.

«Под воздействием высокой температуры, выделяемой при работе на­ходившейся рядом лампы «Луч — тепло», с последующим воздействием высокой температуры на корпус лампы для фототерапии и двух кувезов, в которых находились новорожденные мальчик и девочка, и матерчатые предметы — пеленки, матрацы, произошло возгорание и деформация.

В результате воздействия высокой температу­ры новорожденному мальчику причинены телесные повреждения, являющиеся тяжким вредом здоровью, а новорожденной девочке – телесные повреждения, относящиеся к средней тяжести вреду здоровью», — сообщила старший помощник прокурора Тульской области Любовь Кузнецова.

Сундеевой избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Как выяснило ИА «Тульская пресса», после утверждения обвинительного заключения дело направлено в Центральный районный суд для рассмотрения по существу.

Дата заседания пока не известна.

 

Обгоревший в тульском роддоме Матвей отпраздновал день рождения - Новости Тулы и области

Матвею, за судьбой которого еще несколько лет назад следила вся страна, исполнилось 4 года. И, уже традиционно, его приемная мама рассказала, как сейчас живет мальчик. В блоге волонтеров было опубликовано ее сообщение, в котором она поведала, что Матвей любит рисовать, слушать музыку и путешествовать. Он прошел обследование у зарубежных врачей. Они сказали, что ребенку требуется ампутация и последующее протезирование ног. Однако специалисты из Питера настаивают, что подобное радикальное вмешательство не требуется. Недавно мальчик перенес очередную операцию на ногах. Его приемные родители верят, что он все-таки сможет ходить. В начале 2018 года Матвей перенес и очередную пластическую операцию. Рубцы на теле с каждый годом все больше выравниваются. Его родители уточняют, что мальчик очень жизнерадостный и способный. 

Матвей родился в 2014 году  в Тульском роддоме абсолютно здоровым ребенком. Но 19 ноября во время сеанса фототерапии случился пожар – загорелся ламповый блок. Пострадали два малыша: новорождённая девочка получила около 10% ожогов поверхности тела, мальчик - более 70%.Этим мальчиком и был Матвей. Не справившись с бедой, от Матвея отказалась родная мама.

Начались долгие суды по вопросам опеки. Тогда новой мамой мальчика хотели стать сразу две женщины: Наталья Тупикова и москвичка Светлана . Победила Светлана. Виновной в трагедии суд признал врача Галину Сундееву, которая в ночь трагедии дежурила в отделении.

Во время слушания хронологию трагедии восстановили по минутам: 18:32 - в роддоме сработала пожарная сигнализация. Дежурный оператор позвонил акушеру. Акушер сообщил о пожаре дежурному врачу  Галине Сундеевой. Сундеева осмотрела коридор, не заглядывая в палаты. Дежурному ответила: пожара нет. 18 часов 38 минут. Второй сигнал тревоги. Через 4 минуты место возгорания обнаружили, но к тому моменту в 8 палате от лампы фототерапии огонь перекинулся уже на детские кроватки. В них заживо горели новорожденные дети. На Галину Сундееву завели уголовное дело. 3,5 месяца длились судебные заседания, были опрошены десятки свидетелей, в деле было 6 томов. Суд признал: врач проявила преступную халатность и небрежность. Галину Сундееву приговорили к трем годам лишения свободы без права занимать организационно-распорядительные должности. Суд пояснил: как дежурный врач, она была обязана сразу же вызвать МЧС, найти палату и эвакуировать пострадавших - это прописано в обязанностях дежурного врача. Возможно, тогда трагедии удалось бы избежать. Однако наказания Галина Сундеева не понесла. Ее амнистировали в связи с 70-летием Победы прямо в зале суда. Но даже после вынесенного приговора осужденная своей вины не признала.

 


Смотрите также