.
.

История ожогов


История развития лечения обожженных

Ожоги сопутствуют человеку с незапамятных времен. История их лечения имеет многовековую давность. Огромный период времени был посвящен только накоплению опыта и эмпирическому применению различных местных средств.

На Руси с давних времен использовали для лечения ожоговых ран лечебные свойства различных растений. В Древнем Китае применяли настойки и экстракты из чайных листьев; в Древней Индии и Египте — повязки с растительными маслами. Видные врачи античной эпохи предлагали свои оригинальные рецепты противоожоговых средств. Большинство из них имеет только исторический интерес, но некоторые не утратили своего значения и поныне: например, повязки с танином, рекомендованные Гиппократом (400—377 гг. до н. э.), повязки с медом и отрубями Цельса (30—25 гг. до н. э.), а также охлажденная вода и лед, которые применял Авиценна в начале I века н. э. В эпоху Возрождения Парацельс (1493—1541) ввел в состав противоожоговых мазей химические вещества (свинец, медь и др.). П. Лоу (1550— 1618), шотландский хирург, лечил ожоги пластырем, Д. Клегхорн из Эдинбурга — меловыми повязками. В Англии в XVI в. были распространены повязки из известковой воды и льняного масла. Только на рубеже XVII—XVIII столетий сложилось принципиально правильное представление об изменениях, происходящих на обожженном участке. Эта заслуга принадлежит немецкому хирургу В. Гильданусу, который в 1607 г. впервые опубликовал классификацию ожогов по глубине, разделив их на 3 степени. Однако эти наблюдения никак не повлияли на способы лечения ожогов. По-прежнему весь акцент делался на местные средства. В 1807 г. И. Ф. Буш для лечения ожогов предложил ванны и спиртовые повязки, в 1858 г. Г. Пассавант, а за ним и Ф. Гебра рекомендовали постоянные водные процедуры. Антисептические средства для лечения ожогов — повязки с фенолом, борной и карболовой кислотой, а позже с азотнокислым серебром начали применяться после опубликования трудов Д. Листера (1867) «Об антисептическом принципе в хирургической практике». Поиски новых, более действенных средств продолжались и позже на протяжении всего XIX и начала XX в. С. Давидсон в 1925 г. предложил танин; Олдридж в 1933 г.— красители; А. Кох в 1942 г. применял давящие вазелиновые повязки; в 1944—1945 гг. были применены сульфамиды; в 1948—1952 гг.— антибиотики и т. д. Однако ни одно из огромного арсенала применявшихся средств не могло восстановить утраченного кожного покрова. Раны заживали очень длительно; наблюдались случаи развития злокачественных опухолей на месте постоянно изъязвляющихся рубцов; летальность при ожогах оставалась очень высокой. Лишь в 50-х годах нашего столетия ученые пришли к выводу, что исходы ожогов зависят от глубины поражения тканей. Тогда же стало очевидным, что лечение поверхностных ожогов может быть успешным при применении любого местного средства, если оно обеспечивает подавление инфекции и покой обожженному участку, но при глубоком ожоге единственным способом восстановления утраченных покровов является пересадка кожи. Улучшить исходы обширных глубоких ожогов позволила разработка методики свободной пересадки кожи, т. е. пересадки тонких кусочков кожи больного (кожных аутотрансплантатов) с одного (здорового) места на другое, лишенное кожного покрова.

Впервые свободная кожная аутопластика была успешно выполнена французским хирургом Реверденом в 1869 г. и быстро получила широкое распространение, потому что большое значение этого метода для стимуляции заживления обширных ран было оценено сразу хирургами многих стран. В России успешному развитию метода свободной пересадки кожи содействовали П. Пясецкий (1870), С. Янович-Чайнский (1871), А. Яценко (1871). Большим шагом вперед в методике пересадки кожи было предложение Блера и Брауна (1925, 1935) об использовании у обожженных расщепленных трансплантатов, создающих устойчивый покров. Эта методика применяется и сейчас. Расщепленные дермо-эпидермальные трансплантаты, содержащие от 1/2 до 3/4 толщи кожи, сохраняют достоинства полнослойного трансплантата (эластичность) и преимущества тонкого (способность к приживлению на инфицированную поверхность). Вместе с тем донорские дефекты, содержащие остаток дермы, могут самостоятельно и более или менее быстро эпителизироваться (за счет размножения эпителиальных клеток в выводных протоках потовых и сальных желез и волосяных луковицах).

Новой вехой в истории хирургического лечения ожогов явилось создание в 1939 г. Э. Педжеттом клеевого дерматома — приспособления, позволяющего легко срезать кожные трансплантаты большой площади и определенной толщины. За 45 лет с момента описания Педжеттом дерматомной техники было предложено множество моделей клеевого дерматома, созданы различные образцы электродерматомов, сконструированы и апробированы пневмодерматомы, механические дерматомы и другие модели. Отечественная модель дерматома создана М. В. Колокольцевым в 1947 г. Благодаря развитию дерматомной пластики при ожогах удалось добиться реального снижения летальности при глубоких термических поражениях.

В 70-х годах прошлого века в медицинской литературе появились сообщения о пересадке кожи от одного индивидуума к другому (аллопластика). Результаты этих пересадок лишь на первых порах показались обнадеживающими; вскоре, однако, стало ясно, что такая пересадка дает лишь преходящий эффект, потому что кожа другого человека быстро расплавляется. В настоящее время доказано, что трансплантат одного человека (донора) является чужеродным по отношению к тканям другого человека (реципиента). Вследствие определенных иммунологических реакций распад аллотрансплантата неминуем. Вместе с тем даже временное закрытие раны трансплантатом оказывается полезным для организма обожженного, так как меньше нарушается общее состояние больного и становится возможной аутопластика. Поэтому этот метод стали использовать как временную меру при очень обширных ожоговых ранах и тяжелом состоянии пострадавшего. В последние годы для временного покрытия обширных ожоговых ран используют синтетические материалы (пенопласт), коллаген и свиную кожу. Этот вид оперативных вмешательств носит название ксенопластики.

Уже в середине XIX столетия хирурги обратили внимание на общие нарушения, сопутствующие ожогу, и на связь их с размерами обожженной поверхности. В дальнейшем механизм развития ожоговой болезни подвергался тщательному изучению. Наряду с накоплением практического опыта расширились и теоретические представления об особенностях ожоговой болезни.

Исходя из этих теоретических предпосылок, терапия обширных ожогов в первой половине XX столетия была разграничена на общую, направленную на лечение системных расстройств в организме, и местную, имеющую целью быстрейшее восстановление целости кожного покрова. В связи с этим большое развитие получили методы хирургического лечения ожогов.

До 30—40-х годов XX в. обожженные лечились в больничных отделениях вместе с другими хирургическими или кожными больными. По мере накопления теоретических знаний и практического опыта по хирургическому лечению ожогов специалисты пришли к выводу, что это одинаково плохо как для обожженных, так и для окружающих их хирургических больных. Больные с глубокими и обширными ожогами, имеющие длительно не заживающие гнойные раны и серьезные, а подчас и опасные для жизни, общие изменения в организме, нуждались в длительной госпитализации, они требовали особого ухода и питания. Их выздоровление зависело от применения специфических методов лечения (перевязок, операций пересадки кожи, лечебной гимнастики и т. п.), от многократных вливаний крови, плазмы, кровезаменителей, применения новейших и дорогостоящих лекарственных препаратов, которых подчас не было в хирургических стационарах. Наблюдение за этими тяжелыми больными и их лечение должно было проводиться людьми, имеющими определенные познания, навыки и инструментарий. Между тем внимание хирургов постоянно отвлекалось ургентны-ми больными, возможностей для совершенствования техники пластических операций в хирургическом отделении не было.

Для лечения обожженных стали создаваться специализированные отделения и центры, где, кроме сложных кожно-пластических операций, стали проводить и научные изыскания по этой проблеме.

В Советском Союзе (Ленинград, Москва) такие отделения были созданы впервые в 30-х годах; в Англии, Франции, США и других странах — в 40-х годах. В настоящее время для организации специализированной помощи пострадавшим от ожога затрачиваются огромные средства. Ожоговые центры организованы почти во всех странах мира. Они строятся по специальным проектам, оснащаются современным и очень сложным оборудованием и аппаратурой, обеспечиваются высококвалифицированными кадрами специалистов различного профиля (хирурги, терапевты, анестезиологи, бактериологи и др.). Большое внимание уделяется уходу за больными и их питанию. Лечебный процесс обеспечивается дорогостоящими лекарственными средствами — кровью, кровезаменителями, γ-глобулинами, новейшими антибиотиками и др.

В результате организации лечения в специализированных учреждениях, где применяются современные методы комплексного лечения ожоговой болезни, удалось достигнуть значительного улучшения исходов глубоких ожогов с площадью до 40 % поверхности тела. Результаты лечения более обширных глубоких ожогов менее успешны, они все еще не удовлетворяют хирургов. Нерешенные проблемы лечения ожогов заставляют ученых разных профилей углублять и расширять исследования во всех направлениях.

Особое внимание привлекает проблема лечения ожогов у детей не только в связи с их частотой (по данным различных авторов, дети составляют от 30 до 50 % среди всех обожженных, находящихся на стационарном лечении), но и с особой чувствительностью детского организма к термической травме.

В современных условиях отмечается тенденция к организации специализированной помощи детям в условиях педиатрической клиники и к развитию методов лечения, учитывающих анатомо-физиологические особенности детского организма. В зависимости от местных условий специализированная помощь детям оказывается либо в детских ожоговых центрах, которые существуют в различных странах Европы и Америки (Англия, Франция, США, Австралия, СССР), либо в ожоговых центрах для взрослых, где выделяются койки и имеются специалисты педиатрического профиля (СССР), а также в детских ожоговых отделениях при клиниках и научно-исследовательских институтах детской хирургии, пластической хирургии, травматологии и ортопедии, имеющихся в крупных городах Европы и Советского Союза. В РСФСР в ожоговых отделениях и центрах лечатся около 40 % пострадавших детей, 42 % попадают в детские травматологические или хирургические отделения и лишь 12 % — в травматологические отделения для взрослых. Таким образом, специализированная служба для обожженных детей создается в системе педиатрической помощи.

Ожоги у детей. Казанцева Н.Д. 1986г.

вопросы истории » ОБЪЕДИНЕНИЕ КОМБУСТИОЛОГОВ «МИР БЕЗ ОЖОГОВ»

Комбустиология: вопросы истории

Лавров В.А.
Алексеев А.А.

 

Институт хирургии им А.В.Вишневского РАМН.
г.Москва.

Прометей подарил людям огонь. Разгневанные боги наказали его за это, подвергнув страшной бесконечной муке. Но не менее тяжелое наказание настигает и людей, которые по неосторожности или по воле сложившихся обстоятельств оказались под воздействием этого «подарка».

История лечения ожогов уходит в глубину веков. Еще в папирусах Древнего Египта, нписанных 1500 лет до н.э., указывается, что на обожженные поверхности надо наносить жировые или масляные вещества, полученные из животных или растений, порошки, приготовленные из тонко растертой глины или высушенного навоза, а также делать повязки.

В индийской книге «Айюрведы», относящейся к 600-м годам до н.э., описываются клинические различия ожогов разной глубины и их делят на 4 степени, указывается, что глубоким ожогам сопутствуют общие симптомы: лихорадка, жажда и слабость. Небольшие ожоги рекомендуется лечить тёплыми припарками, чтобы обеспечить потение и разбавление крови, а глубокие — холодной водой.

Несмотря на такую долгую историю знакомства людей с этой травмой, лечение ожогов вплоть до середины XIX века нашей эры проводилось путем местного применения тепла и холода, а также различных мазей, иногда экзотического состава. Общее лечение заключалось в приеме обезболивающих и успокаивающих средств, чаще всего, опия.

Уже много веков назад стали появляться теории, объясняющие суть происходящих изменений в тех местах тела, которые подверглись ожогу, то-есть, предпринимались попытки патогенетического подхода к лечению ожогов.

Так в начале XVI века Paracelsus (1493-1541 гг.) высказывает мнение, что смерть от ожогов вызывается теплом, проникающим в кровеносные сосуды и заставляющим кровь вскипать и высыхать, а вследствие этого появляется жажда. Если больной будет много пить, то не умрёт. Для лечения ожогов Парацельс рекомендовал мазь, состоящую из сала очень старых диких кабанов и медведей, топлённого в красном вине; после охлаждения эта смесь растиралась с жареными червями и волосами повешенного, снятого с виселицы в полнолуние. Однако он не всегда удовлетворялся этим составом мази и добавлял к ней цветы гелиотропа, сушёный мозг дикого кабана, порошок красного сандалового дерева и частицы настоящей мумии.

В понимание сущности ожогов большой вклад внёс Ambroise Pare (1510-1590 гг.), который отметил, что поверхностные ожоги болезненны, тогда как глубокие, образовавшие толстый струп , безболезненны, потому что в тканях разрушены нервные окончания. Чтобы усилить истечение жидкости, он рекомендовал делать глубокие разрезы толстого струпа и накладывать успокаивающие средства, которые бы способствовали дренированию раны, пока струп постепенно отделяется.

Широкое распространение получила теория, согласно которой мельчайшие частицы тепла проникают внутрь тканей и растворяют в них твёрдые субстанции. Под действием этих частиц сосуды закрываются и разрушаются, циркуляция крови прекращается и возникает воспаление. Эти же частицы тепла вызывают колебания нервных волокон и их сильное движение расстраивает мозг и создаёт ощущение боли (Jean-Baptiste Verduc).

Наиболее полно и последовательно лечение ожогов было описано в монографии с иллюстрациями Wilhem Fabry из Хилдена (1560-1634). Она была опубликована в 1607г. и в течение последующих 50 лет неоднократно переиздавалась различными издательствами, в том числе на других европейских языках. В ней обращается внимание на важность правильного прогнозирования исхода ожога, указывается на то, что глубокие ожоги всегда оставляют уродливые рубцы, в то время как поверхностные могут зажить вообще без каких-либо последствий. При глубоких ожогах конечностей, с целью предотвращения развития гангрены, автор рекомендует производить раннюю ампутацию. Он считает, что при ожогах важную роль играет боль, которая «уничтожает жизненные силы, вызывает беспокойство и лихорадку, способствует приливу соков, которые скапливаются под кожей и образуют пузыри». Автор отмечает, что для обожжённого очень важны хорошие питание и сон. Причиной смерти он считал общие нарушения организма под влиянием «раздражения чувствительных нервов кожи».

Первая диссертация на университетском уровне, посвящённая лечению ожогов, была опубликована Poul Amman (1634-1691) в Лейпциге 17 декабря 1658 г. Автор пришёл к выводу, что охлаждающие средства растительного происхождения должны применяться в самом начале лечения и сильного охлаждения надо избегать. При глубоких ожогах для удаления жидкости надо делать глубокие разрезы струпа.

В XVIII веке начинают появляться работы, авторы которых пытаются найти объяснение происхождению различных болезней с научной точки зрения.

Loreuz Heister (1683-1758 гг.) был первым. кто установил, что все симптомы, характерные для воспаления, встречаются при ожогах. Степень поражения зависит от силы ожога, и само поражение, в самом начале, может быть сравнено с началом воспалительной реакции, постепенно становящейся всё интенсивнее и заканчивающейся гангреной. Кроме того, он обращает внимание на то, что риск для жизни представляет не только глубина ожога, но и его распространённость. Лечение, он считает, должно быть таким же, как при флегмоне: местно — тепло, для того, чтобы аккумулированную в зоне ожога жидкость вернуть в циркуляцию, одновременно применять успокаивающие средства, которые способны открыть сосуды и заставить быстрее циркулировать кровь. Однако большинство авторов продолжали считать, что при ожогах надо применять «антифлогистическое лечение», которое заключалось в охлаждении ожогов орошением или аппликациями водой или маслом.

В этом же веке Edward Kentish (ум. 1832 г.) высказал мнение, что тепло, вошедшее в ткани, вызывает не только наружное повреждение, но и внутреннее, причём в развитии последнего основная роль принадлежит боли, — она нарушает баланс в теле. Поэтому, помимо местного лечения, необходимо воздействовать вообще на весь организм, давая пить алкоголь, опий или какие-либо другие средства, обезболивающие и успокаивающие пациента. Он считал, что взаимодействие наружной и внутренней терапии восстановит баланс в теле. Кроме того, он заметил, что лечение охлаждением может быть опасным у пациентов с обширными ожогами, у которых уже началось «сильное дрожание».

В результате последующих открытий в физике и химии изменились представления о воздействии тепла на ткани и появилась теория тепловой проводимости.

В 1804 г. Pujos опубликовал в Париже диссертацию, в которой, на основании этой теории, пишет, что реальная глубина поражения тканей может быть установлена только к 9 дню после получения ожога, т.е. тогда, когда образуется струп. Для всех случаев глубоких и обширных ожогов характерны общие симптомы: лихорадка, боль, нарушение сознания и возможны судороги и смерть. При этом полезно кровопускание, но в небольшом количестве, так как пациенту необходимо сохранить силы для длительного периода нагноения.

Очень любопытны результаты исследований французского врача J.B. Rideau, опубликованные им в 1805 г. Он установил, что поверхностные ожоги I и II степени заживают самостоятельно в течение нескольких дней за счет «природных возможностей».Поэтому оценка лечебного действия того или иного средства, использованного при таких ожогах, бессмысленна, а его применение бесполезно. При ожогах III степени с полной деструкцией тканей заживление не может быть самостоятельным, а средств, способных оживить мёртвую ткань, нет, в таких случаях необходимо поддерживать естественный раневой процесс, уменьшать боль и аккумулировать жидкости, охлаждая ткани в течение нескольких часов. Он также заметил, что при глубоких ожогах после отхождения струпа остаются большие дефекты кожи, но, в противоположность ранам другого происхождения, которые заживают от краёв к центру, при ожоговых ранах часто появляются маленькие островки эпителия, которые разрастаются и происходит заживление.

Доминирующую роль в XIX веке долгое время имели работы Guilleaume Dupuytren (1777-1835 гг.), его современников и учеников. Именно, в них появилась новая классификация глубины ожогов, по которой они разделялись на 5 степеней, первые 3 из которых имели способность заживать самостоятельно. Позже деление производилось на 6 и 7 степеней. В течении ожоговой болезни выделяется 4 стадии: раздражение, воспаление, нагноение и истощение. Устанавливается, что при обширных ожогах больные часто умирают в стадии раздражения, а при менее распространённых доживают до стадии истощения. Случаи ранней смерти сопровождаются нитевидным пульсом, снижением выделения мочи и дыхательными расстройствами. Alexander Haindorf (1782-1862 гг.) из Гётингена, который специально ездил в Париж к Дюпюитрену, заметил, что у тяжёлообожжённых нередко наблюдаются нарушения функции желудочно-кишечного тракта в виде запоров, связанных с большими потерями жидкости через обожжённую кожу или с прямым действием обожжённой кожи на желудочно-кишечный тракт. А как только появляется гной, запоры сменяются диарреей. По этой причине Дюпюитрен избегал лечения обожженных клизмами. Дюпюитрен считал, что больной может умереть, если у него имеется ожог второй степени 1/6 площади тела. Это было первой попыткой прогнозирования исхода лечения в зависимости от площади поражения. Из средств местного лечения в стадии нагноения широкое распространение получила обработка ран раствором ацетата свинца, а Jacques Lisfranc (1790-1847 гг.) применял гипохлорит натрия и кальция, а также фенестрированную повязку с воском. В 1816 г. профессор хирургии из Halle Karl Heinrich Dzondi (1770-1835 гг.) опубликовал книгу по лечению ожогов, в которой очень чётко были сформулированы современные представления об ожогах. В ней он пропагандирует лечение холодной водой, отдавая ему предпочтение перед другими методами. Причём предлагает этому обучать детей в школах. Dzondi считает, что охлаждение водой наиболее подходящий метод потому, что он всегда легко доступен и его легко адаптировать к любому контуру тела. По его мнению, при использовании этого метода даже разрушенные клетки можно вернуть в нормальное состояние. Охлаждение должно быть произведено настолько быстро, насколько это возможно, и продолжаться до прекращения болевых ощущений. Согласно его представлениям о механизмах действия тепла на клетки и ткани, общий эффект на организм зависит от площади ожога. Однако, нарушения всегда будут более тяжёлыми в случаях глубокого ожога. Они обусловлены болевым воздействием на нервную систему и проявляются дрожанием, возбуждением, жаждой, изменением частоты пульса, нарушением сознания и иногда судорогами. Эти общие симптомы являются причиной смерти, и потому они становятся для врача более важными в определении тактики лечения, чем местные проявления. Более того, на общие симптомы не влияет местное лечение. Прогноз же зависит от площади разрушения кожи, но при этом ожог II степени, занимающий от 1/4 до 1/6 поверхности тела точно так же опасен, как ожог IV степени, всего на 1/10 площади тела.

В это же время в результате активного внедрения в медицинскую практику аутопсий появляется ряд работ, указывающих на то, что при обширных ожогах развивается воспаление во внутренних органах, — лёгких, печени, желудочно-кишечном тракте. Это позволило врачам лучше осознать характер патологических изменений, происходящих при ожогах, и не рассматривать их, как только местное страдание.

Революционные сдвиги в лечении ожогов произошли после 1869 г., когда швейцарец J.Reverdin, работавший в Парижском госпитале, пересадил маленький эпидермальный кусочек кожи пациента на гранулирующую рану.

Первую аутотрансплантацию кожи у обожженного выполнил лондонский врач J.D.Pollock в 1870г. Услышав об операции, сделанной Реверденом, он успешно пересадил кожу у девушки, имевшей на бедре послеожоговую рану двухлетней давности.

Реверден выкраивал тонкие эпидермальные лоскутки площадью 0,3-0,4 кв. см и пересаживал их на гранулирующие раны. Но уже в том же году русский хирург С.М.Янович-Чайнский, который первым в России произвел пересадку кожи по Ревердену, указал на то, что, чем толще кусочек пересаживаемой кожи, тем активнее идет его разрастание и надежнее приживление.

Русские врачи сыграли значительную роль в изучении ожоговой травмы. Вопросам нарушения кровообращения и изменениям крови при ожогах были посвящены работы В.Н.Авдакова (1862г.) и А.А.Троянова (1882г.). В 1888г. была опубликована работа Д.П.Никольского «О применении таннина для лечения ожогов», опередившая аналогичную работу Davidson 5,0 на 37 лет.

Русские ученые приняли активное участие в распространении и совершенствовании свободной кожной пластики не только в России, но и в Европе, особенно это касается Германии и Австро-Венгрии, где работали С.Шкляревский, А.С.Яценко и другие. В 1871 г. А.С.Яценко в своей диссертации указал на то, что приживления кожного трансплантата не происходит, если он был взят с подкожно-жировой клетчаткой. Так было установлено, что для успешной свободной пластики кожи наиболее целесообразно брать полнослойный кожный лоскут без подкожно-жировой клетчатки.

Метод Ревердена не только мгновенно распространился в мире, но и очень быстро обогатился различными модификациями. В частности, в 1870г. П.Я.Пясецкий начал пересаживать кусочки кожи в предварительно сделанные в грануляциях углубления. Затем трансплантаты плотно фиксировались повязкой.

Последующее развитие свободной трансплантации кожи пошло по пути увеличения площади забираемого и пересаживаемого лоскута кожи. В 1874 г. K.Thiersch начал пересаживать кожные аутотрансплантаты диаметром в 1 см, а затем и еще больше. F.Krause (1893 ) довел площадь полнослойных кожных трансплантатов до 120-200 кв.см. О пересадке аналогичных трансплантатов площадью до 150 кв.см в 1894 г. сообщил Н.Д.Кузнецов. Для выполнения таких операций появились специальные ножи, с помощью которых можно было срезать большие, дозируемые по толщине кожные лоскуты. Применяя эти методы, удавалось закрыть раны площадью 7-8% поверхности тела. Дальнейшее увеличение площади забираемых кожных трансплантатов, помимо технических трудностей, наталкивалось на невозможность закрыть донорскую рану. Поэтому возникла необходимость поиска и разработки методов и средств, способствующих увеличению площади взятых аутодермотрансплантатов и периметра краевой эпителизации.

В начале ХХ века проблема ожогов начинает приобретать военное значение, особенно после I-ой мировой войны, во время которой наибольшие санитарные потери от ожогов наблюдались при морских сражениях (35% всех санитарных потерь в битве под Скагерраком составили ожоги). И на протяжении этого века совершенствование лечения обожженных происходило по трем направлениям: разработка методов и средств местного лечения ожоговой раны, разработка методов и средств общего лечения ожоговой болезни и создание специализированных центров со сложным техническим оборудованием для абактериального и комфортного лечения больных.

В изучении проблемы термической травмы продолжают активно участвовать отечественные хирурги. Вопросы патогенеза и лечения ожоговой травмы обсуждаются на XVI съезде хирургов (1924г.), на VI Всеукраинском съезде (1936г.), на XXIV Всесоюзном съезде хирургов (1938г.).

В конце 30-х годов Ю.Ю.Джанелидзе, работавший в НИИ скорой помощи в Ленинграде, на основании опыта лечения обожженных пришел к пониманию, что ожоги надо рассматривать не как локальное поражение кожных покровов, а как своеобразную «ожоговую болезнь» организма в целом, а поэтому для разработки и изучения проблемы ожогов необходимо проведение широкого спектра исследований с привлечением физиологов, морфологов, биохимиков и других специалистов.

В начале 40-х годов Ю.Ю.Джанелидзе высказал мысль о необходимости организации специальных лечебных учреждений для более грамотного лечения ожогов. В 1955г. такое отделение было создано на базе Ленинградского НИИ скорой помощи. По результатам работы в этом отделении были опубликованы широко известные отечественным специалистам монографии и статьи, авторами которых были Ю.Ю.Джанелидзе, Г.Л.Френкель и Б.Н.Постников.

Вторая мировая война и, особенно, впечатляющий результат атомных бомбардировок в Японии, вывели проблему оказания медицинской помощи при ожогах в задачу государственной важности. В СССР и странах социалистического лагеря, в США и капиталистических странах западной Европы создаются армейские и обычные ожоговые центры, на базе которых на основе морфологических, физиологических, биохимических и других исследований проводится активное изучение патогенетических механизмов ожоговой травмы и болезни, разрабатыаются новые методы и средства лечения.

В нашей стране уже в 1947г. в научных планах Института хирургии им.А.В.Вишневского имеется тематика по лечению ожогов и на базе хирургического отделения развертываются «ожоговые койки». Этой проблемой поручают заниматься проф.Г.Д.Вилявину и вскоре в Институте появляется ожоговое отделение, результаты работы в котором были отражены в известной монографии Г.Д.Вилявина и О.В.Шумовой «Патогенез и лечение ожоговой болезни», изданной в 1963г. В 1967г. ожоговое отделение получило статус Всесоюзного ожогового центра, а возглавил его проф.М.И.Шрайбер.

Параллельно ожоговая проблема активно разрабатывалась в других учреждениях страны. В 1952г. в клинике госпитальной хирургии ВМОЛА им.С.М.Кирова, руководимой проф.С.С.Гирголавом, а затем проф.И.С.Колесниковым, также создается ожоговое отделение. В 1960г. на базе этого отделения была организована кафедра термических поражений. Ее возглавил проф.Т.Я.Арьев, который начал заниматься ожоговой проблемой еще в 1952г. в Саратове. В 1966г. им была опубликована основополагающая, не потерявшая своего значения до настоящего времени, монография «Термические поражения».

Мощное ожоговое отделение было организовано на базе Нижегородского НИИТиО, которое в 1966г. получило статус Российского ожогового центра. Именно там работал автор первого отечественного дерматома проф.М.Д.Колокольцев, а руководителем отделения стал проф.М.Г.Григорьев. В работе по ожоговой проблеме в то время там принимали участие академик Н.Н.Блохин, проф.Б.В.Парин, начинал свою работу проф.Н.И.Атясов, который успешно применял внутрикостное введение инфузионных препаратов (надо помнить, что катетеризация центральных вен тогда еще не делалась), а также разработал систему активного хирургического лечения тяжелообожженных, направленную на возможно более раннее восстановление целостности кожных покровов.

Почти одновременно в Москве было организовано отделение острых термических поражений в Институте скорой помощи им.Н.В.Склифосовского. Первым руководителем его была проф.О.И.Виноградова, но идеология лечения ожогов там была заложена еще академиком Б.А.Петровым. Круг научно-практических интересов этого отделения, включал изучение патогенеза ожогов и термоингаляционных поражений дыхательных путей, разработка принципов и методов инфузионно-трансфузионной терапии, парентерального и энтерального зондового питания, а позднее- оригинальных физико-энергетических методов в лечении ожогов.(проф.Л.И.Герасимова)

В ожоговом отделении Центрального ордена Ленина институте переливания крови активно работали проф.Р.И.Муразян и Л.И.Герасимова, основным направлением деятельности которых была разработка и совершенствование инфузионно-трансфузионной терапии, парентерального и энтерального питания у обожженных и изучение вопросов холодовой травмы.

Ожоговые отделения стали организовываться по всей стране. А вопросы патогенеза, лечения и организации оказания медицинской помощи обожженным обсуждаются на XXVII Всесоюзном съезде хирургов и многочисленных конференциях по ожоговой проблеме. Отечественные ученые внесли значительный вклад в изучение ожоговой травмы. Всем специалистам известны, помимо упомянутых, монографии Б.Н.Постникова, Б.А.Петрова, П.Н.Пилюшина, И.С.Колесникова и Б.С.Вихриева, В.Д.Братуся, Клячкина Л.М., Пинчук В.М., опубликованные в 50-х-60-х годах, позднее были изданы монографии:

Камаев М.Ф., Федоровский А.А. Ожоговая болезнь. Киев.1973.

Кочетыгов Н.И. Ожоговая болезнь. Л.1973.

Муразян Р.И.Клиника и трансфузионное лечение ожогового шока.М.1973.

Орлов А.Н. Ожоговая болезнь. Л.1973.

Повстяной Н.Е. Восстановительная хирургия ожогов. М.1973.

Розин Л.Б., Баткин А.А., Катрушенко Р.Н. Ожоговый шок. Л.1975.

Пекарский Д.Е., Шалимов А.А. Ожоговый шок. Киев. 1976.

Пекарский Д.Е. Острая ожоговая токсемия. Киев.1976.

Атясов Н.И., Куприянов В.А. Лечение ожоговых ран. Саранск.1978.

Розин Л.Б., Баткин А.А., Катрушенко Р.Н. Лечение ожогов и отморожений. М.1978.

Казанцева Н.Д. Ожоги у детей. М.1979.

Сологуб В.К. Руководство по лечению обожженных на этапах медицинс кой эвакуации. М.1979.

Вихриев Б.С., Бурмистров В.М. Ожоги. Л. 1981.

Григорьев М.Г. Медицинская реабилитация больных с термическими повреждениями. Горький.1981.

Кузин М.И., Сологуб В.К., Юденич В.В. Ожоговая болезнь. М.1982.

Юденич В.В,, Гришкевич В.М. Руководство по реабилитации обожженных. М.1986.

Огромный объем научных исследований был выполнен также в Киевском (А.А.Федоровский и Н.Е.Повстяной), Харьковском (Д.Е.Пекарский и Т.Г.Григорьева), Донецком (С.А.Полищук), Челябинском (Р.И.Лившиц), Минском (П.И.Булай), Саранском (Н.И.Атясов) ожоговых центрах.

Говоря о развитии комбустиологии в ХХ веке, следует подчеркнуть, что до середины 20-х годов основное внимание в лечении ожогов уделялось развитию и поиску новых методов местного воздействия на ожоговую рану. Общее лечение в виде опия и алкоголя применялось у обожженных давно. Инфузионная терапия, начала применяться эпизодически, в виде гемотрансфузий, с середины 20-х годов, а во время Великой Отечественной войны началось широкое использование крови и плазмы, что привело к заметному снижению летальности. Затем, в течение нескольких лет, произошло внедрение в качестве инфузионных средств растворов хлористого натрия, глюкозы, синтетических препаратов.

Одним из рубежных событий в лечении обожженных явилось опубликование в 1952-53гг. так называемых формул расчета объема и состава жидкости для внутривенного введения обожженному в шоке, которые позволяли с высокой эффективностью проводить инфузионную противошоковую терапию (Evans, 1952; Брукский ожоговый центр, 1953; и др.). С этого времени можно говорить о начале разработок патофизиологически обоснованного общего лечения обожженных. По мере разработки стратегии и тактики инфузионной терапии, а также создания эффективных средств, применяемых при ней, особенно в периоде ожогового шока, улучшились результаты лечения больных с обширными ожогами. Эти достижения дали повод Т.Я.Арьеву еще в 1966г. написать «…все больше расширяется практика, в соответствии с которой сроки противошоковой терапии, одной стороны, и оперативного лечения — с другой- сближаются…наметилась тенденция рассматривать раннюю радикальную операцию при ожоговой болезни не только как основное средство борьбы с ожоговой инфекцией и истощением, но и как средство предупреждения их».

Однако, при глубоких ожогах свыше 40% поверхности тела общая летальность мало изменилась, она лишь передвинулась с первых дней и недель на более позднее время. Стало очевидным, что существенный прогресс в лечении таких ожогов может быть достигнут только в том случае, если в первые дни после получения ожога, у пациента будут удалены погибшие ткани, а на образовавшемся дефекте будет безотлагательно восстановлен кожный покров. Реализация таких проектов потребовала разработки новых лечебных технологий и средств их обеспечения.

В 50-х годах начали создаваться условия, при которых существенно снижался риск воздействия на обожженного инфекции. Одновременно появилось множество новых антибактериальных препаратов для местного лечения. В то время еще не было возможности сделать хирургическую эксцизию струпа с последующей аутодермопластикой на площади более 15% (а реально 10%) поверхности тела из-за дефицита донорской кожи и отсутствия должного анестезиологического и реанимационного обеспечения. Поэтому предлагались и разрабатывались способы и средства, которые препятствовали бурному инфицированию ран и способствовали «консервации» струпа, так как только при таком ведении обширных ран можно было выполнять этапные аутодермопластики, которые и были основным методом хирургического лечения больных с обширными глубокими ожогами. В 70-х-80-х годах появились установки, обеспечивающие абактериальные условия содержания больного в отделении. Это были палаты с ламинарным потоком стерильного подогретого воздуха, аэротерапевтические установки для лечения ожогов различных частей тела, палаты с инфракрасным излучением, обеспечивающие быстрое высушивание струпа, флюидизирующие кровати «КЛИНИТРОН». Дальнейшее развитие этой тенденции привело к тому, что ожоговые центры стали представлять собой изолированные лечебные блоки со сложным инженерным обеспечением, в которых создаются комфортные для пациентов и оптимальные для лечения условия, способствющие предотвращению распространения внутрибольничной инфекции и оберегающие пациентов от массированного развития инфекции в ранах.

В нашей стране пионером разработки абактериальных методов лечения обожженных и соответствующих установок явился Всесоюзный ожоговый центр Института хирургии им.А.В.Вишневского АМН СССР, который в тот период времени возглавлял профессор В.К.Сологуб. Именно он с группой сотрудников, под руководством академика М.И.Кузина, участвовал в создании аэротерапевтических установок, за разработку и внедрение которых в 1985 году была присужена Государственная премия СССР. В ожоговых центрах страны появились палаты, оснащенные инфракрасными излучателями, аэротерапевтические изоляторы (АТУ-1, 2, 3, 4, и 5), приобретены и налажена эксплоатация кроватей «КЛИНИТРОН». Это позволило существенно улучшить эффективность лечения пациентов как с локальными, так и с обширными ожогами.

В начале ХХ века началось бурное развитие и методов местного лечения ожогов. Основной акцент при этом был сделан на совершенствование хирургических способов восстановления кожного покрова в области ожоговых ран.

В 1929 г. V.Blair и J.Brown предложили с помощью специального присасывающего кожу устройства (ретрактора) брать не полнослойный, а «расщепленный» лоскут, который был толщиной 0,3-0,6 мм. Этот лоскут, пересаженный на грануляционную ткань, хорошо приживал и обеспечивал такой же косметический эффект, как полнослойный, а донорская рана заживала самостоятельно. Но на гранулирующей ране с обильным отделяемым большие лоскуты нередко плохо приживали и нагнаивались из-за скопления под ними отделяемого. Чтобы избежать этого, на лоскутах стали делать насечки, которые одновременно способствовали увеличению площади закрываемых ран. Появились различные предложения по способам получения таких лоскутов. Большой успех имел способ Dragstedt L. и Wilson H. (1937), который заключался в нанесении на лоскут размерами в 2/3 площади раны множественных насечек в шахматном порядке. Это способствова ло значительному увеличению его размеров. В свое время Н.Н.Блохин (1955 г.) сообщил о том, что ему удалось, используя этот метод, закрыть одномоментно рану площадью 500 кв.см. Такие лоскуты имели различные названия: «перфорированный лоскут»(Б.В.Парин), «лоскут-сито»(С.Л.Шнейдер), «дырчатый лоскут»(Ю.Ю.Джанелидзе). В настоящее время невозможно себе представить лечение обширных ожогов без применения во время аутодермопластик специальных перфораторов, разрешающих получать лоскуты с необходимым растяжением, а перфорированный лоскут (mesh graft) является основным в пластическом закрытии ран у обожженных.

Радикальное улучшение возможностей лечения обширных послеожоговых ран появилось в 1939 г., когда по предложению и в содружестве с врачем E.Padjett инженер G.I.Hood сделал специальный и очень удачный инструмент для взятия значительных по площади и четко дозируемых по толщине кожных лоскутов — дерматом. Вскоре после появления их дерматома началось конструирование дерматомов с различными механизмами действия, которые разрешали еще более точно устанавливать толщину и размеры забираемых кожных трансплантатов, обеспечивали быстроту и надежность выполняемой операции. В 1946 г. сконструировал дерматом М.В.Колокольцев. Хорошие дерматомы стал выпускать завод «Красногвардеец» в Ленинграде.

Потом появились неприхотливые и очень удобные механические дерматомы Казанского завода. Множество модификаций дерматомов создали за рубежом.

Создание и внедрение в широкую практику дерматомов существенно облегчило задачу получения кожных трансплантатов, тем не менее врачи при лечении обширных ожоговых ран продолжали сталкиваться с проблемой дефицита пластического материала. Она решалась разными путями.

В 1943г. Р. Gabarro и соавт. предложили метод «почтовых марок», который в последующем развили G.Meek (1958),В.А.Емельянов (1964) и др. Meek даже привел математический расчет, в котором увязывается длина линии краевой эпителизации с количеством островков.

Китайские специалисты при лечении больного с субтотальными ожогами применили пересадку кожи кусочками примерно в 1 кв.мм, рассеяв их по большой раневой поверхности.(T.-W.Lin and S.-Y.Horng,1994) H.Zintel (1945) произвел расщепление взятого кожного лоскута толщиной 0,6-0,8 мм на два.

Многие авторы использовали многократные, повторные заборы кожи с одного и того же места. Большую роль в пластическом закрытии обширных ожоговых ран в России сыграла, а за рубежом и сейчас играет, гомопластика. Впервые ее применил, использовав живых доноров, Реверден. Кожа, взятая с трупа, была впервые пересажена в 1881г. Гирднером (Girdner J.H.). В том же году Schede (цит. по H.F.Carvajal and D.H.Parks, 1988г.) описал гомопластику кожей,взятой с ампутированной конечности, а также с трупов людей, которые умерли не более, чем 12 часов назад. Метод начал завоевывать все большее признание. К нему прибегал и Тирш. Затем L.Schoots, пожалев обожженную девочку, не стал брать кожу у нее, а пересадил кожу от ее матери. Он наблюдал, как эта кожа, сначала прижив, затем стала постепенно «таять» и исчезла, но на том месте появились и стали активно разрастаться островки эпителия. Он понял, что кожа матери оказала стимулирующий эффект, как на островковую, так и краевую эпителизацию. Вслед за этим появились методы комбинированного использования гомо- и аутодермотрансплантатов.

Испытывая недостаток собственной кожи больного для закрытия ран, R.Mowlem (1952) и D.Jackson (1954) применили комбинированный метод ауто-гомопластики, названный ими «перемежающимся ленточным методом», который позволил значительно увеличить линию краевой эпителизации. Этот вид пластики применялся и в нашей стране (Т.Я.Арьев, М.И.Шрайбер, М.И.Долгина ).

Дальнейшим развитием метода пластики ран ауто- и гомокожей стала «смешанная трансплантация ауто- и гомокожи», описанная в работах Yang C.C., Shin T.S., Chu T.A. et al./1980/, пересадка «широко перфорированного кожного аутолоскута и перфорированного кожного аллолоскута поверх первого» /Alexander J.W., Mac Millan B.G., Law E. et al.(1981) и др.

В качестве пластического материала для закрытия ран довольно широкое применение, особенно в детской практике, нашел амнион. Впервые для заживления ожоговой раны его использовал в 1912 году N.Sabella. До настоящего времени это покрытие используется в отдельных зарубежных клиниках, в основном, для лечения поверхностных ожогов.

В ряду пластических методов лечения ожоговых ран важное место принадлежит гетеропластике, а среди средств, используемых для этого вида пластики, ведущую роль следует отдать ксенокоже. Под ее воздействием активизируются репаративные процессы в ранах и она служит в качестве временного раневого покрытия.

В 1962 г. W. Chardack и соавторы предложили протез из поливинил-алкогольной губки для временного замещения кожи при глубоких ожогах. С той поры появилось множество синтетических раневых покрытий, оказывающих выраженный положительный эффект при пограничных и, особенно, поверхностных ожогах. Применяются они и при глубоких ожогах с целью подготовки ран к аутодермопластике.

Проблема пластического закрытия обширных ожоговых ран встала особенно остро, когда начали производиться ранние эксцизии ожогового струпа, так как после них требовалось неотложное закрытие ран, а дефицит донорских ресурсов не позволял этого сделать.

Сегодня возможность решения этого вопроса прежде всего связана с использованием трансплантатов, полученных на основе культивированных клеток кожи человека. Биотехнология получения культивированных кератиноцитов была разработана в США в начале 70-х годов Н.Green. В 1983 году Е.Bell впервые осуществил успешную трансплантацию культивированных кератиноцитов (эпидермоцитов) на ожоговые раны. Метод начал осваиваться и внедряться в других странах, в том числе и в СССР, а затем в России.

Однако оказалось, что этот метод имеет ряд недостатков: длительные сроки получения трансплантатов, (около 3 недель), высокая частота их лизиса, особенно при использовании на гранулирующих ранах, (в среднем 84%), дороговизна их приготовления (400 долларов США за 25 кв.см). Поиск других, альтернативных методов с использованием эквивалента дермы до настоящего времени не увенчался успехом.

Новый, перспективный подход в решении проблемы лечения обширных, глубоких ожогов разработан в Институте хирургии им.А.В.Вишневского РАМН. Метод основан на пластическом закрытии ожоговых ран трансплантатами из культивированных аллофибробластов человека. Идеологом его разработки стал академик РАМН Д.С.Саркисов. Эти трансплантаты изготавливаются за 1-2 дня,не лизируются на гранулирующих ранах, и выращивание их в 10 раз дешевле, чем эпидермоцитов. Культивированные фибробласты являются мощным стимулятором процессов регенерации и обеспечивают быструю самостоятельную эпителизацию пограничных ожогов, длительно незаживающих ран, трофических язв и донорских ран. При обширных, глубоких ожогах трансплантация культивированных фибробластов в комбинации с перфорированными 1:6 и 1:8 кожными аутолоскутами позволяет адекватно восстановить целостность кожного покрова на площади более 30% поверхности тела одномоментно, в 1,5-3 раза снижает потребности в донорских ресурсах, обеспечивая практически 100% приживление аутолоскутов при сроках кожной эпителизации до 2-х недель.

В настоящее время успешный опыт применения этого метода имеют детский ожоговый центр г.Москвы, ожоговые центры Нижнего Новгорода, Саратова, Курска, Тулы, Ярославля, Новосибирска, Екатеринбурга и Краснодара. Его дальнейшее широкое внедрение в практическое здравоохранение открывает новые перспективы в лечении пострадавших от обширных ожогов.

Существенные успехи достигнуты в совершенствовании реконструктивно-восстановительных операций при лечении последствий ожогов. Разработаны новые принципы местнопластических операций, основанные на использовании новых видов лоскутов с осевым кровоснабжением и различных способов растяжения тканей, в том числе при помощи экспандеров, значительно улучшившие результаты хирургической реабилитации. Предложены и внедрены в практику спосбы восстановительных операций на основе применения микрососудистых анастомозов, метды восстановления сухожильносуставного аппарата и ряд других.

Присуждение Государственной премии СССР в 1985г., Государственной премии Российской Федерации в 1996г. и премии Правительства Российской Федерации в 1998г. большой группе ученых за разработку и внедрение новых методов лечения ожогов и их последствий свидетельствует не только о высокой оценке нашего общего труда, но и признании большого значения комбустиологии, как раздела медицинской науки и здравоохранения для жизни и здоровья современного общества и каждого человека.

В настоящее время специализированная медицинская помощь пострадавшим от ожогов, несмотря на значительные экономические трудности, совершенствуется. Продолжается разработка единой системы организации оказания лечебной помощи пострадавшим от ожогов на основе новых методов диагностики и лечения, изучения этиологии и патогенеза ожоговой болезни и ее осложнений, разрабатываются вопросы хирургической тактики в комплексном лечении обожженных, а также методы интенсивного и общего лечения, включая антибактериальную и иммунную терапию.

Ожоги - Записки реаниматолога — ЖЖ

  Это был третий малыш, что обитал в нашем отделении…

Всё произошло банально- ожоги кипятком. Мама готовила искупать малыша, включила краны, вода стала с шумом наполнять ванночку. Как так получилось, что она не удостоверилась в температурном режиме, мне не ведомо, но всем известно, что вначале идет прохладная вода из горячего крана, потом теплая, а потом уже горячая. Иногда она настолько горячая, что невозможно продержать кисть, чего уж говорить о малыше.

Итак, мама опустила малыша в горячую воду, малыш от боли заорал. Она его вынула. Обожглись ножки, зона промежности. Мама не стала суетиться с вызовом скорой медицинской помощи, нашла противоожоговую мазь и обработала поверхности в надежде, что волшебный эликсир залечит раны.

А на утро кожа в нескольких местах отслоилась, вздулась волдырями. Когда врачи осмотрели и констатировали, что есть участки с глубокими ожогами.

Большая площадь поражения, глубокие ожоги, у таких пациентов в первые же часы развивается ожоговая болезнь и если не проводить терапию, то она перерастает в ожоговый шок. Ожоговая болезнь очень коварна, иногда даже врачи недооценивают тяжесть состояния и упускают время. Жидкость из сосудов уходит не только в ожоговые поверхности, но и в другие окружающие ткани, приводя в конечном итоге к их недостаточности.

Вот таких малышей сразу везут в реанимационное отделение, им сразу нужна помощь. А эта вот мама решила обойтись противоожоговой мазью…

По приезду ему доктора немедленно поставили центральный катетер и стали восполнять потерянную жидкость. Это благо, что малыш хорошо отозвался на проведенную терапию и до ожогового шока дело не дошло, а ведь всё могло быть куда печальнее и наше реанимационное отделение помнит эти случаи…

Несколько лет назад мама привезла своего мальчишку с восемнадцатью  процентами  ожогов кипятком, так же сидела дома, вечером он еще играл в компьютерную приставку, а ночью он умер.

Для справки. Ладошка малыша, есть один процент поражения, шесть ладошек уже будет ожоговая болезнь, но не забывайте, что глубину поражения вы самостоятельно оценить не сможете. Лучше обратитесь к специалисту, не берите на себя грех, иначе потом будете себя корить, а вернуть назад время будет уже нельзя.

Ожога — Википедия

Село
Ожога
52°02′56″ с. ш. 38°05′47″ в. д.HGЯOL
Страна  Россия
Субъект Федерации Липецкая область
Муниципальный район Воловский
Сельское поселение Ожогинское
История и география
Первое упоминание XIX
Прежние названия Ажога
Площадь 1,2 км²
Высота центра 177 м
Часовой пояс UTC+3:00
Население
Население ↗227[1] человек (2012)
Плотность 171 чел./км²
Катойконим ожо́гинцы, ожо́гинец
Цифровые идентификаторы
Телефонный код +7 47473
Почтовый индекс 399571
Код ОКАТО 42203844008
Код ОКТМО 42603444136

Показать/скрыть карты

Ожога

Ожога

Ожо́га — село Ожогинского сельского поселения Воловского района Липецкой области.

Стоит на левом берегу реки Олым.

Известна с начала XIX века, как деревня владельческая Ажо́га Тогда в Ожоге была построена Благовещенская церковь (ныне  памятник архитектуры (региональный)), 23 сентября 2005 года преобразована в Благовещенский епархиальный женский монастырь. Однако согласно археологическим исследования селение на этом месте возникло гораздо раньше XIX века.

Название неясно.

В 1970 году в центре села была построена Ожогинская средняя школа.

Численность населения
20092010[2]2012[1]
240↘221↗227
  1. 1 2 населённые пункты Воловского муниципального района. Численность населения на 01.01.2012 года
  2. ↑ Всероссийская перепись населения 2010 года. Численность и размещение населения Липецкой области (неопр.). Липецкстат. Дата обращения 7 ноября 2013. Архивировано 7 ноября 2013 года.
Населённые пункты Воловского района
Районный центр
Волово
  • Александровка
  • Алексеевка
  • Алексеевка Вторая
  • Багровка
  • Бацевка
  • Богданова
  • Большая Вершина
  • Большая Ивановка
  • Большовка
  • Большовские Выселки
  • Васильевка
  • Верхнее Чесночное
  • Вислый Колодезь
  • Воздвиженка
  • Воловские Выселки
  • Воловский 1-й
  • Воловский 2-й
  • Воловчик
  • Володаровка
  • Воронцовка
  • Вышнее Большое
  • Гатище
  • Грачёвка
  • Дробышево
  • Елизаветинка
  • Емильевка
  • Ефимовка
  • Замарайка
  • Захаровка
  • Зелёный Луг
  • Ивановка
  • Измалкова
  • Казаково
  • Казанка
  • Калиновка
  • Княжная
  • Красный Луч
  • Красный Уголок
  • Куликовка
  • Кшень
  • Ленина
  • Липовец
  • Литвиновка
  • Ломигоры
  • Маково
  • Малая Горчаковка
  • Малый Липовчик
  • Мишино
  • Набережанские Выселки
  • Набережное
  • Натальевка
  • Нижнее Большое
  • Нижнее Чесночное
  • Никольское
  • Никольское
  • Новая Слободка
  • Новоалексеевка
  • Новопавловка
  • Новосёлки
  • Новый
  • Ожога
  • Ольховатка
  • Петровское
  • Пикалово
  • Предтечевка
  • Самарино
  • Сапрон
  • Северный
  • Семёновка
  • Сергеевка
  • Спасское
  • Турчаново
  • Хитрово
  • Южный
  • Юрские Дворы
  • Юрское

ОЖОГИ | Энциклопедия Кругосвет

Содержание статьи

ОЖОГИ, повреждения, вызываемые пламенем, горячими предметами или жидкостями, а также электрическим током, едкими химическими веществами или облучением. В США ожоги занимают третье место среди причин смерти от несчастных случаев, уступая только дорожно-транспортным происшествиям и падениям с высоты. У детей до 14 лет именно ожоги являются главной причиной смерти в домашних условиях. Ежегодно по поводу ожогов к врачам обращаются ок. 2 млн. человек. Их них 70 000 госпитализируются и 9000 погибают.

Причины ожогов.

Две трети всех ожогов вызываются открытым пламенем. На втором месте – ожоги от кипятка, а на третьем – от прикосновения к горячим предметам. Это т.н. термические ожоги. Затем следуют химические и лучевые ожоги. Важно отметить, что 85% всех ожогов от огня происходят из-за воспламенения одежды. В этих случаях тяжесть ожогов, длительность госпитализации и расходы на лечение особенно велики. Синтетические ткани воспламеняются гораздо быстрее натуральных, если только они не пропитаны специальным составом, как это делается с детскими пижамами.

Жертвы ожогов.

Среди них можно выделелить пять групп: страдающие по собственной вине; жертвы несчастных случаев; люди, болезненное состояние которых увеличивает риск травматизма; жертвы преднамеренных действий; работники спасательных служб. Самую многочисленную группу (76%) составляют люди, страдающие по собственной вине, например дети, на которых при игре со спичками загорается одежда, или взрослые, наливающие керосин в горящий примус. Ко второй категории (15%) относятся жертвы несчастных случаев, например взрыва домашних газовых приборов. Третью категорию (4%) составляют больные люди, с которыми несчастные случаи могут происходить особенно часто, например больные эпилепсией, получающие травмы во время приступов. Следующие 4% – жертвы преднамеренных действий. Типичный пример – обожженный кем-то из родителей ребенок. К последней категории (всего 1% общего числа получающих ожоги) относятся работники спасательных служб, например пожарные во время исполнения своих обязанностей. Несмотря на постоянный контакт с огнем, процент получающих ожоги среди этих лиц невелик, поскольку они соблюдают меры безопасности.

У разных возрастных групп преобладают разные виды ожогов. Младенцы чаще страдают от кипятка, чем от огня. Для взрослых более характерны производственные ожоги едкими веществами или горячими жидкостями. Ожоги открытым пламенем нередко возникают у детей из-за игр со спичками.

КЛАССИФИКАЦИЯ ОЖОГОВ

Ожоги различаются по глубине и тяжести. Чтобы понять их классификацию, следует рассмотреть строение и функцию кожи – подвергающегося ожогам органа.

Слои кожи.

Кожа состоит из двух анатомических слоев, называемых эпидермисом и дермой. Эпидермис – очень тонкий поверхностный слой, лишенный сосудов и состоящий из пластов эпителиальных клеток; наружные пласты постепенно отмирают, образуя защитный покров. Более глубокий слой – дерма – содержит все функциональные элементы кожи: соединительную ткань, сосуды, нервные окончания и потовые железы (см. также КОЖА).

Функции кожи.

Кожа защищает организм от инфекции, создавая физический барьер, не пропускающий бактерии и другие болезнетворные агенты, а также препятствует потере организмом жидкости, что обеспечивает необходимый водный баланс и позволяет избежать обезвоживания. Увеличение или уменьшение испарения воды через потовые железы регулирует температуру тела. Сальные железы, выделяя маслянистые секреты, защищают кожу, придавая ей мягкость и гладкость. Расположенные в дерме нервные окончания воспринимают тактильные, болевые и температурные воздействия.

Глубина ожогов.

Когда ожоговая травма целиком разрушает оба слоя кожи, говорят о глубоком ожоге. При таком ожоге кожа утрачивает все свои функции и некротизируется (погибает). Ожоги, разрушающие кожные слои не полностью, называют частичными; функции кожи при этом в какой-то степени сохраняются. Термины «поверхностный», «глубокий частичный» и «глубокий» ожог кожи предпочтительнее, чем обозначения ожогов соответственно первой, второй и третьей степени, поскольку точнее описывают глубину ожоговых поражений (см. схему).

Тяжесть ожогов.

Не все ожоги одинаковы. Первое, что необходимо учитывать при оказании помощи пострадавшим, – это тяжесть ожоговой травмы, которая зависит от пяти основных факторов: 1) площади ожога, 2) глубины поражения, 3) возраста пострадавшего, 4) перенесенных в прошлом заболеваний и 5) от того, какой участок тела обожжен. С учетом этих факторов различают тяжелые и легкие ожоги. К счастью, в большинстве случаев люди страдают лишь от легких ожогов, которые можно лечить амбулаторно. Однако все тяжелые ожоги требуют госпитализации пострадавших. Учитывая отягощающие факторы и вероятность выживания пострадавших, тяжелые ожоги подразделяют на ожоги средней тяжести, тяжелые и массивные (критические).

ВИДЫ ПОМОЩИ ПОСТРАДАВШИМ ОТ ОЖОГА

Чтобы предотвратить инвалидность и гибель лиц с тяжелыми ожогами, оказываемая им специализированная помощь должна соответствовать тяжести повреждения. Различаются три уровня такой помощи: в неспециализированных лечебных учреждениях, в ожоговых отделениях и в ожоговых центрах.

Неспециализированные лечебные учреждения

предусматривают помощь людям с ожогами средней тяжести. Ее оказывают в больницах, не располагающих специальным оборудованием для лечения ожогов, но все же имеющих в штате одного или нескольких опытных врачей, занимающихся этой проблемой. У 60% госпитализируемых по поводу ожогов повреждения относятся к умеренным, и лечат их именно в таких больницах. При ожогах средней тяжести можно рассчитывать на 100%-ную выживаемость. С увеличением тяжести ожогов вероятность выживания уменьшается, и необходима более специализированная помощь.

Ожоговые отделения

предназначены для оказания помощи пострадавшим от тяжелых ожогов. Они оснащены необходимым оборудованием, руководят подобными отделениями обычно обладающие специальной подготовкой врачи, а средний медицинский персонал имеет опыт ухода за пострадавшими от ожогов. Примерно у 30% больных, госпитализируемых по поводу ожогов, повреждения оказываются тяжелыми, и они должны получать помощь именно в ожоговых отделениях.

Ожоговые центры

обеспечивают наиболее интенсивное лечение пострадавших от ожогов. Располагая самыми полными возможностями, специальным оборудованием и высококвалифицированным персоналом, они предназначены для лечения больных с массивными ожогами. В таких центрах проводятся научно-исследовательская работа и преподавание, так как они прекрасно подходят для обучения всем сложностям ухода за больными и для проведения исследований. Кроме того, ожоговые центры осуществляют поддержку всех противоожоговых служб региона и оказывают консультативную помощь. Правильный уход и лечение, обеспечиваемые ожоговыми центрами, спасают жизнь многим больным с очень тяжелыми ожогами.

МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ

Методы лечения ожогов постоянно совершенствуются. Например, созданы специальные кровати, позволяющие больным принимать нужное положение тела и поворачиваться, что способствует заживлению ожогов и предотвращает контрактуры (натяжение) кожи, мышц и сухожилий, которые могут развиться при неправильном положении тела. С целью ослабления калечащих и обезображивающих контрактур применяются шины, давящие повязки, пеноматериалы и гели. Для разработки конечностей (лечебной физкультуры) и очистки ран и всего тела используют гидротерапевтические ванны и другие приспособления.

Для того чтобы подавить рост бактерий и ускорить заживление ран, применяют антибиотики и химиопрепараты. Совершенствуются методы обезболивания. Разработаны приспособления типа специальных покрытий, которые снижают теплопотери; применяются новые методы питания и новые питательные смеси, содержащие большие количества белка. Повышению выживаемости и улучшению качества жизни больных способствует также создание специальных служб, таких, как банки кожи, где хранится кожа для пересадки.

Организация помощи при ожогах.

С учетом физиологических сдвигов и осложнений, возникающих при полной потере больших участков кожи, помощь жертвам ожогов можно разделить на три четко определенных периода: неотложный, острый и реабилитационный.

Неотложный период в зависимости от тяжести повреждения занимает от двух дней до двух недель после ожога. В это время оказывают срочную помощь, производят первичную обработку раны. Важнее всего следить за состоянием дыхательной системы и вводить такое количество жидкости, которое точно соответствует ее потерям через раневую поверхность.

Острый период начинается сразу же по окончании неотложного и продолжается до тех пор, пока все глубокие повреждения не будут покрыты аутотрансплантатами (лоскутами кожи, взятыми с других участков тела больного). Если ожог вызвал лишь частичное повреждение кожи, острый период длится всего несколько дней; заживление происходит спонтанно, и пересаживать кожу необязательно.

В этот период стараются как можно раньше удалить ожоговый струп, т.е. омертвевшую ткань. Рану временно покрывают кусочками кожи другого человека (гомотрансплантатами), пока ее не удастся закрыть постоянными аутотрансплантатами. Следующая важная задача – предотвращение таких распространенных осложнений, как токсемия (попадание в кровь токсичных продуктов из раны), воспаление легких, почечная недостаточность и сердечно-сосудистые заболевания.

Реабилитация – это возвращение больного к его обычному образу жизни. К счастью, большинство выживших больных за долгий и трудный период пребывания в больнице привыкают к своему состоянию и хорошо справляются с ним. В период реабилитации основное внимание уделяется восстановлению функции суставов, а также социальной и психологической помощи. В случае необходимости проводят косметические восстановительные операции.

Ожоги — Медицинская википедия

Ожоги — повреждения, вызванные термической, химической или лучевой энергией. Тяжесть ожога определяется величиной площади и глубиной повреждения тканей. Выделяются четыре степени.

  • I степень — гиперемия (покраснение) и отек кожи.
  • II степень — образование пузырей, заполненных прозрачной жидкостью желтоватого цвета.
  • IIIА степень — распространение некроза на весь или почти на весь эпидермис.
  • IIIБ степень — некроз всех слоев кожи.
  • IV степень — омертвение не только кожи, но и глублежащих тканей (фасции, сухожилия, кости).

Для определения тяжести ожога большое значение имеет измерение площади поражения. Для быстрого, но приблизительного выяснения применяют правило «ладони» или «девяток». Вся площадь тела человека делится на величины, кратные девяти: ладонь пострадавшего приблизительно составляет 1%, голова и шея — 9%, грудь и живот — 18%, спина и ягодицы — 18%, верхние конечности — по 9%, нижние конечности — по 18%, промежность — 1%.

Симптомы и течение.

Небольшие ожоги протекают как местный процесс. При более значительных поражениях у обожженных наблюдаются серьезные общие расстройства. В течении этой болезни различают периоды ожогового шока, острой ожоговой токсемии, ожоговой септикотоксемии и реконвалесценции (выздоровления).

Шок развивается в связи с раздражением огромного количества нервных элементов в области поражения. Чем больше площадь ожога, тем чаще и тяжелее шок. При ожогах более 50% поверхности тела он наблюдается у всех пострадавших и является основной причиной их смерти.

Токсемия (отравление организма продуктами распада тканей) начинается с первых часов после ожога, постепенно усиливается и после выхода из шока определяет в дальнейшем состояние больного (фаза токсемии при ожоге). При ожогах отмечается гипопротеинемия (недостаток белков), нарушения обмена веществ.

С развитием инфекции обнаженной поверхности, повышается температура, появляются ознобы, нарастает лейкоцитоз и нейтрофилез, развивается

Тяжелые и обширные ожоги сопровождаются вялостью, сонливостью, рвотой, судорогами, появляется холодный пот. Артериальное давление снижается, пульс делается частым и малым, снижается температура, нарастает тяжелая интоксикация, обезвоживание и гипопротеинемия, что связано с большой потерей плазмы. В особо тяжелых случаях имеются нарушения функции печени и почек, появляется кровотечение из слизистых оболочек, иногда образуются язвы на слизистой оболочке желудочно-кишечного тракта.

Местные изменения при ожогах имеют следующую последовательность: под воздействием высокой температуры развивается гиперемия, приводящая к воспалительной экссудации тканей, развитию отека. Часть тканей гибнет в результате непосредственного воздействия высокой температуры или в связи с расстройством кровообращения. Воспалительный экссудат, продукты распада тканей действуют на нервные образования, вызывая сильные боли.

У больных с I степенью ожогов расстройства кровообращения и воспалительная экссудация вскоре прекращаются, отек уменьшается, боли проходят и процесс ликвидируется.

При ожогах II степени также постепенно стихают все явления, экссудат всасывается, поверхность ожога эпителизируется и через 14-16 дней наступает выздоровление.

При инфицировании ожогов II степени развивается гнойный процесс. В этих случаях заживление затягивается на несколько недель или даже месяцев.

Некротизирование всей толщи кожи, а иногда и глублежащих тканей при ожогах III-IV степени ведет к процессу отторжения мертвых тканей, затем следует заполнение дефекта грануляциями с образованием рубца. Обширные рубцы при вторичном заживлении нередко ограничивают движения (рубцовые контрактуры).

Первая помощь

На месте происшествия должна обеспечить прекращение действия травмирующего агента, профилактику инфицирования ожоговой поверхности, шока и эвакуацию пострадавшего в лечебное учреждение. Прекратив воздействие высокой температуры (вынос из огня, удаление горячих предметов и др.), с пострадавших участков тела снимают или, что менее травматично, срезают одежду и на обоженные поверхности накладывают асептическую повязку и вводят обезболивающие средства. После этого немедленно направляют в лечебное учреждение.

В стационаре принимают срочные меры по ликвидации шока, после чего вводят противостолбнячную сыворотку и производят первичную обработку поверхности ожога.

Лечение.

Выбор метода определяется тяжестью ожога, временем, прошедшим с момента травмы, характером первичной обработки и обстановкой, в которой будет проводиться лечение. Большинство больных с ожогами нуждаются в стационарном лечении. Хороший обезболивающий эффект дают повязки с 0,5% раствором новокаина.

Химические ожоги являются результатом действия на ткани веществ, обладающих выраженным прижигающим действием (крепкие кислоты, щелочи, соли тяжелых металлов, фосфор). Большинство химических ожогов кожных покровов — производственные, а слизистой оболочки рта, пищеводов, желудка — чаще бытовые.

Воздействие крепких кислот и солей тяжелых металлов на ткани приводит к свертыванию, коагуляции белков и их обезвоживанию, поэтому наступает коагуляционный некроз тканей с образованием плотной корки из омертвевших тканей, которая препятствует действию кислот на глублежащие ткани.

Щелочи не свертывают белки, а растворяют их, омыляют жиры (колликвационный некроз) и вызывают более глубокое омертвение тканей, которые приобретают вид белого, мягкого струпа.

Определение степени химического ожога в первые дни встречает затруднения вследствие скудности клинических проявлений. Часто при последующем течении ожога выявляют большую глубину поражения, чем это определялось в первые дни. После заживления обычно образуются грубые, глубокие рубцы. Процессы очищения раны от некротизированных тканей и регенерации при химических ожогах протекают медленно, вяло. Для них характерно также почти полное отсутствие изменений со стороны состояния организма, шок и токсемия почти не встречаются.

Первая помощь при химических ожогах состоит в немедленном обмывании пораженной поверхности струей воды, для уменьшения концентрации кислоты или щелочи и прекращения их действия. После обмывания водой можно приступить к нейтрализации остатков кислоты 2% раствором гидрокарбоната натрия, а при ожогах щелочами — 2% раствором уксусной или лимонной кислоты.

Ожоги фосфором бывают глубокими, так как при попадании на кожу фосфор продолжает гореть. Первая помощь заключается в немедленном погружении обнаженной поверхности в воду или в обильном орошении ее водой для тушения фосфора. Одновременно с этим поверхность очищают от кусочков фосфора с помощью пинцета. На обожженную поверхность после обмывания накладывают примочки с 5% раствором сульфата меди. Дальнейшее лечение проводят, как и при других ожогах, но с исключением мазевых повязок, которые могут усилить фиксацию и всасывание фосфора.


Смотрите также