.
.

Коренной перелом в ходе второй мировой


Коренной перелом в ходе Второй мировой войны. Энциклопедия заблуждений. Война

Коренной перелом в ходе Второй мировой войны

Каждый советский человек, закончивший среднюю школу хотя бы с хорошими оценками, без особого труда мог объяснить, что начало коренному перелому в ходе Второй мировой войны положила Сталинградская битва, а продолжили его сражение на Курской дуге и форсирование Днепра. Такие названия, как Эль-Аламейн, Атлантика, Мидуэй, Коралловое море, никаких ассоциаций с коренным переломом, как правило, не вызывали. И в советское время, да и сейчас (особенно в России, Украине и Беларуси) историками дается весьма сдержанная характеристика событий, проходивших на других театрах военных действий (ТВД). До сих пор мы уверены в том, что все самое главное в это время происходило единственно только на Восточном фронте. Однако это пример глубочайшего заблуждения. Разберемся подробнее.

Великое сражение на Волге, безусловно, изменило соотношение сил между Германией и Советским Союзом в пользу последнего. Стратегическая инициатива в ведении войны перешла к Красной Армии. Печальный конец 6-й армии удержал Турцию и Японию от вступления в войну на стороне Германии. Победа под Сталинградом вселила в народы СССР и оккупированных европейских стран веру в возможность разгрома Германии, способствовала росту движения Сопротивления. Поражение психологически надломило не только «непобедимых» солдат вермахта, но и всю «нацию господ». Оно бросило тень сомнения на непререкаемый авторитет и мифическую гениальность фюрера. Сталинград стал, по словам американского историка Уильяма Крейга, «началом конца Третьего рейха».

Более того, катастрофа на Волге была самой большой, но не единственной неудачей вермахта на Восточном фронте в 1943 года. В течение января — мая немцев вытеснили с Северного Кавказа, в январе же советские войска осуществили прорыв блокады Ленинграда на небольшом участке фронта. Затем на Курской дуге в июле 1943 года последовала бесславная попытка немцев возвратить себе стратегическую инициативу. В конце лета — осенью немцы вынуждены были оставить не только юг России, но и почти всю Левобережную Украину. Попытка «зацепиться» за Днепр, создав там непреодолимый «восточный вал», также провалилась. В ноябре 1943 года советские войска форсировали Днепр, освободили Киев, часть Правобережной Украины. Победы на Курской дуге и в битве за Днепр завершили коренной перелом на советско-германском фронте.

Однако, справедливо и обоснованно подчеркивая решающее значение побед на советско-германском фронте, давайте чуть более подробно, чем это принято в энциклопедиях, рассмотрим события, проходившие на других театрах военных действий, чтобы самим определиться с ответом на вопрос: заблуждаемся ли мы, ограничивая коренной перелом в ходе Второй мировой войны только Восточным фронтом.

В 1942–1943 годах ВМФ Германии развязывает новый раунд битвы за Атлантику. Гитлер не оставляет попыток вывести из войны Англию, намереваясь парализовать ее снабжение по морю. В 1942 году общие потери союзников и нейтральных государств составили 1660 судов. В марте 1943 года борьба за коммуникации достигла апогея: за один месяц лодки командующего подводным флотом адмирала Денница отправили на дно 120 кораблей противника. Даже британское адмиралтейство признавало: «Немцы никогда не были так близко к полному нарушению коммуникаций между Старым и Новым светом, как в первые двадцать дней марта 1943 года».

На активизацию немецкого подводного флота Великобритания ответила усилением авиационных ударов по военно-морским базам Германии, патрулированием Бискайского залива. Кроме того, королевские ВМС пассивную оборону караванов сменили на активный поиск подлодок. Разворачивается технологическая гонка. На снижение уровня шума двигателей немецких субмарин англичане ответили более чувствительными локаторами. Подопечные Денница начинают использовать новейшие торпеды с акустической системой самонаведения. Британский флот пополняется суперсовременными противолодочными кораблями.

Исход битвы за Атлантику стал ясен летом 1943 года. Работая на пределе возможностей, германская промышленность не успевала возобновлять потери, которые только за май месяц составили 42 подлодки. Немцам пришлось ограничить групповые действия подводного флота и отказаться от идеи парализовать коммуникации союзников. Победа в битве за Атлантику позволила заметно улучшить снабжение армий союзников, в том числе и Красной Армии. Она сделала возможным начать переброску американских войск на Британские острова для открытия второго фронта.

Весной 1942 года Северная Африка была единственным местом, где происходили сухопутные боевые действия между английскими и итало-немецкими войсками. Несмотря на имевшееся здесь приблизительное равновесие сил (лишь по танкам английская 8-я армия имела двукратный перевес), командующий итало-немецкими войсками генерал Роммель в ходе наступления, начатого в мае 1942 года, захватил Тобрук и заставил британцев отойти на рубеж Эль-Аламейна. Во время отступления 8-я армия потеряла 60 % личного состава и оказалась в крайне сложном положении. Англичане даже планировали затопление дельты Нила, чтобы остановить продвижение итало-немецкой армии на восток. Роммель решил «добить» англичан, но переоценил свои силы. В начале июля наступление пришлось остановить. Торжественный въезд Муссолини в Египет, для чего диктатор специально прибыл из Италии, не состоялся.

Каждый день стабильного фронта изменял ситуацию в пользу британской армии, которая гораздо лучше снабжалась благодаря превосходству англичан на море и в воздухе. В октябре 1942 года численность 8-й армии, возглавленной генералом Монтгомери, выросла до 230 тыс. человек, тогда как состав итало-немецкой армии «Африка» сократился до 80 тыс. Преимущество англо-американцев в боевой технике было просто подавляющим. После массированных авианалетов на коммуникации и базы противника 23 октября началось наступление союзников. Под угрозой окружения Роммель отдает приказ об отступлении. В первой половине февраля 1943 года остатки итало-немецких войск (15 тыс. немцев и 2,5 тыс. итальянцев при 20 танках и 70 орудиях) закрепились на ливийско-тунисской границе.

8 ноября в Алжире и Марокко высадились экспедиционные силы под командованием американского генерала Д. Эйзенхауэра. Войска режима Виши сопротивления не оказали. 13 мая 1943 года обреченная армия Роммеля капитулировала. Битва у Эль-Аламейн (решающая фаза пришлась на 23 октября — 4 ноября 1942 года) внесла перелом в ход военных действий в Северной Африке. Она сорвала планы захвата Ближнего Востока и соединения в Иране с немецкими войсками, которые должны были в случае успешного исхода битвы за Кавказ наступать с севера. Ликвидация группировки Роммеля открыла возможность высадки англо-американцев в Италии.

Перспективы такого рода улучшались ввиду следующих обстоятельств: во-первых, союзники контролировали коммуникации в Средиземном море, во-вторых, итальянские войска и флот не отличались высокой боеспособностью, в-третьих, немецких дивизий здесь было немного и благодаря тяжелой ситуации на Восточном фронте и Балканах больше стать не могло.

Англо-американские войска успешно десантировались на Сицилии 10 июля и, не встретив серьезного отпора, к 17 августа полностью ее оккупировали. 24 июля Большой фашистский совет проголосовал за отставку Муссолини, а на следующий день король отдал приказ о его аресте. 3 сентября, в день высадки союзников на Апеннинах, новый глава правительства маршал Бадольо подписал перемирие. 13 октября Италия объявила войну Германии.

Конечно, операции англо-американских войск в Италии вряд ли можно считать вторым фронтом, так как они приковали к себе только 7 % общих сил вермахта. Тем не менее выход Италии из войны имел большое значение: он свидетельствовал об углубляющемся кризисе и начале распада агрессивного блока. Успехи Красной Армии на Восточном фронте, англо-американцев — в битве за Атлантику и в Северной Африке дополнялись событиями на тихоокеанском театре военных действий. В ходе морских сражений в Коралловом море в мае 1942 года и у острова Мидуэй в июне того же года японский флот понес тяжелые потери и утратил преимущество. Было остановлено и продвижение сухопутных сил императорской армии. Таким образом, к концу 1943 года союзники по антигитлеровской коалиции владели инициативой на всех театрах военных действий.

Победа во Второй мировой войне, коренной перелом в ней дались очень большой ценой. Советский Союз вынес на своих плечах основную тяжесть борьбы с нацистской Германией. Но является ли это основанием для замалчивания вклада в победу наших западных союзников?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Пандемия коронавируса навсегда изменит мир

Подобно падению Берлинской стены или краху Lehman Brothers, пандемия коронавируса - это потрясающее событие, далеко идущие последствия которого мы можем только представить сегодня.

В этом нет сомнений: точно так же, как эта болезнь разрушила жизни людей, разрушила рынки и обнажила компетентность (или ее отсутствие) правительств, она приведет к постоянным сдвигам в политической и экономической власти способами, которые станут очевидными лишь позже.

Чтобы помочь нам разобраться в том, что почва под нашими ногами разворачивается по мере развертывания этого кризиса, Foreign Policy попросила 12 ведущих мыслителей со всего мира высказать свои прогнозы относительно глобального порядка после пандемии.


Мир менее открытый, процветающий и свободный

Стивен М. Уолт, профессор Роберта и Рене Бельфер международных отношений Гарвардского университета

Пандемия укрепит государство и усилит национализм.Правительства всех типов будут принимать экстренные меры для управления кризисом, и многие не захотят отказываться от этих новых полномочий, когда кризис закончится.

COVID-19 также ускорит смещение власти и влияния с Запада на Восток. Южная Корея и Сингапур отреагировали лучше всего, а Китай хорошо отреагировал на свои первые ошибки. По сравнению с этим реакция в Европе и Америке была медленной и бессистемной, что еще больше омрачает ауру западного «бренда».

Что не изменится, так это принципиально конфликтный характер мировой политики.Предыдущие эпидемии, включая эпидемию гриппа 1918-1919 годов, не положили конец соперничеству великих держав и не открыли новую эру глобального сотрудничества. И COVID-19 тоже. Мы увидим дальнейший отход от гиперглобализации, поскольку граждане будут обращать внимание на национальные правительства, чтобы защитить их, а государства и фирмы стремятся снизить уязвимость в будущем.

Короче говоря, COVID-19 создаст мир, который станет менее открытым, менее процветающим и менее свободным. Так не должно быть, но сочетание смертоносного вируса, неадекватного планирования и некомпетентного руководства поставило человечество на новый и тревожный путь.


Конец глобализации, как мы ее знаем

Робин Ниблетт, директор и исполнительный директор Chatham House

Пандемия коронавируса может стать соломинкой, которая сломает верблюжий хребет экономической глобализации. Растущая экономическая и военная мощь Китая уже спровоцировала двухпартийную решимость в Соединенных Штатах отделить Китай от высоких технологий и интеллектуальной собственности американского происхождения и попытаться заставить союзников последовать их примеру.Возрастающее общественное и политическое давление с целью достижения целей по сокращению выбросов углерода уже поставило под сомнение зависимость многих компаний от дальних цепочек поставок. Теперь COVID-19 вынуждает правительства, компании и общества укреплять свои возможности, чтобы справляться с длительными периодами экономической самоизоляции.

В этом контексте кажется крайне маловероятным, что мир вернется к идее взаимовыгодной глобализации, которая определяла начало 21 века. А без стимула защищать общие выгоды от глобальной экономической интеграции, архитектура глобального экономического управления, созданная в 20 веке, быстро атрофируется.Тогда политическим лидерам потребуется огромная самодисциплина, чтобы поддерживать международное сотрудничество и не впадать в открытое геополитическое соревнование.

Доказательство своим гражданам, что они могут справиться с кризисом COVID-19, купит лидерам политический капитал. Но тем, кто потерпел неудачу, трудно устоять перед искушением обвинить других в своей неудаче.


Более ориентированная на Китай глобализация

Кишор Махбубани, выдающийся научный сотрудник Азиатского исследовательского института Национального университета Сингапура и автор книги Выиграл ли Китай? Китайский вызов американскому превосходству

Пандемия COVID-19 принципиально не изменит направления мировой экономики.Это только ускорит изменение, которое уже началось: переход от глобализации, ориентированной на США, к глобализации, в большей степени ориентированной на Китай.

Почему эта тенденция сохранится? Американское население потеряло веру в глобализацию и международную торговлю. Соглашения о свободной торговле токсичны, с президентом США Дональдом Трампом или без него. Напротив, Китай не потерял веру. Почему бы нет? Есть более глубокие исторические причины. Китайские лидеры теперь хорошо знают, что век унижения Китая с 1842 по 1949 год был результатом его собственного самодовольства и тщетных усилий его лидеров отрезать его от мира.Напротив, последние несколько десятилетий экономического возрождения были результатом глобального сотрудничества. Китайский народ также испытал взрыв культурного доверия. Они верят, что могут соревноваться где угодно.

Следовательно, как я описываю в своей новой книге, Выиграл ли Китай? , у Соединенных Штатов есть два варианта. Если его основная цель - сохранить мировое первенство, ему придется участвовать в геополитическом противостоянии с нулевой суммой, политически и экономически, с Китаем. Однако, если цель Соединенных Штатов - улучшить благосостояние американского народа, социальное положение которого ухудшилось, они должны сотрудничать с Китаем.Более мудрый советник предположил бы, что сотрудничество было бы лучшим выбором. Однако, учитывая токсичное политическое окружение США по отношению к Китаю, разумный совет может не возобладать.


Демократии выйдут из своей оболочки

Дж. Джон Икенберри, профессор политики и международных отношений в Принстонском университете и автор After Victory и Liberal Leviathan

В краткосрочной перспективе кризис подстегнет все различные лагеря в дебатах о большой стратегии Запада.Националисты и антиглобалисты, китайские ястребы и даже либеральные интернационалисты увидят новые доказательства актуальности своих взглядов. Учитывая экономический ущерб и социальный коллапс, которые разворачиваются, трудно увидеть что-либо, кроме усиления движения к национализму, соперничеству великих держав, стратегическому разъединению и тому подобное.

Но, как и в 30-40-е годы, может существовать и более медленно развивающееся противодействие, своего рода упрямый интернационализм, подобный тому, который был у Франклина Д.Рузвельт и несколько других государственных деятелей начали высказывать мысли до и во время войны. Крах мировой экономики 1930-х годов показал, насколько связаны современные общества и насколько они уязвимы перед тем, что ФДР называл заражением. Другие великие державы угрожали Соединенным Штатам меньше, чем глубинные силы современности - и характер доктора Джекила и мистера Хайда. Рузвельт и другие интернационалисты создали послевоенный порядок, который перестроит открытую систему с новыми формами защиты и способностями управлять взаимозависимостью.Соединенные Штаты не могли просто спрятаться в пределах своих границ, но чтобы действовать в открытом послевоенном порядке, требовалось создание глобальной инфраструктуры многостороннего сотрудничества.

Итак, Соединенные Штаты и другие западные демократии могут пройти через ту же самую последовательность реакций, вызванных каскадным чувством уязвимости; поначалу ответ может быть более националистическим, но в долгосрочной перспективе демократии выйдут из своих скорлуп и найдут новый тип прагматичного и защитного интернационализма.


Меньшая прибыль, но большая стабильность

Шеннон К. О’Нил, старший научный сотрудник по исследованиям Латинской Америки в Совете по международным отношениям и автор книги Две нации, неделимые: Мексика, Соединенные Штаты и дорога вперед

COVID-19 подрывает основные принципы мирового производства. Компании теперь будут переосмысливать и сокращать многоэтапные многострановые цепочки поставок, которые сегодня доминируют в производстве.

Глобальные цепочки поставок уже подвергались критике - экономически из-за роста стоимости рабочей силы в Китае, U.S. Торговая война президента Дональда Трампа и достижения в области робототехники, автоматизации и 3D-печати, а также в политическом плане из-за реальной и предполагаемой потери рабочих мест, особенно в странах с развитой экономикой. COVID-19 в настоящее время разорвал многие из этих связей: закрытие заводов в пострадавших районах привело к тому, что другие производители, а также больницы, аптеки, супермаркеты и розничные магазины лишились запасов и продуктов.

С другой стороны пандемии, все больше компаний будут требовать больше информации о том, откуда поступают их поставки, и будут жертвовать эффективностью в обмен на избыточность.Правительства также будут вмешиваться, заставляя то, что они считают стратегическими отраслями, иметь внутренние резервные планы и резервы. Рентабельность упадет, но стабильность предложения повысится.


Эта пандемия может служить полезным целям

Шившанкар Менон, выдающийся научный сотрудник Brookings India, бывший советник по национальной безопасности премьер-министра Индии Манмохана Сингха и приглашенный профессор Университета Ашока

Еще рано, но три вещи кажутся очевидными.Во-первых, пандемия коронавируса изменит нашу политику как внутри государств, так и между ними. Общество - даже либертарианцы - обратилось к власти правительства. Относительный успех правительства в преодолении пандемии и ее экономических последствий обострит или уменьшит проблемы безопасности и недавнюю поляризацию внутри общества. В любом случае, правительство вернулось. Опыт показывает, что авторитарные или популисты не лучше справляются с пандемией. Действительно, страны, которые быстро и успешно отреагировали, такие как Корея и Тайвань, были демократиями, а не теми, которыми руководят популистские или авторитарные лидеры.

Во-вторых, это еще не конец взаимосвязанного мира. Сама пандемия является доказательством нашей взаимозависимости. Но во всех государствах уже наблюдается поворот внутрь себя, поиск автономии и контроля над собственной судьбой. Мы движемся в мир беднее, злее и меньше.

Наконец, появились признаки надежды и здравого смысла. Индия выступила с инициативой созвать видеоконференцию с участием всех лидеров Южной Азии для выработки общего регионального ответа на угрозу. Если пандемия заставит нас признать нашу реальную заинтересованность в многостороннем сотрудничестве по решению стоящих перед нами больших глобальных проблем, это послужит полезной цели.


Американской мощи понадобится новая стратегия

Джозеф С. Най-младший, выдающийся профессор службы Гарвардского университета и автор книги Имеет ли значение мораль? Президенты и внешняя политика от Рузвельта до Трампа

В 2017 году президент США Дональд Трамп объявил о новой стратегии национальной безопасности, в которой основное внимание уделяется конкуренции великих держав. COVID-19 показывает, что эта стратегия неадекватна. Даже если Соединенные Штаты преобладают как великая держава, они не могут защитить свою безопасность, действуя в одиночку.Как резюмировал проблему в 2018 году Ричард Данциг: «Технологии XXI века глобальны не только по своему распространению, но и по своим последствиям. Патогены, системы ИИ, компьютерные вирусы и радиация, которые могут случайно высвободить другие, могут стать нашей проблемой, как и их. Согласованные системы отчетности, общий контроль, общие планы действий в чрезвычайных ситуациях, нормы и соглашения должны использоваться как средства уменьшения наших многочисленных общих рисков ».

Что касается транснациональных угроз, таких как COVID-19 и изменение климата, недостаточно думать об американской власти над другими странами.Ключом к успеху является также понимание важности силы с другими. Каждая страна ставит свои национальные интересы на первое место; важный вопрос - насколько широко или узко определяется этот интерес. COVID-19 показывает, что мы не можем приспособить нашу стратегию к этому новому миру.


Историю COVID-19 напишут победители

Джон Аллен, президент Брукингского института, отставной четырехзвездный генерал Корпуса морской пехоты США, бывший командующий Международными силами содействия безопасности НАТО и США.С. Силы в Афганистане

Как всегда, историю будут писать «победители» кризиса COVID-19. Каждая нация и все в большей степени каждый человек испытывает на себе социальную напряженность этой болезни новыми и мощными способами. Неизбежно те страны, которые проявляют настойчивость - как в силу своих уникальных политических и экономических систем, так и с точки зрения общественного здравоохранения, - будут претендовать на успех перед теми, кто испытает другой, более разрушительный исход. Некоторым это покажется великим и окончательным триумфом демократии, многосторонности и всеобщего здравоохранения.Для других это продемонстрирует явные «преимущества» решительного авторитарного правления.

В любом случае, этот кризис изменит структуру международной власти так, как мы можем только представить. COVID-19 продолжит снижать экономическую активность и увеличивать напряженность между странами. В долгосрочной перспективе пандемия, вероятно, значительно снизит производственный потенциал мировой экономики, особенно если предприятия закроются, а отдельные лица отойдут от рабочей силы. Этот риск перемещения особенно велик для развивающихся стран и других стран с большой долей экономически уязвимых рабочих.Международная система, в свою очередь, окажется под сильным давлением, что приведет к нестабильности и широкомасштабным конфликтам внутри и между странами.


Драматический новый этап глобального капитализма

Лори Гарретт, бывший старший научный сотрудник по вопросам глобального здравоохранения Совета по международным отношениям и лауреат Пулитцеровской премии научный писатель

Фундаментальным потрясением для мировой финансовой и экономической системы является признание того, что глобальные цепочки поставок и распределительные сети очень уязвимы для сбоев.Таким образом, пандемия коронавируса будет иметь не только долгосрочные экономические последствия, но и приведет к более фундаментальным изменениям. Глобализация позволила компаниям сдавать производство в аренду по всему миру и доставлять свою продукцию на рынки точно в срок, минуя затраты на складирование. Запасы, которые лежали на полках более нескольких дней, считались провалом рынка. Поставки должны были осуществляться на тщательно организованном, глобальном уровне. COVID-19 доказал, что патогены могут не только заражать людей, но и отравлять всю систему своевременного обслуживания.

Учитывая масштабы потерь на финансовых рынках, которые мир пережил с февраля, компании, скорее всего, выйдут из этой пандемии, решительно опасаясь модели «точно в срок» и рассредоточенного по всему миру производства. Результатом может стать новый драматический этап глобального капитализма, на котором цепочки поставок будут приближены к дому и наполнены дублированием для защиты от сбоев в будущем. Это может сократить краткосрочные прибыли компаний, но сделать всю систему более устойчивой.


Больше неудачных состояний

Ричард Н. Хаасс, президент Совета по международным отношениям и автор книги Мир: краткое введение

Постоянный - это не то слово, которое мне нравится, так как мало или совсем ничего, но я думаю, что кризис с коронавирусом, по крайней мере, на несколько лет заставит большинство правительств обратиться внутрь себя, сосредоточившись на том, что происходит внутри их границ, а не О том, что происходит за их пределами. Я ожидаю большего продвижения к избирательной самодостаточности (и, как следствие, разъединению) с учетом уязвимости цепочки поставок; еще большее противодействие крупномасштабной иммиграции; а также снижение готовности или приверженности решению региональных или глобальных проблем (включая изменение климата) с учетом очевидной необходимости выделения ресурсов на восстановление дома и преодоление экономических последствий кризиса.

Я ожидал, что многим странам будет трудно оправиться от кризиса, когда слабость государства и несостоятельные государства станут еще более распространенной чертой мира. Кризис, вероятно, будет способствовать продолжающемуся ухудшению китайско-американских отношений и ослаблению европейской интеграции. С другой стороны, мы должны увидеть некоторое умеренное усиление глобального управления общественным здравоохранением. Но в целом кризис, коренящийся в глобализации, скорее ослабит, чем повысит готовность и способность мира справляться с ним.


Соединенные Штаты не прошли тест на лидерство

Кори Шаке, заместитель генерального директора Международного института стратегических исследований

Соединенные Штаты больше не будут считаться международным лидером из-за узких интересов их правительства и некомпетентности. Глобальные последствия этой пандемии можно было бы значительно уменьшить, если бы международные организации предоставляли больше и раньше информации, что дало бы правительствам время для подготовки и направления ресурсов туда, где они больше всего нужны.Это то, что Соединенные Штаты могли бы организовать, показывая, что, хотя они и заинтересованы, они не являются исключительно корыстными. Вашингтон не выдержал испытания на лидерство, и миру стало от этого хуже.


В каждой стране мы видим силу человеческого духа

Николас Бернс, профессор Гарвардской школы государственного управления Кеннеди и бывший заместитель министра по политическим вопросам Государственного департамента США

Пандемия COVID-19 - величайший глобальный кризис этого века.Его глубина и масштаб огромны. Кризис общественного здравоохранения угрожает каждому из 7,8 миллиарда человек на Земле. Финансово-экономический кризис может превзойти по своему влиянию Великую рецессию 2008-2009 годов. Каждый кризис сам по себе может вызвать сейсмический шок, который навсегда изменит международную систему и баланс сил, которые мы знаем.

На сегодняшний день международного сотрудничества крайне недостаточно. Если Соединенные Штаты и Китай, самые могущественные страны мира, не смогут отложить словесную войну по поводу того, кто из них несет ответственность за кризис и возглавит его более эффективно, авторитет обеих стран может значительно снизиться.Если Европейский Союз не сможет предоставить более адресную помощь своим 500 миллионам граждан, национальные правительства могут вернуть больше власти Брюсселю в будущем. В Соединенных Штатах больше всего на карту поставлена ​​способность федерального правительства принять эффективные меры по сдерживанию кризиса.

Однако в каждой стране есть много примеров силы человеческого духа - врачей, медсестер, политических лидеров и простых граждан, демонстрирующих стойкость, эффективность и лидерство.Это вселяет надежду на то, что мужчины и женщины во всем мире смогут победить в ответ на этот необычайный вызов.


Эта статья является частью продолжающейся серии журнала Foreign Policy о мире после пандемии COVID-19. Прочие платежи включают:

Как экономика будет выглядеть после пандемии Джозеф Э. Стиглиц, Роберт Дж. Шиллер, Гита Гопинатх, Кармен М. Рейнхарт, Адам Позен, Эсвар Прасад, Адам Туз, Лаура Д’Андреа Тайсон, Кишор Махбубани

Как городская жизнь изменится Ричард Флорида, Эдвард Глезер, Маймуна Мохд Шариф, Киран Беди, Томас Дж.Кампанелла, Чан Хенг Чи, Дэн Докторофф, Брюс Кац, Ребекка Кац, Джоэл Коткин, Роберт Мугга, Джанетт Садик-Хан

Будущее правительства Джеймс Крэбтри, Роберт Д. Каплан, Роберт Мугга, Куми Найду, Шеннон К. О’Нил, Адам Позен, Кеннет Рот, Брюс Шнайер, Стивен М. Уолт, Александра Рэйдж

The Future of Travel b y Джеймс Фаллоуз, Вивек Вадхва, Пико Айер, Рольф Поттс, Элизабет Беккер, Джеймс Крэбтри, Александр де Жуниак

Будущее развлечений, культуры и спорта Одри Азуле, Рахул Бхатия, Рик Корделла, Марк К.Хансон, Бальтасар Кормакур, Джонатан Кунц, Дэвид Клэй Лардж, Джеймс С. Снайдер

Будущее школ и университетов Арне Дункан, Андреас Шлейхер, Мона Муршед, Дженнифер Нуццо, Людгер Вессманн, Сальваторе Бабонес, Давеш Капур, Майкл Д. Смит, Дик Стартц

.

Глобальный экономический прогноз во время пандемии COVID-19: изменившийся мир

Каждый регион подвержен значительному понижению рейтинга. Восточная Азия и Тихоокеанский регион вырастут лишь на 0,5%. Южная Азия сократится на 2,7%, страны Африки к югу от Сахары - на 2,8%, Ближний Восток и Северная Африка - на 4,2%, Европа и Центральная Азия - на 4,7%, а Латинская Америка - на 7,2%. Ожидается, что эти спады повернут вспять годы прогресса в достижении целей в области развития и вернут десятки миллионов людей обратно в крайнюю нищету.

Страны с формирующимся рынком и развивающиеся страны столкнутся с экономическими препятствиями с разных сторон: давлением на слабые системы здравоохранения, потерей торговли и туризма, сокращением денежных переводов, ограниченными потоками капитала и жесткими финансовыми условиями на фоне растущей задолженности. Особенно сильно пострадают экспортеры энергоносителей или промышленных товаров. Спрос на металлы и товары, связанные с транспортом, такие как резина и платина, используемые для автомобильных запчастей, также упали. Несмотря на то, что сельскохозяйственные рынки во всем мире хорошо снабжены, торговые ограничения и сбои в цепочках поставок могут в некоторых местах вызвать проблемы с продовольственной безопасностью.

Рабочий в маске в Африке к югу от Сахары. © Lucian Coman / Shutterstock

Возможны еще худшие результаты

Даже этот мрачный прогноз подвержен большой неопределенности и значительному риску ухудшения ситуации. Прогноз предполагает, что пандемия отступит таким образом, что внутренние меры по смягчению могут быть отменены к середине года в странах с развитой экономикой, а позднее в развивающихся странах, что негативные глобальные вторичные эффекты уменьшатся во второй половине 2020 года и что широкомасштабные финансовые кризисы будут предотвращены. .Этот сценарий предусматривает восстановление роста мировой экономики, хотя и незначительное, до 4,2% в 2021 году.

Однако это мнение может быть оптимистичным. Компаниям может быть сложно обслуживать долги, повышенное неприятие риска может привести к росту стоимости заимствований, а банкротства и дефолты могут привести к финансовым кризисам во многих странах. В соответствии с этим неблагоприятным сценарием глобальный рост может сократиться почти на 8% в 2020 году.

Анализ скорости, с которой кризис настигает мировую экономику, может дать ключ к пониманию того, насколько глубокой будет рецессия.Резкие темпы снижения прогнозов роста мировой экономики указывают на возможность дальнейшего пересмотра в сторону понижения и необходимость дополнительных действий со стороны директивных органов в ближайшие месяцы для поддержки экономической активности.

.

18 средневековых изобретений, изменивших мир

После падения Рима на Западе в 5 веке нашей эры созданный им вакуум власти заставил его прежние завоевания превратиться в столетия жестоких войн, голода, болезней и раздоров.

И все же, несмотря на постоянный страх смерти, в средние века было достаточно спокойствия для больших скачков в науке и изобретениях.

Эти 18 средневековых изобретений являются яркими примерами. Некоторые из них были настолько важны, что в конечном итоге проложили путь в современный мир, в котором мы живем.

Следующий список далеко не исчерпывающий и в нем нет определенного порядка.

1. Печатный станок был революционным

Источник: Даниэль Ходовецкий / Wikimedia Commons

Печатный станок, вероятно, является самым важным изобретением Средневековья. Он вырвал контроль над распространением информации у государства и церкви и проложил путь протестантской Реформации, Возрождению и Просвещению.

Хотя знаменитая пресса Иоганна Гуттенберга была разработана в 15 веке, ее история восходит к Китаю 3 века.Без современного мира действительно было бы совсем другое место.

2. Кофейня опередила свое время

Источник: Эким Каглар / Wikimedia Commons

Любой, кто когда-либо побывал на Ближнем Востоке, подтвердит, что кофе является огромной частью их культуры. Впервые он появился в Османской империи где-то в 15 веке и покорил весь Османский мир.

Вскоре после этого повсюду возникли кофейни, и в Европу в ранний современный период появился кофе.

3. Тяжелый плуг привел к аграрной революции

Появление тяжелого плуга в 6 веке произвело революцию в сельском хозяйстве во всем мире. Ранее конструкция отвала отвала ограничивала свою эффективность, поскольку требовалось найти компромисс между весом и способностью тянуть бегунок.

Тяжелые плуги представили колеса для замены направляющих своих предшественников, что позволило им значительно увеличиться в размерах и использовать металлические компоненты, при этом их по-прежнему могли тянуть тягловые животные.

Производство продуктов питания после этого резко увеличится, что в конечном итоге будет способствовать большей части современной истории, не говоря уже о резком изменении ландшафта.

4. Торцевой спуск / механические часы заменили песочные часы

Источник: Rauantiques / Wikimedia Commons

Развитие краевого спуска привело к созданию первых механических часов примерно в 1300 году нашей эры. К 15 веку они получили широкое распространение по всей Европе.

Их изобретение быстро бросило вызов популярности песочных часов и в конечном итоге изменило всеобщее восприятие времени.

5. Бумажные «деньги» старше, чем вы думаете.

Источник: PHGCOM / Wikimedia Commons

Первое зарегистрированное использование государственных бумажных денег было в Китае 11 века. Эта валюта заменила те, которые производились частными предприятиями того времени.

Все случаи их использования заключались в предоставлении формы простого векселя, подлежащего оплате эмитентом на предъявителя по требованию. Они были предназначены для устранения необходимости носить с собой драгоценные металлы, которые можно было легко потерять или украсть.

Марко Поло напишет о своих наблюдениях за этим нововведением по возвращении в Европу, но это не станет обычным явлением в Европе до конца 1600-х годов.

6. Песочные часы были отличным средством отсчета времени

Источник: Michael Himbeault / Flickr

Песочные часы впервые появились в Европе в 8 веке нашей эры, но, похоже, стали обычным явлением в начале 14 века. Они быстро заменили старые средства измерения времени, такие как солнечные часы, и были особенно полезны в длительных морских путешествиях.

СВЯЗАННЫЕ: 15 ИЗОБРЕТЕНИЙ, КОТОРЫЕ СДЕЛАЮТ ВАШ 2019 ГОД НАМНОГО ИНТЕРЕСНОГО

К 15 веку они были обычным явлением на кораблях, в церквях и в промышленности. Они были первым надежным, многоразовым и достаточно точным средством измерения времени, и их заменили только с изобретением механических часов.

7. Порох изменил мир

Источник: Mondebleu / Wikimedia Commons

Монах-францисканец Роджер Бэкон был первым европейцем, подробно описавшим в 13 веке процесс производства пороха.

Конечно, сегодня общеизвестно, что порох широко использовался в Китае с IX века, и Роджер, вероятно, получил свою формулу из китайских источников.

Многие считают, что он был завезен в Европу через монголов, но это горячо обсуждается. Однако произошла война, и мир в целом изменился навсегда.

8. Доменная печь впервые появилась в Швейцарии и Германии.

Источник: Tungsten / Wikimedia Comons

Доменные печи, возможно, возникли еще в 1 веке нашей эры в Китае, но впервые появились в Европе в 1200-х годах.Эти первые доменные печи были очень неэффективными по современным меркам.

Самые старые европейские образцы были построены в Дюрстеле и Лапфиттане в Швейцарии и Зауэрланде в Германии. Есть также некоторые предварительные свидетельства более ранних в Ярнбоосе, Швеция, которые датируются примерно 1100 годом нашей эры.

9. Ликер был средневековой вещью

Источник: Marco Verch / Flickr

Дистилляция для производства спиртных напитков, по-видимому, берет свое начало в «Монгольском перегонном кубе», который впервые появился в 7 веке нашей эры.При этом все еще использовалась перегонка с замораживанием, при которой жидкость замораживалась и кристаллы воды удалялись.

Неизвестно, использовался ли он для производства алкоголя.

Перегонный кубик, каким мы его знаем сегодня, возможно, впервые появился в Ираке 8 или 9 веков, когда арабский алхимик Аль-Кинди использовал его для производства алкоголя. Однако это горячо обсуждается.

Позже он распространился в Европу, а именно в Италию, и впервые был описан Салерно в 12 веке. Большинство историков считают, что настоящие перегонные кубы для производства алкоголя, по-видимому, впервые появились в Европе в 13 веке.

10. Тачка была изобретена в средние века.

Источник: Public Domain / Wikimedia Commons

Тачка, хотите верьте, хотите нет, изобрели только в средние века. Хотя подобные устройства могли быть в Китае и Древней Греции, первое упоминание о них появилось в Европе 12 века.

Они быстро докажут свою ценность, но не сразу добьются успеха. Однако к 15 веку они стали обычным явлением для всего, от добычи полезных ископаемых до строительства.

11. Аркбутан - знаковое сооружение средневековья.

Источник: Wikimedia Commons

Аркбутан - знаковая архитектурная особенность средневековья. Впервые они появились в готических церквях с 12-го века и до сих пор внушают благоговение.

Эти архитектурные особенности внезапно позволили возводить здания намного выше, чем считалось возможным ранее, с более высокими потолками, более тонкими стенами и гораздо большими окнами.

Это связано с тем, что эти формы контрфорса обеспечивали гораздо большую опорную силу по сравнению с более традиционными формами.

Без этого средневекового изобретения последовавшие за ним архитектурные формы действительно выглядели бы совсем иначе.

12. Вращающееся колесо было изобретено в Индии.

Источник: Ninaras / Wikimedia Commons

Прялки возникли в Индии где-то между V и X веками нашей эры. В конечном итоге они попали в Европу позже, в средние века благодаря Шелковому пути.

Они быстро вытеснили более традиционный метод ручного прядения и были предпосылкой для более поздних инноваций, сделанных во время промышленной революции, таких как прядильная машина Jenny и прядильная машина.

Таким образом, можно утверждать, что прялка помогла заложить основы современного мира - как бы маловероятно это ни казалось на первый взгляд.

13. Приливная мельница впервые появилась в Ирландии.

Источник: Flore Allemandou / Wikimedia Commons

Водные и ветряные мельницы, как известно, использовались с древних времен, но приливные мельницы кажутся исключительно средневековой инновацией.

Недавние исследования показали, что самые ранние образцы этих мельниц датируются 6 веком нашей эры в Ирландии, но они, возможно, использовались в римском Лондоне - но это предположение.

Некоторые из них сохранились до наших дней, в том числе мельница с вертикальными колесами, расположенная в Килотеране недалеко от Уотерфорда, EIRE. Они даже упоминаются в знаменитой книге Судного дня 1086 года.

14. Пескоструйные рули уменьшили мир

Источник: Bernd Klabunde / Wikimedia Commons

Шкворневые рули на корме были главное новшество средневековья.До своего существования лодки и большие корабли управлялись с помощью простых весел или простых рулей.

Они оказались очень успешными и использовались до конца средневековья. Впервые они начали появляться на изображениях примерно в 12 веке.

Несмотря на это, они проявили себя, когда полностью оснащенные корабли стали обычным явлением в 14 веке и были предпосылкой для наступающей Эпохи открытий. Неожиданно у европейцев появился полезный инструмент для навигации по мировым океанам.

15. Очки все прояснили

Источник: Конрад фон Сост / Wikimedia Commons

Роджер Бэкон сделал первую окончательную ссылку на очки в 13 веке. Похоже, что они были впервые разработаны в Италии неким Алессандро ди Спина из Флоренции.

Это подтверждается проповедью, произнесенной монахом-доминиканцем по имени Джордана да Пиза в конце 13 века.

Он писал: «Не прошло и двадцати лет с тех пор, как было найдено искусство изготовления очков, обеспечивающих хорошее зрение... ».

Это изобретение значительно улучшило бы качество жизни людей с нарушениями зрения и по сей день - как засвидетельствует автор.

16. Беговые краны облегчили строительство

Источник: Ji-Elle / Wikimedia Commons

Краны с беговой дорожкой представляли собой простые деревянные подъемные и опускные устройства с приводом от человека, разработанные и широко использовавшиеся в средние века.

Их часто можно увидеть изображенными на изображениях и картинах того периода во время сборки монолитных зданий, таких как замки и соборы.

Первое исчерпывающее упоминание об одном из них, называемом Magna Roat, было в некоторой французской литературе примерно 1225 г. Они стали обычным явлением в портах, шахтах и, очевидно, на стройках того времени.

17. Пушка навсегда изменила войну

Источник: Antgirl / Flickr

Самые ранние пушки могут быть датированы еще Китаем 12 века, а самое раннее известное изображение - скульптура из наскальных рисунков Дазу в Сычуани, датируемая примерно 1128 годом нашей эры.

Самые старые из существующих оригинальных произведений происходят из Китая 13 века и включают знаменитую бронзовую пушку Увэй (1227 г. н.э.), ручную пушку Хэйлунцзян (1288 г. н.э.) и ружье Ксанаду (1298 г.).

Технология в конечном итоге распространилась по Европе с одним из первых зарегистрированных случаев их использования англичанами в битве при Креси против французских арбалетчиков.

Они радикально изменили бы ход войны навсегда.

18. Астролябия была одним из первых компьютеров.

Источник: Elrond / Wikimedia Commons

Астролябия были эффективно разработанными инклинометрами и, по сути, могут считаться ранними компьютерами.Они станут бесценными для астрономов и мореплавателей при определении положения наклона данного небесного тела днем ​​или ночью.

Более ранние образцы, кажется, действительно существовали в Александрии в 5 веке нашей эры, но они достигли своего пика изощренности в средние века. Отчасти они вдохновили более позднее развитие механических часов.

Через: Mediumists.net, listverse.com, lordsandladies.org

.

Трудовая жизнь в новую эпоху

морально и социально достаточно хорошо
держаться подальше без разрешение
страдать что-то сложно или неприятно
не делать что-то что ты должен сделать
человек, которому платят за работу организация или другое лицо
полагая, что ты важнее, чем другие люди
позволить что-то Продолжать
бизнес создания вещи на фабриках
система подключения компьютеры в Интернет и перемещение информации с очень высокой скоростью
период времени, когда нет электричества
втолкнуть что-то в небольшое пространство и заполните его
иметь влияние на кто-то или что-то
отрицательная часть что нибудь
.

Смотрите также