.
.

Матвей тула ожог


Матвей, обгоревший в тульском роддоме, обрел маму

12 февраля в Центральном районном суде Тулы завершилось судебное заседание по усыновлению Матвея Захаренко, длившееся в общей сложности около двух месяцев. Судья принял решение "отдать" малыша, который в ноябре 2014 года получил порядка 80% ожогов тела и внутренних органов, первой заявительнице Светлане Ч. Женщина подала документы на усыновление раньше второй претендентки - москвички Натальи Тупяковой. Она, кстати, практически с самого начала после трагедии следила за судьбой малыша и участвовала в его жизни, но в последний момент отозвала свое заявление на усыновление.

- Решение суда в законную силу не вступило и может обжаловаться в установленном законом порядке, - сообщила пресс-секретарь УСД по Тульской области Ольга Дячук.

Когда начался процессу по усыновлению, Наталья не смогла видется с МатвеемФото: Архив "КП"

О том, что Матвейка, наконец, обрел маму написал в соцсетях уполномоченный по правам ребенка при президенте Павел Астахов.

- В настоящий момент как истинная мама Светлана находится с малышом в больнице, где проводится сложнейшая операция на ручке Матвея, - написал Астахов.

После заседания журналистам удалось задать пару вопросов жирналистке Виктории Ивлевой, которая присутствовала сразу на нескольких заседаниях "по Матвею". На одном из них она появилась вместе с биологической мамой ребенка Екатериной Захаренко и заявила тогда, что нет ничего лучше для малыша, чем родная мама.

- Мне очень жалко Матвея, - говорит Ивлева. - Сегодня мальчик обрёл семью. Надеюсь, там ему будет хорошо.

Во время общения с журналистами у Ивлевой зазвонил телефон. Как она пояснила - это Катя прислала ей СМС. В зачитанном женщиной сообщении говорилось, что операция прошла успешно.

Напомним, сегодня в ожоговом центре Матвею делали очередную операцию на левой ручке.

Трагическая история новорожденного Матвейки началась в ноябре 2014 года, когда во время сеанса фототерапии в роддоме он получил ожоги порядка 80% тела. Вскоре после ЧП 19-летняя на тот момент мама младенца Екатерина Захаренко отказалась от малыша. Органы опеки приняли решение о передаче ребенка в приемную семью.

Наталья Тупякова отозвала свое заявление на усыновление 10 февраляФото: Алексей ФОКИН

Судебная тяжба началась в конце 2015 года. Вопрос об усыновлении Матвейки усложнился теми обстоятельствами, что стать мамой ему хотели сразу две кандидатки. Одна из них Наталья Тупякова. Жительница Москвы, волонтер и медсестра, мама троих детей (двое приемные - девочки-инвалиды) несколько раз получала отказ от опеки над Матвеем и в момент, когда ребенка оказалось возможным усыновить "оказалась не при делах". Как говорила Тупякова, органы опеки не проинформировали ее об изменении статуса ребенка. В итоге, подала документы на усыновление, но оказалась второй.

В итоге, судья принял решение объединить два дела в одно и рассматривать их в едином производстве.

На досудебном слушании, являющемся процедурой подготовки дела к рассмотрению в судебном заседании, Натальи Тупяковой и ее представителей не было. Тогда близкие Натальи сообщили, что из-за нервного напряжения у нее начались проблемы со здоровьем.

Первое слушание дела по усыновлению Матвея Захаренко состоялось 21 января (и длилось более семи часов). Во время заседания, прошедшего 27 января (длилось порядка 10 часов) участников дела обязали до 8 февраля пройти комплексную психолого-психиатрическую экспертизу. Тогда же судья заслушала четырех свидетелей. В отличие от сегодняшнего дня на заседании присутствовали биологическая мама Матвея Екатерина Захаренко и ее представитель Виктория Ивлева, которая рассказала почему Катя "забросила" сына: в свои 19 лет она пережила трагедию и для того, чтобы прийти в себя, ей потребовалось время. Сейчас Катя поняла, что лучше родной мамы для Матвея не может быть никого и намерена вернуть малыша.

На следующее заседание Катя так и не пришла.

Ольга Синяева и Наталья Тупякова после одного из заседанийФото: Алексей ФОКИН

Стоит отметить, что Екатерина Захаренко не лишена родительских прав и не ограничена в них, а вопрос об усыновлении ребенка встал тогда, когда он находился без попечения родителей без уважительных причин в течение полу года. Но последние несколько раз Катя в суде так и не появилась, своим поступком еще раз давая почву для вопросов.

В связи с тайной усыновления весь процесс велся в закрытом режиме.

Поделиться видео </>

Виктория Ивлева о матери Матвея.Алексей ФОКИН

Одна из претенденток на усыновление обгоревшего в роддоме Матвея забрала заявление - Общество

ТУЛА, 10 февраля. /ТАСС/. Одна из претенденток на усыновление обгоревшего в роддоме Тулы Матвея - Наталья Тупякова - в среду отозвала свое заявление, сообщил уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов.

"Наталья Тупякова отказалась дальше судиться и отозвала свое заявление об усыновлении. Решение принято добровольно в суде без объяснений. Суд отложен до 12 февраля, так как мама Матвея Катя не смогла сегодня участвовать в заседании", - написал в Instagram Астахов.

Ранее на усыновление претендовали два кандидата, а также мать ребенка, которая ранее неоднократно от него отказывалась. Оба кандидата прошли назначенную судом психолого-психиатрическую экспертизу. Мать Матвея в среду в суд не явилась, ее интересы представлял адвокат.

Первое судебное заседание по усыновлению мальчика состоялось 21 января. "27 января 2016 года по делу была назначена судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза в отношении заявителей и заинтересованного лица - матери малолетнего Матвея. Срок проведения экспертизы определен до 8 февраля. Производство по делу было приостановлено. Сейчас гражданское дело после проведения экспертизы возвращено в суд", - сказали в пресс-службе суда. Там добавили, что биологическая мать ребенка дважды не являлась на экспертизу.

Матвей, родившийся 16 ноября 2014 года, в первые дни жизни получил ожог 70% тела в роддоме №1 города Тулы. Причиной стало возгорание лампового блока, предназначенного для проведения фототерапии.

Активисты интернет-сообщества "Спасти Матвея" проводили митинги в защиту интересов ребенка. Участники сообщества были возмущены затягиванием процесса и настаивали, что усыновить Матвея должна многодетная мама Наталья Тупякова из Москвы, которая еще летом захотела забрать мальчика.

На большой пресс-конференции 17 декабря 2015 года президент России Владимир Путин сообщил, что следит за судьбой Матвея.

Матвей, пострадавший в тульском роддоме, будет жить в Москве с новой мамой

«Комсомолка» уже писала о борьбе, возникшей между сторонниками претендентов на усыновление Матвея, пострадавшего в ЦРД в ноябре прошлого года. Тогда во время сеанса фототерапии пострадали двое новорожденных - мальчик и девочка-отказник. Малышка получила 10 % ожогов тела и быстро пошла на поправку. Жизнь мальчика Матвея оказалась под угрозой. Ребенка с термическим ожогом 75 % тела отправили в Детскую городскую клиническую больницу № 9 в Москве.

С тех пор на долю малыша выпало немало испытаний. Неоднократные операции и сплошную борьбу за жизнь дополнила новая трагедия – отказ родной матери в апреле этого года. Маленькому Матвею сразу стали искать приемных родителей.

К декабрю этого года наметились трое претендентов, в том числе многодетная мама из Тулы Наталья Сарганова и москвичка Наталья Тупякова (на фото), среди сторонников которых развернулась целая баталия в соцсетях. Страсти настолько накалились, что могли перерасти в пикет, запланированный в столице на 6 декабря. Но накануне его отменили.

- У Наташи есть силы и возможности воспитать мальчика, - рассказал представитель волонтерского движения «Спаси Матвея». - Кроме того, Наталья живет в Москве и имеет медицинское образование, что очень важно в уходе за Матвеем. Сейчас малыш находится в столице, его готовят к очередной операции. Гораздо целесообразнее оставить ребенка в столице, а не мотаться из Тулы в институт Сперанского, в котором он проходит лечение каждые 2-3 месяца.

«МНЕ ТЯЖЕЛО БЫТЬ В ЦЕНТРЕ СКАНДАЛА»

Наталья Тупякова, одна из претенденток на усыновление Матвея, разместила в соцсетях свой пост. Вот выдержка из публикации: «…НЕТ БОРЬБЫ ДВУХ МАТЕРЕЙ ЗА РЕБЕНКА, Ну нетУ!!! Есть попытка решить вопрос в пользу ребенка, чтобы его жизнь стала уже похожей на человеческую. С одной-двумя-тремя близкими людьми, а не бесконечно меняющимися нянями, по 2-3-4 недели. И пока я не буду уверена, что малыш счастлив, я буду упорно мелькать с ним рядом, идти параллельно, если не позволят быть вместе…

…Мне крайне тяжело быть в центре скандала, думаю, семье из Тулы тоже. Все это было вынесено в общество не для скандала и не для того, чтобы решить - кто плохой, а кто хороший. А для того, чтобы помочь малышу, наконец, уже попасть в мамины руки, и решить вопрос его интересов...».

СКАЗАНО!

Наталья Сарганова, на попечении которой находятся 38 воспитанников, также пообщалась с «Комсомолкой».

- Никакой борьбы за Матвея не ведется, - рассказала Наталья Васильевна. - Я просто хочу, чтобы мальчик был счастлив. А в какой семье - это уже не столь важно. Главное, чтобы у него была семья. Я встретилась с Наташей, мы нормально пообщались. Мы же матери, так что легко нашли общий язык. Территориальный отдел по городу Туле министерства труда и социальной защиты Тульской области сообщил: «До настоящего времени в отдел поступили три заявления от российских граждан (двое – жители г. Москвы, один – житель г. Тулы), желающих взять Матвея З. на воспитание в свою семью.

Полный пакет документов, необходимый для передачи ребенка на семейную форму устройства, предоставлен двумя кандидатами, при этом одним из них - на усыновление. Учитывая, что приоритетной формой семейного устройства является усыновление, органом опеки строго в соответствии со статьей 124 Семейного Кодекса РФ принято решение в пользу кандидата в усыновители из г. Москвы. В установленные законом сроки суд рассмотрит вопрос о возможности усыновления Матвея З…

…Надеемся, что в новой семье малыш будет окружен вниманием, любовью и заботой».

Мама тульского Матвея захотела вернуть ребенка — Российская газета

В Центральном суде Тулы продолжается процесс по нашумевшему делу об  усыновлении малыша, получившего тяжелейшие травмы на третий день жизни в роддоме. Сегодня стало известно, что родная мама мальчика - 20-летняя Екатерина Захаренко - просит оставить ребенка ей.

Заседание проходит за закрытыми дверями: согласно действующему законодательству, подобного рода дела рассматриваются в закрытых судебных заседаниях, поскольку разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя запрещено законом. Напомним, в суд были поданы два заявления на усыновление, оба дела объединены в одно. Обе претендентки проживают в Москве. Одна из них - Наталья Тупякова - не скрывает своего имени. В ее поддержку была развернута широкая кампания в соцсетях, устраивались даже митинги.

Вторая женщина предпочитает оставаться инкогнито. Известно ее имя - Светлана, а также то, что у нее есть финансовые возможности обеспечить мальчику дорогостоящее лечение. В свою очередь в пользу многодетной матери Натальи Тупяковой (у нее родной сын и две приемные девочки с серьезными диагнозами) говорит наличие у нее медицинского образования и поддержка благотворительного фонда. Однако она проживает в Москве на съемной квартире и у нее неполная семья.

Есть еще и третья сторона, о которой почему-то предпочитают не упоминать различные комментаторы в соцсетях, - это родная мама мальчика. Екатерина Захаренко родила в 19 лет здорового ребенка. Малыш был желанным, имя мальчику - Матвей - мама дала сразу при рождении. Для младенца было куплено все необходимое.  А потом случилось несчастье - ребенок получил ожоги более 70 процентов кожи и дыхательных путей. От него после этого отказался отец.  Ребенку чуть ли не всю жизнь предстоит сложное лечение.

Матвею всего год, а он уже перенес больше десятка операций, и сколько их ему еще предстоит! Сейчас, к примеру, врачи готовят его к операции по формированию кисти руки. Молодая женщина металась: то под влиянием советчиков писала заявление об отказе от ребенка (мол, ей самой с этим не справиться), то отзывала его. От вида искалеченного малыша она даже падала в обморок.

В августе судом ребенок был  признан оставшимся без попечения родителей по неуважительным причинам, что дало возможность передать его на воспитание в другую семью.

В суд прибыли кандидаты на усыновление ребенка, их представители, прокурор, представитель органа опеки и попечительства, родная мать Матвея. Из участников процесса с прессой перед началом заседания общалась только Наталья Тупякова.

Ранее она уже сообщала, что встречалась с соперницей, и это общение было "длительным и душевным". Теперь женщина вновь подтвердила, что отношения с противоположной стороной "спокойные, ровные". Как и прежде, Наталья Тупякова выразила надежду на решение суда в ее пользу, подчеркнув, что самое трудное сейчас - это ожидание. На предыдущем заседании она ходатайствовала о переносе процесса в Москву, но ей было в этом отказано. Она вновь заявила, что готова идти до конца, и, если суд будет не в ее пользу, оспорит это решение.

Екатерина Захаренко на сей раз пришла  в суд в сопровождении пожилой женщины - ее официального представителя Виктории Ивлевой. Катя, как и на прошлом заседании, отказывается от общения с журналистами. А ее представитель, отвечая на вопросы, заявила, что девушка "одумалась" и хочет вернуть своего ребенка. 

- Екатерина пережила большую трагедию. Девушке нужно было время, чтобы оправиться, - сказала Виктория Ивлева, подчеркнув, что "лучше родной матери ребенка никто не воспитает".

В настоящее время, как сообщил детский омбудсмен Павел Астахов на своей страничке в соцсети, малыш находится в гостевой семье. Это одна из форм опеки без оформления постоянного проживания. Как правило, усыновители приглашают детей пожить у них детей до официального оформления отношений, чтобы понять насколько они совместимы.

По словам омбудсмена, потенциальная усыновительница по имени Светлана подала соответствующее заявление и получила разрешение от московской и тульской опеки. В этой семье, по словам Астахова, малыш встречал Новый год и вернулся туда после обследования в детской больнице имени Сперанского.

"У Матвея есть все необходимое, как в материальном смысле: кроватка, комнатка, игрушки, коляски, одежонки-распашонки, - так и в моральном: любящая и глубоко верующая семья, маленькие детки-друзья, очень заботливое и внимательное отношение, постоянная медицинская помощь", - написал Павел Астахов в своем блоге. Он добавил, что в семье мальчик будет находиться до вынесения и вступления в законную силу решения суда.

К слову, параллельно в том же Центральном суде Тулы идет процесс по обвинению в халатности врача, дежурившего в тот роковой день по роддому. На скамье подсудимых Галина Сундеева. Ей почти 70, это известный в Туле врач-акушер.

По мнению прокурора, именно из-за "ненадлежащего исполнения обязанностей" подсудимой год назад в тульском ЦРД обгорели дети. Галина Сундеева вины не признает, уверяя, что дежурная бригада сделала все возможное, чтобы ликвидировать возгорание. Сторона защиты обращает внимание на то, что на пульте сигнализации загорелось сообщение о пожаре в несуществующей палате. Пока искали, где случилось ЧП, время ушло, и дети получили серьезные травмы. К тому же, по словам адвоката Игоря Филипаова, за год в роддоме было 46 ложных срабатываний пожарной сигнализации.

На каждое заседание суда по делу Сундеевой поддержать ее приходят коллеги и бывшие пациентки. Женщины рассказывают о том, как она помогла появиться на свет их детям. В интернете в ее поддержку собрано более двух тысяч подписей.

Опека Тулы приняла решение отдать обгоревшего младенца из Тулы в московскую семью

Но приемной мамой станет не Наталья Тупякова, как ожидали многие

4 декабря. ПРАВМИР. Опека города Тулы приняла решение отдать маленького Матвея, судьба которого последние недели волнует огромное число интернет-пользователей, жительнице Москвы. Но это не Наталья Тупякова, о которой шла речь ранее.

До настоящего времени в отдел поступили три заявления от российских граждан (двое – жители Москвы, один – житель Тулы), желающих взять Матвея на воспитание в свою семью, сообщает сайт Министерства труда и социальной защиты Тульской области.

Полный пакет документов, необходимый для передачи ребенка на семейную форму устройства, предоставлен двумя кандидатами, при этом одним из них — на усыновление.

«Учитывая, что приоритетной формой семейного устройства является усыновление, органом опеки строго в соответствии со статьей 124 Семейного Кодекса РФ, принято решение в пользу кандидата в усыновители из Москвы», — сообщает ведомство.

В установленные законом сроки суд рассмотрит вопрос о возможности усыновления ребенка. В соответствии со статьей 139 Семейного Кодекса РФ персональные данные усыновителя не разглашаются, отмечает ведомство.

Ранее под опеку взять Матвея выражали желание жительница Москвы Наталья Тупякова и жительница Тулы Наталья Сарганова.

Новорожденный Матвей стал жертвой преступной халатности медицинского персонала роддома №1 г.Тулы, в результате чего он получил ожог 70% тела. В отношении медсестры было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст.118 УК РФ (Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности). 26 мая 2015 года дело прекращено в связи с тем, что обвиняемая попала под амнистию. 17 августа 2015 года дежурному врачу роддома было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.293 УК РФ (Халатность).  Расследование дела не завершено.

Матвей, пострадавший в тульском роддоме, будет жить в Москве с новой мамой

«Комсомолка» уже писала о борьбе, возникшей между сторонниками претендентов на усыновление Матвея, пострадавшего в ЦРД в ноябре прошлого года. Тогда во время сеанса фототерапии пострадали двое новорожденных - мальчик и девочка-отказник. Малышка получила 10 % ожогов тела и быстро пошла на поправку. Жизнь мальчика Матвея оказалась под угрозой. Ребенка с термическим ожогом 75 % тела отправили в Детскую городскую клиническую больницу № 9 в Москве.

С тех пор на долю малыша выпало немало испытаний. Неоднократные операции и сплошную борьбу за жизнь дополнила новая трагедия – отказ родной матери в апреле этого года. Маленькому Матвею сразу стали искать приемных родителей.

К декабрю этого года наметились трое претендентов, в том числе многодетная мама из Тулы Наталья Сарганова и москвичка Наталья Тупякова (на фото), среди сторонников которых развернулась целая баталия в соцсетях. Страсти настолько накалились, что могли перерасти в пикет, запланированный в столице на 6 декабря. Но накануне его отменили.

- У Наташи есть силы и возможности воспитать мальчика, - рассказал представитель волонтерского движения «Спаси Матвея». - Кроме того, Наталья живет в Москве и имеет медицинское образование, что очень важно в уходе за Матвеем. Сейчас малыш находится в столице, его готовят к очередной операции. Гораздо целесообразнее оставить ребенка в столице, а не мотаться из Тулы в институт Сперанского, в котором он проходит лечение каждые 2-3 месяца.

«МНЕ ТЯЖЕЛО БЫТЬ В ЦЕНТРЕ СКАНДАЛА»

Наталья Тупякова, одна из претенденток на усыновление Матвея, разместила в соцсетях свой пост. Вот выдержка из публикации: «…НЕТ БОРЬБЫ ДВУХ МАТЕРЕЙ ЗА РЕБЕНКА, Ну нетУ!!! Есть попытка решить вопрос в пользу ребенка, чтобы его жизнь стала уже похожей на человеческую. С одной-двумя-тремя близкими людьми, а не бесконечно меняющимися нянями, по 2-3-4 недели. И пока я не буду уверена, что малыш счастлив, я буду упорно мелькать с ним рядом, идти параллельно, если не позволят быть вместе…

…Мне крайне тяжело быть в центре скандала, думаю, семье из Тулы тоже. Все это было вынесено в общество не для скандала и не для того, чтобы решить - кто плохой, а кто хороший. А для того, чтобы помочь малышу, наконец, уже попасть в мамины руки, и решить вопрос его интересов...».

СКАЗАНО!

Наталья Сарганова, на попечении которой находятся 38 воспитанников, также пообщалась с «Комсомолкой».

- Никакой борьбы за Матвея не ведется, - рассказала Наталья Васильевна. - Я просто хочу, чтобы мальчик был счастлив. А в какой семье - это уже не столь важно. Главное, чтобы у него была семья. Я встретилась с Наташей, мы нормально пообщались. Мы же матери, так что легко нашли общий язык. Территориальный отдел по городу Туле министерства труда и социальной защиты Тульской области сообщил: «До настоящего времени в отдел поступили три заявления от российских граждан (двое – жители г. Москвы, один – житель г. Тулы), желающих взять Матвея З. на воспитание в свою семью.

Полный пакет документов, необходимый для передачи ребенка на семейную форму устройства, предоставлен двумя кандидатами, при этом одним из них - на усыновление. Учитывая, что приоритетной формой семейного устройства является усыновление, органом опеки строго в соответствии со статьей 124 Семейного Кодекса РФ принято решение в пользу кандидата в усыновители из г. Москвы. В установленные законом сроки суд рассмотрит вопрос о возможности усыновления Матвея З…

…Надеемся, что в новой семье малыш будет окружен вниманием, любовью и заботой».

А помните Матвея из ЦРД Тулы?

Я не слежу за его судьбой, но вот часто натыкаюсь. То ток-шоу посмотрела, где мать обличали. Теперь вот статус у подруги в ОК прочла. Копирую сюда.

Не прощай, Матвей!

Полгода мы об этом молчали, боялись, как бы не сделать мальчику хуже, но дальше уже так продолжаться не может.

Год назад в тульском роддоме у 19-летней мамы родился здоровый 3-х килограммовый малыш. Его назвали Матвей. Вот только «желтушка» врачам не понравилась. Трехдневного младенца положили на фототерапию, под лампу, которую накрыли пеленкой, нарушая все меры пожарной безопасности, и ушли. Лампа взорвалась — произошел пожар. 12 минут новорожденные горели заживо. Матвей получил 75 % ожогов тела и 15% внутренних органов, но случилось чудо и он не умер. Обезумевшая от горя мать от мальчика отказалась. Анкету Матвея поместили в Федеральную базу данных детей, оставшихся без попечения родителей.

16 ноября 2015 г Матвею исполнился 1 год.

Уже целый год группа ВКонтакте «Мама Матвею» собирает средства на предметы гигиены, ездит за малышом по больницам и борется за его право жить и воспитываться в семье. Из всей нашей многомиллионной страны нашлась только одна женщина, которая не испугалась тяжелой ноши и искренне захотела стать новой мамой Матвею. Наталью Тупякову многие знают по «совсем нерождественской истории» с девочкой Надей, которую она вместе с известным психологом Людмилой Петрановской вызволяла из ДДИ в Ленинградской области.

Мы, Ольга Синяева и Ольга Будина, не так давно побывали в гостях у Натальи. Эта женщина произвела на нас сильное впечатление. Она буквально вдохнула жизнь в двух своих приемных дочек, на которых сиротская система поставила крест. Наташа не знает зачем и почему она это делает. Она просто по-другому не может. Она готова была даже усыновить Матвея, она пыталась вернуть биологическую мать, она предлагала поселить ее у себя дома, лишь бы помочь малышу — но все не вышло.

Полгода Наталья, которая имеет соответствующий опыт и медицинское образование, постоянно навещает и поддерживает Матвея в больницах, пытается получить заключение о праве быть его приемной мамой. Ей отказывают по причинам, которые по закону не являются препятствием для усыновления. Не мудрено, что отказывают. Матвей оказался в центре паутины, где за «честь мундира» бьются тульские чиновники.

1 июня 2015 Павел Астахов заявил, что мама Матвею нашлась. Как оказалось, мальчика прикрепили к Семейному детскому дому Саргановых в Туле. По нашим сведениям, он там будет 38 воспитанником. Точное число проживающих в доме установить сложно. Выросшие дети берут под опеку младших, оставаясь жить там же. Еще пока неофициальному опекуну, Наталье Васильевне Саргановой на данный момент 56 лет, к моменту совершеннолетия Матвея ей исполнится — 74. Она почетный гражданин, член комиссии Тульской городской Думы по социальной политике, имеет ордена и награды — все хорошо, да только Матвея Наталья Васильевна сама себе, похоже, не выбирала. Во всех интервью последних лет она говорит, что больше не может брать никого в свой детский дом — старшие дети переживают за ее здоровье. Возможно, именно по этой причине настоящей материнской заботы Матвею не достанется, она и сейчас не чувствуется. В московскую больницу им. Сперанского вместо себя Наталья Васильевна прислала свою 19-летнюю воспитанницу, девушку-сироту, которая отложила учебу в ПТУ и оставила в Туле своего родного ребенка (она родила в 14 лет). Из Тулы в Москву Матвея привезли практически голым, волонтеры и Наталья Тупякова закупали здесь все, начиная от памперсов до гимнастического фитбола.

С 21 октября малыш находится в московской больнице им. Сперанского, где его жизнь опять спасают. Здесь он снова ожил, научился держать головку и лежать на животе. А что творится с его душой?

Как только волонтеры стали возмущаться происходящим с Матвеем, к мальчику их пускать перестали, чтобы они больше не портили чиновникам картину маслом и не придавали огласке факты халатного и безответственного отношения к ребенку. Матвей, уехав из Москвы 04.08.2015 на 3 месяца на реабилитацию в Тулу к своему назначенному опекуну, под контроль тульских медиков, вернулся обратно неузнаваемым: в свои 11 месяцев он не откликался на человеческую речь, не держал головку, не умел переворачиваться, у него был совершенно плоский затылок, сильные яктации, сросшиеся на левой руке пальчики, а в хирургических швах — грязь. Когда его взвесили, оказалось, что за эти 3 месяца, мальчик не только не набрал вес, а потерял 1 килограмм от своего предыдущего показателя, когда он лежал в Москве. 21/10/2015 он весил 5900 гр.

Не нужно быть врачом, чтобы понять, что если затылок у ребенка приплюснут, как сковородка — значит малыш все это время лежал на спине, на руки его никто не брал и даже не переворачивали; что если мальчик не реагирует на речь — значит с ним никто не общался; если он до сих пор не держит голову, а подвижность суставов на ручке и ножке теперь утрачены — значит не было сеансов массажа; что если у него в швах грязь — значит его элементарно не мыли; а если ручка его постоянно забинтована и находится в тугой лангетке — значит кто-то хочет скрыть, что пальчики на ней намертво срослись.

Все, что Матюша умел в октябре этого года, после лечения на своей малой родине — это метаться головой по кровати, от своих запредельных физических и эмоциональных страданий, потому что ко всему вышеописанному добавились госпитализм и депривация. Сколько раз мы видели эти мотания — яктации у детей-сирот, столько понимали — это их немой крик, это их «НЕТ!» вранью взрослых о том, что детям созданы все условия и все у них хорошо.

У тульских чиновников, похоже, своя правда и свой страх. Главное — не вызвать недовольство губернатора — миллиардера, члена бюро Высшего совета партии «Единая Россия», Владимира Сергеевича Груздева, который теперь решает судьбу чудовищно обгоревшего младенца.

Его подчиненные по-прежнему заявляют: «Матвей прекрасно себя чувствует и гулит..» Но он физически на это не способен, из горла у него торчит трубка — трахеостома. Бодро рапортуют, что «он ест из ложки и даже может перекладывать мячик из одной руки в другую..». Возможно, Владимир Сергеевич в это верит, но мы-то знаем, что у Матвея осталось от руки.

Вообще, в Туле с ответами — полный порядок. За произошедшее в роддоме никто не наказан. Зав. отделением роддома в тот же день, когда случился пожар, ушла на повышение в Тульскую областную Думу. Медсестра тогда дежурившая, до сих пор работает на том же месте, как и все остальные врачи. Главврач роддома, Елена Макарова, открыто заявляет, что своей вины в трагедии не видит, «к лампам претензий нет», к медперсоналу, похоже, тоже.

Получается, виноваты дети — сами и сгорели.

Группа «Мама Матвею» собирается выходить на митинг за право ребенка иметь настоящую заботу и любящую маму рядом — Матвею это жизненно необходимо. Все остальные наши ресурсы исчерпаны. Как только к решению этой ситуации стали подключаться высшие федеральные чиновники и власти Москвы, Тула в срочном порядке стала оформлять официальную опеку на Н.В. Сарганову. Теперь даже московские врачи меняют свои показания и оправдывают тульское здравоохранение. Но мы располагаем материалами с прямо противоположными высказываниями врачей, сделанными в первые дни появления Матвея в больнице им.Сперанского.

Несчастный Матвей оказался в центре хитрой паутины, которая может завязаться на его шее, как удавка. Мы реально опасаемся, что как только Матвея заберут обратно в Тулу, где нет ожогового центра, нет даже специальной массажистки, где нет тепла любящей мамы, а есть много травмированных подростков, где вся правдивая информация о ребенке сразу станет недоступной, ловушка для него захлопнется. В случае гибели все разведут руками, мол, а чего вы хотели от ребенка с такими повреждениями?

… Нет никаких сомнений, что с ответами в Туле будет, как всегда — полный порядок.

По закону мы Матвею никто.

У нас нет юридических полномочий решить его судьбу, но скорбно и покорно похоронить его историю где-то внутри себя и жить с этим дальше мы не можем.

Фото не добавляю, дабы не шокировать. Можно посмотреть по ссылке http://ok.ru/profile/439602017374/statuses/64542773300062

И я, кстати, слежу за подвигом (иначе и не назвать) Натальи Тупяковой. Почитать много можно в ее дневнике в живом журнале http://natytupyakova.livejournal.com/5325.html и на Литтлване http://forum.littleone.ru/showthread.php?t=5986012

Адвокат прокомментировала появление в суде биологической матери обожженного Матвея

Интересы кровной матери мальчика в этом процессе диаметрально противоположны интересам усыновителей

Теперь в процессе остались два кандидата в «мамы» мальчику: Светлана и биологическая мать ребенка, которая неожиданно решила вступить в борьбу.

Вот какой пост опубликовала Тупякова в соцсетях:

«Спасибо всем, кто меня поддерживал. Заявление в суде я отозвала, это правда. Участвовать далее в процессе не вижу возможности. Средства на юридическую помощь мне прошу отозвать из фонда или изменить формулировку на «Матвея». Честное слово, большего из себя выдавить ничего не могу сейчас. Все, что возможно сказать, попадает в одну из категорий: либо неискренность, либо говорить нельзя. Простите…»

Только за несколько часов эта запись обросла сотнями комментариев с поддержкой. Но не только. Многие почему-то решили, что женщину вынудили забрать заявление.

«Извините, но все-таки не верится, что Наташа сама отказалась, все лезут мысли, что заставили ее…»

«Я думаю, припугнули…»

«С Матвеем может быть теперь все что угодно. Не расходитесь, народ, того ведь и добиваются — разобщенности и чтобы забыли о мальчике…»

И опять люди, которые вроде как хотят помочь мальчику, призывают «нагуглить» компромат на оставшуюся в деле усыновительницу и «готовят ей тортик, как для Касьянова».

Тех, кто просит остановиться, тут же нарекают троллями. И никто не понимает, что таким поведением могут только навредить ребенку. Палку перегнули настолько, что она вот-вот надломится.

Свое мнение о ситуации вокруг борьбы за Матвея выразила и одна из бывших адвокатов Тупяковой — Наталья Карагодина. На своей страничке в Фейсбуке она опубликовала эмоциональный пост.

Вот выдержки из него:

«…Делается много хорошего и доброго, мальчика любят везде и всюду, за него молятся, ему желают добра. И находятся люди, желающие помочь — принять ребенка в семью. Казалось бы, можно выдохнуть, взять тайм-аут, подождать, как там будет, обратить свой взор на другого сироту — их много, к сожалению! Но есть довольно умелая рука, которая не успокаивается и начинает направлять поток человеческого сочувствия в другую сторону, все время подогревая интерес к теме, начинается борьба с фондом, который помогал мальчику, да и теперь помогает — потому что все делает якобы не так. С усыновителями — потому что неправильные. С юристами — не те. Бывшие соратники — предатели. А был ли мальчик? У нас тут дела посерьезнее! Мы не можем ждать, нам все время нужен вброс информации. А как это все скажется на мальчике? Да кого это волнует…»

«МК» связался с Карагодиной. К слову, уже четвертая группа юристов, выступающих на стороне Натальи, по тем или иным причинам выходит из дела.

— Не скрою, изначально, когда я входила в дело об усыновлении Матвея в качестве представителя Тупяковой, меня тронул ее энтузиазм, порыв, желание помочь ребенку. В это дело я входила как волонтер, не претендуя на вознаграждение. Но в какой-то момент я начала подозревать, что не все в «лагере» Натальи Тупяковой хотят защищать права и интересы Матвея. Люди заигрались, забыли, ради чего выходили на пикеты, за что изначально боролись. Сейчас, как мне кажется, происходит борьба ради борьбы. Если ты не с нами, то ты предатель. Надо уметь координировать процесс, нужно уметь направлять свой гнев, боль и раздражение в мирных целях, в мирное русло. И главное — нужно соблюдать баланс интересов в любой ситуации.

— Во время кампании за «маму Тупякову» люди из поддерживающих ее сообществ писали письма президенту, петиции. Везде говорится, что права Натальи нарушаются. Вот и сейчас в сообществах активисты предполагают, что Наталью вынудили забрать заявление, заставили...

— У меня нет претензий к тому, как проводился суд. Я не увидела нарушений прав Натальи. Более того, та тщательность, с которой судья разбирается в этом деле, внушает уважение. Я видела процессы об усыновлении, которые заканчивались за 10 минут, за два часа. Но чтобы дело слушалось десять часов без перерыва — такого я не видела вообще никогда в гражданском суде, не говоря уже о том, что назначено уже пятое заседание.

— Ну а до суда? Не является ли, например, то, что малыша отдали в гостевую семью Светлане, хотя Наталья вроде бы тоже подавала документы, нарушением ее прав?

— Решение принимают органы опеки с учетом разного рода обстоятельств. Мог сыграть формальный момент — кто раньше оформил и подал документы. В декабре, когда этот вопрос решался, в процессе я не была. Документов в связи с передачей временно в семью (так называемую гостевую) я не видела ни с одной стороны.

— Можете объяснить, почему в борьбу за ребенка неожиданно вступила его биологическая мать — Катя, которая за этого год вроде бы даже ни разу не навещала малыша?

— Я мало что могу сказать. Хочу донести лишь одно: интересы кровной матери мальчика в процессе диаметрально противоположны интересам усыновителей. И тот, кто ее ввел в процесс, добра ребенку не хотел. Или заигрался…

Матвей из Тулы обрел маму и дом

Судебные тяжбы

Несчастный случай, по предварительной версии, произошел в результате ненадлежащего исполнения медицинскими сестрами своих профессиональных обязанностей.

В отношении бывшей заведующей отделением патологии беременных роддома №1 Галины Сундеевой было возбуждено дело по статье "Халатность, повлекшая по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека". Санкция данной статьи предусматривает до 5 лет лишения свободы. В ее отношении избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, а 29 декабря 2015 года состоялось первое судебное заседание. Дело рассматривается в закрытом режиме без представителей потерпевших.

Уголовное дело состоит из шести томов. Стороны обвинения и защиты намерены вызвать в качестве свидетелей более 80 человек. Подсудимая ни в ходе предварительного следствия, ни во время первого судебного заседания вину не признала. Несколько раз суд переносил рассмотрение дела из-за болезни подсудимой.

Параллельно с обвинительным процессом суд Тулы рассматривал и дело об усыновлении Матвея, которое тоже не раз переносилось по разным причинам.

Кандидатки на роль мамы

Павел Астахов, следивший за ситуацией с Матвеем с самого ее начала, рассказал РИА Новости, как мальчик с такими тяжелыми травмами стал самым желанным ребенком сразу для нескольких семей.

Он сообщил, что осенью 2015 года, когда был окончательно определен статус ребенка (оставшийся без попечения родителей), начали появляться желающие усыновить мальчика, со временем определились три главные кандидатки.

Первая, по его словам, была многодетная мама — Наталья Сарганова. "У нее, вопреки общему мнению, совсем не 39 детей в одном месте находятся, а на тот момент у нее двое детей проживало, а 39 детей она просто вырастила. Старшие дети уже совсем взрослые и готовы были помогать. Ее вот почему-то затравили ни за что, и она отошла", — пояснил омбудсмен.

После появилась Наталья Тупикова. "Ко мне по ее вопросу обращались с просьбой о помощи, так как ей не дают разрешения от опеки. Я сделал запросы, и выяснилось, что до этого она переезжала постоянно, и прописки у нее нет, а появилась она, временная, только в июле 2015 года", — рассказал он, добавив, что в итоге опека под его честное слово фактически предоставила Тупиковой положительное заключение на опеку мальчика, а в дальнейшем — и на усыновление.

Следует упомянуть, что после заседания 10 февраля, на котором в очередной раз было принято решение о переносе слушания, Тупикова приняла решение отказаться от усыновления Матвея без объяснения причины.

"Далее включилась Светлана, которая сразу сказала: "Я его усыновлю". И когда она была у него, мне врачи говорили, что ребенок сам к ней пошел на руки, ни к кому до этого не шел", — рассказал омбудсмен.

Именно у нее по разрешению московской опеки в гостевой семье Матвей встречал Новый год, провел зимние праздники и находился до возвращения в больницу для дальнейшего лечения.

"Мы всегда делали две вещи: первое – действовали в интересах Матвея, защищая его право жить в лучших условиях в лучшей семье, а второе – создавали условия для равного доступа всех претендентов на опеку или усыновление", — отметил Астахов.


Смотрите также