.
.

Что такое коренной перелом в войне


Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны

Коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны

Во второй половине 1942 г. с завершением перевода экономики на военные рельсы появилась возможность создать определенные резервы командования. Осенью 1942 г. Ставка разработала план контрнаступления, которое мыслилось провести силами Сталинградского, Донского и Юго-Западного фронтов при поддержке авиации, танков и артиллерии. Его результатом должно было явиться окружение и уничтожение всей группы фашистских войск, укрепившихся в районе Сталинграда.

19—20 ноября после сильной артподготовки началось контрнаступление советских войск, которое к 23 ноября завершилось окружением 22 фашистских дивизий численностью в 330 тыс. человек. Попытка немецкого командования в декабре разорвать кольцо окружения совместным ударом группы войск под командованием Манштейна и окруженной армии генерал-фельдмаршала Паулюса закончилась разгромом манштейновских войск. Армии Паулюса не приняли советских предложений о капитуляции. В конце января 1943 г. операция по ликвидации окруженных войск была закончена, а их остатки (91 тыс. солдат, офицеров, генералов) и сам Паулюс сдались в плен. 2 февраля 1943 г. победоносно закончилась историческая битва на Волге.

Это было невиданное поражение фашистов, потерявших огромную армию и мощную боевую технику. Битва за Сталинград показала возросшую боевую мощь Красной Армии и ее боевой техники, талант советских полководцев Н. Н. Воронова, Н. Ф. Ватутина, А. И. Еременко, Р. Я. Малиновского, К. К. Рокоссовского, В. И. Чуйкова и др.

Победа оказалась возможной в результате героического, самоотверженного труда советского тыла, сумевшего перестроить свою работу и обеспечить фронт всем необходимым для победы.

Историческое значение Сталинградской битвы заключается в том, что она положила начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны и всей второй мировой войны. Поражение немецких армий на Волге заставило их ближайших союзников — Турцию и Японию — отказаться вступить в войну против СССР.

Одновременно со Сталинградской операцией советские войска развернули наступление на Ленинградском, Волховском, Центральном и Западном фронтах, в районе Северного Кавказа, Дона, Воронежа. Зимой 1942/43 г. на отдельных участках фронта враг был отброшен на расстояние до 700 км, освобождены многие города и населенные пункты Подмосковья, Курской, Воронежской, Ростовской и других областей, восстановлена хозяйственная связь между центральными и южными промышленными районами, прорвана блокада Ленинграда.

Пытаясь взять реванш за поражение на Волге и поднять резко пошатнувшийся престиж Германии, фашистское командование разрабатывало план летнего наступления 1943 г. Его целью являлось выравнивание линии фронта путем разгрома частей Воронежского и Центрального фронта и дальнейшее наступление в глубь страны и захват Москвы. Основным плацдармом боевых действий немцы избрали Курский выступ, вклинившийся в расположение фашистских войск между Белгородом — Курском — Орлом по линии Прохоровка — Сумы — Рыльск — Севск — Попыри. Удар предполагалось нанести между Белгородом и Орлом в направлении Курска.

Отсутствие второго фронта, который союзники не открыли и в 1943 г., дало фашистам возможность за счет армий, переброшенных с Запада, сконцентрировать на Восточном направлении 232 дивизии, т. е. больше, чем перед началом войны. В районе Курска было сосредоточено более 50 дивизий, поддержанных мощными танками типа «тигр», «пантера» и бронированными самоходными установками «фердинанд», которые должны были силой брони и огня осуществить прорыв. Советское командование приняло решение организовать глубоко эшелонированную оборону, измотать основные силы врага и после этого перейти в контрнаступление. 5 июля 1943 г. началось летнее наступление противника, которое было успешно отражено. 12 июля войска Западного и Брянского фронтов перешли в контрнаступление. О масштабах этой битвы свидетельствует то, что на отдельных участках сражалось до 1500 танков, не считая другой техники. 5 августа были освобождены Орел и Белгород, 23 августа — Харьков. 30 августа — Таганрог. В августе — сентябре были разбиты фашистские группировки под Смоленском, Новороссийском, в Донбассе. В боях под Новороссийском, особенно на «Малой земле», а затем и за освобождение Керчи сражалась 18-я десантная армия, начальником политотдела которой был Л. И. Брежнев, прошедший всю войну в рядах действующей армии. В конце сентября началось форсирование Днепра, где немцы создали «неприступный великий восточный вал», включавший в себя ряд мощных инженерных сооружений, который, однако, не выдержал стремительного прорыва наших войск. Войска Центрального, Воронежского, Степного, Юго-Восточного и Южного фронтов успешно вели наступательные операции, очищая левобережную Украину. 6 ноября 1943 г. был освобожден Киев. Большую роль в успехе летне-осеннего наступления наших войск сыграли партизанские отряды и помощь населения временно оккупированных районов.

Битва под Курском — один из важнейших этапов на пути к победе СССР над фашистской Германией. В результате победы советских войск под Курском произошел коренной перелом в ходе по только Отечественной, по и всей мировой войны, который проявился в изменении соотношения сил в пользу СССР, в результате героической деятельности Советской Армии, трудовых достижений тыла, подвига всего советского народа. Коренной перелом произошел как в работе советского тыла, так и в ходе военных действий. Промышленность страны обеспечила полный перевес Советской Армии в боевой технике, вооружении, снаряжении, боеприпасах. Битва на Курской дуге продемонстрировала полное преимущество Советской Армии и ее техники, показав, что в войне наступил коренной перелом, в результате которого немецкая армия была лишена возможности наступать. После Курской битвы Советская Армия продолжала стратегическое наступление по всему фронту, освободив две трети ранее захваченной врагом территории. Началось изгнание оккупантов из пределов нашей Родины. Значение этого периода связано с ростом международного авторитета Советского государства, с изменением позиции союзников Германии, дальнейшим распадом фашистского блока.

В конце октября 1943 г. в Москве была созвана конференция министров иностранных дел СССР, США и Великобритании, обсудившая вопросы, связанные с дальнейшим усилением антигитлеровской коалиции и послевоенными действиями по обеспечению безопасности. Союзники согласились в необходимости создания международного органа для поддержания мира после войны — Организации Объединенных Наций. С 28 ноября по 4 декабря 1943 г. состоялась конференция глав правительств СССР, США и Великобритании в Тегеране, где была достигнута договоренность об окончательном разгроме гитлеровской Германии. 1 мая 1944 г. было решено открыть второй фронт высадкой войск во Франции через Ла-Манш. Главы правительств подписали декларацию о наказании военных преступников за совершенные ими злодеяния.

Что стало поворотным моментом во Второй мировой войне?


Невероятная победа Германии в мае (после которой Гитлер совершил поездку по Парижу) превратила глупую авантюру в великий военный триумф.

W Что стало поворотным моментом во Второй мировой войне? Можно ли выбрать одно событие - большое или маленькое - в этом огромном конфликте и сказать: «Это был решающий момент»? Это вопрос, который я недавно задал некоторым из лучших историков войны.

Конечно, нет правильного ответа.Принять какое-либо решение о том, когда мог бы наступить поворотный момент, означает сделать суждение о том, что произошло бы, если бы все было иначе, а контрфактическую историю, как известно, невозможно разрешить. Но в первую очередь это была проблема. История - это споры, и вопрос о том, когда наступил поворотный момент войны, вызвал оживленные дискуссии об относительной важности ключевых моментов в конфликте.

По моему мнению, перелом в войне наступил 16 октября 1941 года.А ближе к концу статьи я объясню, почему эта дата была так важна не только для исхода войны, но и для всего хода ХХ века.

Но давайте сначала рассмотрим, что сказали выдающиеся историки, с которыми я разговаривал, начиная с Адама Туз, недавно назначенного профессором истории в Йельском университете. Туз, чья книга « Заработная плата за разрушение, », экономическая история Третьего Рейха, представляет собой новаторское исследование, непреклонно утверждает, что поворотный момент произошел менее чем через год после начала войны.«Нет никаких сомнений, - сказал он мне, - что вся история войны в некотором смысле определена и сформирована победой Германии во Франции в мае 1940 года».

Туз был единственным историком, с которым я разговаривал, который указал на май 1940 года как на момент, когда все изменилось, и приводит веские доводы. По его мнению, большинство людей совершает ошибку, считая, что победа Германии над британцами и французами весной 1940 года была каким-то образом предопределена. По его словам, это миф, что у немцев была лучшая техника в бою.Фактически, с точки зрения количества и количества моторизованных транспортных средств союзники имели явное преимущество. Нет, утверждает Туз, немцы выиграли эту битву благодаря превосходному лидерству и, что особенно важно, потому, что им повезло.

По его словам, трудно недооценить безмерность риска, на который Адольф Гитлер подвергся этой атаке. Немецкий бронетранспортер через Арденнский лес (территория, ранее считавшаяся почти непроходимой для танков), а затем гонка к французскому побережью в заливе Соммы, была гигантской авантюрой.Если бы союзники смогли изолировать или существенно задержать наступление Германии, то нацисты не только проиграли бы битву за Францию, но и проиграли бы всю войну. По сути, подробное изучение этой истории научило его тому, что, если бы англичане и французы не проявили столь ужасных результатов в этом единственном сражении, то Вторая мировая война закончилась бы к лету 1940 года позорным поражением немцев.

Но из-за некомпетентности союзников и блеска немецких генералов, таких как Эрих фон Манштейн, Хайнц Гудериан и Эрвин Роммель, нацисты победили, а статус Гитлера как военного лидера поднялся до заоблачных высот.Это было тем более необычно, учитывая, что всего за несколько месяцев до этого его считали некомпетентным военным стратегом даже за то, что он предлагал вторжение во Францию. Осенью 1939 года высокопоставленные военные деятели, такие как Франц Гальдер, начальник штаба немецкой армии, считали, что Гитлер был почти сумасшедшим, направив немцев в наступление на запад.

Первая мировая война бросала долгую и мрачную тень на любую вторую мировую войну для немецкого руководства.И немецкое командование больше всего опасалось повторения кровавого тупика окопной войны во Франции между 1914 и 1918 годами. Но вместо того, чтобы повторить эту безрезультатную и дорогостоящую борьбу, Гитлер привел немцев к полной победе за шесть недель. В то время это казалось величайшим военным триумфом в истории. Это также, конечно, означало, что, когда Гитлер впоследствии призвал к вторжению в Советский Союз, его генералы были относительно расслаблены. В конце концов, какие проблемы могла создать бессмысленная, плохо управляемая Красная Армия для армии, которая так быстро завоевала Францию?

N один из других историков, с которыми я разговаривал, выбрал такое раннее событие войны как решающее.Например, Конрад К. Крейн, директор Института военной истории армии США и бывший профессор истории в Вест-Пойнте, выбрал поворотным моментом именно тот момент, когда это состязание превратилось в настоящую мировую войну. «Японское нападение на Перл-Харбор вовлекло Соединенные Штаты в войну таким образом, что они были полностью мобилизованы и полностью антагонизированы, и в конечном итоге они будут иметь большое влияние на обоих театрах войны», - сказал он мне. Другой выдающийся американский военный историк, профессор Джеффри Вавро из Университета Северного Техаса, согласился с Крейном - по крайней мере, в контексте войны на Тихом океане.Акира Ирие, ученый, родившийся в Японии и позже ставший профессором Гарвардского университета, также считал Перл-Харбор поворотным моментом войны - отчасти потому, что нападение на американский флот оказалось таким «монументальным». ошибка. "

Но они были единственными историками, с которыми я разговаривал, которые считали Перл-Харбор ключевым моментом конфликта. Другие, например президентский историк Роберт Даллек, считали, что Перл-Харбор - хотя и очевидно важный - не может считаться поворотным моментом, потому что Америка уже встала на путь войны.«Я думаю, что Соединенные Штаты в любом случае вступили бы в войну, - сказал мне Даллек, - потому что японцы намеревались нанести удар по американской мощи в Тихом океане, очистить нас оттуда и не позволить нам действительно конкурировать с ними. . »

Фактически, Даллек был одним из не менее шести историков, проголосовавших за поворотный момент, который произошел на Волге на юге России, в городе, носившем имя советского лидера - Сталинграде. «Это было решительное поражение нацистского оружия в России, которое наконец позволило людям сказать, что это не непобедимая сила и ее можно преодолеть», - говорит Даллек.

«Сталинград меняет все», - соглашается известный британский историк Макс Гастингс. «После того, как немцы были отброшены из Сталинграда, когда они проиграли это сражение, война уже никогда не была прежней».

«Сталинградская битва не обязательно является поворотным моментом в стратегическом плане, потому что еще многое предстоит сделать, прежде чем Советы смогут быть уверены в победе над Германией», - говорит известный историк Второй мировой войны Ричард Овери. «Западу еще многое предстоит сделать, чтобы действовать как следует.Но это необычайная символическая сила, которую Сталинград имеет для советских людей, и это момент, когда они внезапно начинают верить в себя, и внезапно историческая Россия спасена. Внезапно немцы становятся уязвимыми. И это послание распространяется по всему миру ».

На практическом уровне трудно не согласиться с этим анализом. Немцы прошли почти тысячу миль через Советский Союз, чтобы добраться до Сталинграда. Но это было настолько далеко, насколько они могли проникнуть на территорию своего врага.Следующие 27 месяцев они потратят на отступление с боями обратно в центр Берлина. Итак, буквально, это был поворотный момент.

Но что еще более важно, советское наступление под Сталинградом ознаменовало момент, когда Сталин перестал верить, что он всегда знал лучше своих генералов. Победа была возможна только потому, что советский лидер позволил двум своим лучшим командирам, Георгию Жукову и Александру Василевскому, осенью 1942 года время и пространство спланировать обширное окружение, операцию «Уран», которая должна была заманить в ловушку немецкую 6-ю армию. Сталинград.

Миллион солдат Красной Армии приняли участие в операции «Уран», которая началась в 6 часов утра 19 ноября 1942 года. Всего через четыре дня, 23 ноября, части Красной Армии встретились в Калаче, к западу от Сталинграда, и окружение. немцев было полно. Несмотря на все усилия Эриха фон Манштейна в операции «Зимняя буря», спасти Шестую армию оказалось невозможным, и в конце января 1943 года Сталинград пал перед Красной Армией.

«В военном отношении это момент, когда баланс существенно меняется», - профессор Уильям I.Мне рассказал Хичкок из Темплского университета. «Победа не неизбежна, но для союзных держав она гораздо более вероятна после Сталинграда, чем раньше. Также важно выбрать Сталинград, потому что он напоминает нам о важности боевых действий на Востоке, где действительно должна была решиться судьба Второй мировой войны ».

Другие эксперты, с которыми я разговаривал, например, известный британский военный историк Энтони Бивор, согласились, что Сталинград стал поворотным моментом войны из-за сочетания военных, политических и психологических причин.В результате, как сказал мне Бивор, «Сталинград стал огромным символом». Сталинград был, как признал Макс Гастингс, «скучным ответом» на вопрос - что стало поворотным моментом Второй мировой войны? - но, как он утверждал, «должен быть правильным».


Три историка назвали 7 декабря поворотным моментом войны после того, как внезапное нападение на Перл-Харбор ввергло Америку в конфликт.

B а это есть? Конечно, не с точки зрения блестящего немецкого историка Норберта Фрея, с которым я беседовал, когда он был приглашенным научным сотрудником в Институте перспективных исследований в Принстоне.Он утверждал, что решение союзников не бомбить Освенцим стало ключевым поворотным моментом. Он утверждал, что если бы тогда Освенцим подвергся бомбардировке, мы бы думали о союзниках «даже более благородно», чем мы. Вердикт Фрея был самым неожиданным из всех предложенных возможных поворотных моментов. И, конечно же, поскольку решение не бомбить Освенцим было принято в 1944 году - у союзников не было абсолютно определенной информации об истинном предназначении лагеря до этой даты - это нельзя рассматривать как военный поворотный момент войны.Реальность заключалась в том, что к 1944 году разгром нацистов был лишь вопросом времени. Но что интригует в суждении Фрея, так это то, что он видит в этом моральный поворотный момент войны - и для него это делает этот момент чрезвычайно важным.

Несколько других историков, с которыми я беседовал, выбрали более традиционный поворотный момент. В качестве решающего момента войны они выбрали крупнейшее наземное вторжение в истории мира - операцию «Барбаросса», нацистское вторжение в Советский Союз, начатую 22 июня 1941 года.

«Когда Гитлер вторгается в Россию, война полностью меняется», - говорит профессор Омер Бартов из Университета Брауна. «И Гитлер это знает, он говорит такими словами. Это также начало массового геноцида. О массовых убийствах в совершенно беспрецедентных масштабах. Ничего подобного не было даже в Польше. Так что я думаю, что это поворотный момент ».

Дэвид Рейнольдс, профессор международной истории Кембриджского университета, согласен. «Я думаю, это должен быть Барбаросса», - сказал он мне. «Это высокомерное нападение на Советский Союз за годы до того, как германский вермахт был в состоянии это сделать без подготовки к длительной кампании.Если русские сумеют продержаться, это полностью изменит характер войны. Я думаю, что [Барбаросса] не случилось бы в 1941 году, если бы не поистине пьянящее чувство победы, которое было вызвано событиями 1940 года, падением Франции и так далее, которое давало ощущение непобедимости Вермахта и Гитлера. великий лидер ».

Другие историки утверждают, что проблема выбора Барбароссы в качестве поворотного момента войны заключается в том, что в выборе подразумевается суждение о том, что поражение было неизбежным для Гитлера и нацистов с этого момента.Но, по их мнению, это было не обязательно так. Только оглядываясь назад, мы видим решение вторгнуться в Советский Союз как акт безумия. На самом деле «умное» мнение тогда было с точностью до наоборот.

«Лучшее мнение, которое я могу получить, - писал Уильям Ф. Нокс, секретарь военно-морского флота, президенту Рузвельту 23 июня 1941 года, - это то, что Гитлеру потребуется от шести недель до двух месяцев, чтобы очистить Россию. . » Находясь в Великобритании, военное министерство заявило Би-би-си, что у них не должно создаваться впечатление, что Советы могут продержаться дольше шести недель.Преобладающая информированная мудрость была резюмирована Хью Далтоном, членом британского кабинета министров, который 22 июня 1941 года написал в своем дневнике: «Я мысленно готовлю себя к безудержному краху Красной Армии и ВВС».

Большинство историков, с которыми я разговаривал, включая американских, британских, немецких и японских ученых, согласились с тем, что поворотный момент войны должен быть найден в конфликте в Советском Союзе. Они просто разошлись во мнениях относительно того, когда наступил этот момент. Многие считали, что Сталинград опоздал как момент, когда ход войны на востоке коренным образом изменился, и что начало операции «Барбаросса» было слишком ранним.

Но примечательно, что, несмотря на шовинистический интерес к отдельным событиям в этой истории, который существует в массовой культуре - например, британское увлечение Битвой за Британию и американское внимание к Дню Д, - многие из этих профессиональных историков видят войну продолжающейся. Восточный фронт, неизбежно обеспечивающий поворотный момент всего конфликта. В Голливуде не было блокбастеров о Барбаросе или Сталинграде, но, тем не менее, это та арена, на которой большинство ученых, с которыми я разговаривал, думали, что война окончательно решена.И нетрудно понять, почему они так спорят.
Только по количеству размах войны в Советском Союзе был ошеломляющим. Возьмем, к примеру, сравнительное число погибших на западе и востоке. Британцы и американцы потеряли не более 800 000 человек убитыми во время войны; Советы потеряли 27 миллионов человек.

S до тех пор, пока, как мы видели, нет единого мнения о том, когда именно война в Советском Союзе обернулась в пользу Сталина. Некоторые историки, такие как профессор Роберт М.Ситино из Университета Северного Техаса относит ключевой момент перемен к концу 1941 года. Признаваясь, что он «очень обеспокоен и нервничает по поводу термина« поворотный момент »», Ситино сказал мне, что если бы его «сдерживали и будучи вынужденным придумать поворотный момент для Второй мировой войны, я мог бы предложить разгром формирований вермахта перед Москвой в декабре 1941 года ».

Другие выдающиеся историки, которых я спросил, пришли к тому же ответу, в том числе нынешний региональный профессор современной истории Кембриджского университета Ричард Эванс: «[декабрь 1941 г.] первый раз, когда немцев фактически остановили, и они не знаю что делать.”

Ян Кершоу, мировой эксперт по Адольфу Гитлеру, соглашается: «В декабре 1941 года немцы сталкиваются со своей первой крупной неудачей, когда советское контрнаступление перед Москвой. Первая серьезная неудача, которая означает, что война будет длиться бесконечно ».

Кершоу также подчеркнул важность всего декабря 1941 года в контексте войны. Потому что даже когда Советы сражались с немцами в снегу под Москвой, японцы бомбили Перл-Харбор - событие, которое неизбежно привело к тому, что Германия 11 декабря объявила войну Америке.

«Итак, в течение нескольких дней, - говорит Кершоу, - вы остановите нападение Германии на Советский Союз, а войну в Советском Союзе, когда планировалась только блицкриг, вы перешли в неопределенное будущее, и вы Японцы участвуют в войне, американцы участвуют в войне, и у вас есть немцы, которые сейчас сражаются против США. Я думаю, что это было началом конца. Конечно, войне предстояло пройти еще долгий путь, и немцы действительно до некоторой степени оправились в 1942 году, но если вы на самом деле посмотрите на один момент, который является поворотным, я думаю, что это был он.Сам Гитлер в одном или двух комментариях, которые он сделал тогда, кажется даже косвенно признал, что [декабрь 1941 г.] был действительно решающим моментом в войне ».

Фактически, Гитлер относился к событиям конца 1941 года противоречивым образом - в зависимости от того, какой ключевой эпический момент он обсуждал. Хотя он в частном порядке выражал сомнения относительно того, как идет кампания против Советов, говоря, что Германия заслуживает уничтожения, если Красная Армия в конечном итоге окажется слишком сильной для Вермахта, он одновременно увидел вступление японцев в войну в декабре 1941 года как доказывая, что нацисты теперь не могут «проиграть войну», поскольку «теперь у нас есть союзник, которого ни разу не завоевали за 3000 лет.”

Аргументы в пользу событий декабря 1941 года, которые в совокупности стали ключевым поворотным моментом в войне, усиливаются тем фактом, что в этом же месяце Адольф Гитлер сделал серию заявлений о евреях. Йозеф Геббельс, министр пропаганды нацистов, записал в своем дневнике 13 декабря 1941 года после встречи с Гитлером в Берлине накануне: «Что касается еврейского вопроса, фюрер полон решимости произвести полную чистку. Он пророчествовал, что, если они вызовут новую мировую войну, они испытают свое уничтожение.Это не был пустой разговор. Мировая война здесь. Уничтожение евреев должно быть неизбежным следствием. На этот вопрос следует смотреть без сентиментальности ».

Ханс Франк, нацистский правитель Генерал-губернаторства (восточная часть оккупированной Польши), присутствовал на этой важной встрече с Гитлером 12 декабря. А четыре дня спустя он разговаривал с нацистскими чиновниками в Кракове. Франк сказал им, что в Берлине его проинструктировали, что он и его товарищи должны «ликвидировать евреев». И он также назвал причины, по которым должно происходить это массовое убийство: «Как старый национал-социалист, я должен заявить, что если еврейский клан переживет войну в Европе, в то время как мы пожертвовали своей лучшей кровью ради защиты Европы, то это война означала бы лишь частичный успех.Что касается евреев, поэтому я буду действовать только в предположении, что они исчезнут ... Мы должны истреблять евреев везде, где мы их найдем ».

Является ли декабрь 1941 г. действительно единственным поворотным моментом в развитии Холокоста, все еще горячо обсуждается. Несомненно то, что события того месяца были важной вехой в продвижении нацистского «окончательного решения» - истребления евреев. Особое значение имеет ссылка Геббельса на «пророчество» Гитлера в его дневниковой записи от 12 декабря, потому что в январе 1939 года в речи перед германским рейхстагом Гитлер объявил, что он «будет пророком.”

Это было его леденящее кровь пророчество: «Если международным еврейским финансистам в Европе и за ее пределами удастся снова ввергнуть народы в мировую войну, то результатом будет не большевизация земли и, следовательно, победа еврейства, а уничтожение еврейской расы в Европе! »

Так что не случайно Геббельс увидел в декабрьских событиях исполнение ужасающего «пророчества» Гитлера. Хотя Геббельс уже упоминал в своем дневнике об этом пророчестве раньше, особенно осенью 1941 года, именно вступление Японии и Америки в войну действительно сделало эту войну настоящей мировой войной, а в искаженном, яростно антисемитском В глубинах разума Гитлера это могло стать причиной, по которой нацисты начали «уничтожение еврейской расы в Европе».”


Шесть ученых называют решающее поражение нацистов под Сталинградом в 1943 году поворотным моментом в войне.

I , безусловно, согласен с тем, что поворотный момент войны на Восточном фронте также следует рассматривать как поворотный момент всего конфликта, но я не относлю этот момент к декабрю 1941 года. Я согласен с британским историком. Эндрю Робертс, что поворотный момент произошел примерно двумя месяцами ранее, в октябре 1941 года. Но я не разделяю его причины, по которым он выбрал этот месяц.Робертс сказал мне, что он считает, что октябрь имеет решающее значение, потому что «пошли дожди», и поэтому это «момент, когда грязь вывела из строя немецкое наступление на Москву и позволила Москве остаться в руках русских».

Однако не обязательно грязь спасла Советы. В середине октября в Москве царила атмосфера чистого террора в советской столице, поскольку казалось почти неизбежным, что немцы прибудут в считанные дни, если не часы. «Была паника, - сказала Майя Берзина, тогда 30-летняя мать, жившая в Москве.«Директора открывали свои магазины и говорили людям:« Берите, что хотите. Мы не хотим, чтобы это досталось немцам ».

И секретный документ № 34 Государственного комитета обороны, выпущенный только после падения коммунизма, показывает, что 15 октября 1941 года было принято решение «эвакуировать Президиум Верховного Совета и высшие уровни правительства ( Товарищ Сталин уедет завтра или позже, в зависимости от ситуации) ». На следующий день, 16 октября 1941 года, поезд Сталина ждал на Московском вокзале, чтобы отвезти его за 400 миль на восток - в безопасный Куйбышев на Волге.

Десять лет назад я встретил личного телеграфиста Сталина, который рассказал мне, как его гнали той ночью по холодной и дождливой Москве, готовый бежать вместе со своим начальником. «Мы шли на вокзал. Я видел бронепоезд и гуляющих по перрону сталинских охранников. Мне стало ясно, что мне придется дождаться Сталина и вместе с ним отправиться в эвакуацию ».

Но ни в ту ночь, ни на следующий день Сталин не приехал в поезд. Вместо этого он решил пережить это в Москве.А остальное - как можно наиболее точно сказать в данном случае - уже история. Красная Армия продержалась следующие несколько недель, прежде чем в декабре перешла в контрнаступление.

Что оставляет нам ответ на жизненно важный вопрос - что бы произошло, если бы Сталин сел в этот поезд 16 октября 1941 г. и побежал к нему? Что ж, посмотрев документы и встретив многих ветеранов, воевавших при защите Москвы, я убежден, что если бы Сталин уехал из Москвы, советская столица бы пала.Сталин был бы опален, его авторитет был бы смертельно поврежден. Как следствие, Советы заключили бы мир с немцами. В конце концов, для этого был прецедент. В марте 1918 года молодое советское коммунистическое правительство подписало Брест-Литовский мирный договор, по которому немцам были отданы огромные территории, включая Украину, Беларусь и страны Балтии.

Вот почему 16 октября 1941 г. я считаю поворотным моментом войны - вероятно, поворотным моментом 20-го века, потому что, если бы Советы прекратили войну осенью 1941 г., трудно понять, как нацисты могли когда-либо были вытеснены из Европы без ядерного оружия.

Но я не обязательно ожидаю, что вы согласитесь. Ни на минуту. Как я уже сказал, споры - одно из величайших удовольствий истории.

.

BBC - История - Британская история в глубине: война за независимость Америки: повстанцы и красные мундиры

Начало войны

Британская капитуляция в Йорктауне, 17 октября 1781 г. © В апреле 1775 года Гейдж послал небольшой отряд для захвата оружия патриотов и пороха в Конкорде, недалеко от Бостона, но его солдаты по пути туда участвовали в короткой перестрелке на Лексингтон-Грин. Об этом событии сообщали повсюду, и с тех пор первый выстрел, произведенный там, описывается как «выстрел, разнесенный по всему миру».

Произошло более крупное столкновение у Конкорда, а затем произошло боевое отступление, в котором британские силы были грубо разбиты. Затем ополченцы приблизились и блокировали британцев в Бостоне. Хотя недавно прибывшее британское подкрепление под командованием генерала Уильяма Хоу, который вскоре должен был заменить Гейджа, выиграло дорогостоящее сражение у Банкер-Хилл, недалеко от Бостона, им не удалось прорвать осаду.

В середине 1775 года представители патриотов 13 колоний Америки, собравшиеся в Филадельфии как Континентальный Конгресс, назначили Джорджа Вашингтона, зажиточного землевладельца Вирджинии, главнокомандующим своими вооруженными силами.Вашингтон, который считал ополчения принципиально ненадежными, приступил к формированию регулярных сил, Континентальной армии, и, поскольку первоначальные стычки между патриотами, с одной стороны, и британцами и их лояльными сторонниками, с другой, превратились в полномасштабную войну, оба стороны должны были использовать смесь регулярных войск, ополченцев и других нерегулярных формирований.

Ранние состояния Вашингтона были неоднозначными. Он заставил британцев эвакуировать Бостон морем, когда тяжелые орудия, захваченные из форта Тикондерога в верхнем штате Нью-Йорк, были перенесены силами патриотов через зимний пейзаж и установлены так, чтобы обстрелять город.Но попытка патриотов вторгнуться в Канаду с треском провалилась.

Вашингтон также ничего не мог сделать, чтобы отрицать огромное преимущество, которое командование на море предоставляло британцам. Летом 1776 года генерал Хоу с его 30-тысячной армией на кораблях под командованием его брата Ричарда высадился недалеко от Нью-Йорка и, как следует, захватил город, нанеся несколько резких поражений патриотам.

Расширяющийся театр военных действий

Вашингтон, опасаясь, что его дело неизбежно потерпит крах, когда истечет срок краткосрочного призыва в Континентальную армию, в День подарков 1776 года предпринял рискованное нападение на небольшой городок Трентон, удерживаемый бригадой гессенских войск (немецкие войска на британской службе).Он выиграл эту битву, и хотя победа была небольшой с тактической точки зрения, она имела более широкое стратегическое значение, показывая, что патриоты все еще участвовали в битве.

В 1777 году Хоу взял Филадельфию для британцев и имел преимущество в сражениях на центральном театре военных действий. Но необдуманная попытка британцев вторгнуться из Канады, прорвав долину Гудзона в сторону Нью-Йорка и отрезав мятежную Новую Англию, закончилась неудачей, и генерал-лейтенант Джон Бургойн был вынужден сдаться со всей своей армией в Саратоге в октябре.

Поражение при Саратоге не обязательно было военным катаклизмом для британцев, но оно побудило французов, жаждущих отомстить за унижения Семилетней войны, выйти за рамки скрытой поддержки, которую они предлагали патриотам до сих пор, и присоединиться к ним. война. Испания и Голландия должны были последовать их примеру, и в 1780 году была сформирована более широкая Лига вооруженного нейтралитета, чтобы противостоять попыткам Великобритании остановить торговое судоходство и обыскать его. Американская война превратилась в мировую, а это означало, что британские ресурсы больше не могли концентрироваться только в Северной Америке.

Однако Саратога не сразу улучшил положение Вашингтона, и его армия провела ужасную зиму в Вэлли-Фордж. Но весной 1777 года генерал сэр Генри Клинтон, сменивший Хоу, ушел из Филадельфии (американские континенты достойно сражались, когда взяли его арьергард в Монмуте), сохранив Нью-Йорк в качестве своей базы в центральном театре, и переключив свои основные усилия на другое.

На юге уже шли бои.Британцы потерпели поражение в нападении на Чарльстон, хотя из Саванны они отбили мощные французские силы, посланные морем из Вест-Индии. Весной 1780 года Клинтон возобновил кампанию на юге, двигаясь по морю, чтобы взять Чарльстон в крупнейшей британской победе в войне. Затем он вернулся в Нью-Йорк и оставил за него генерал-лейтенанта лорда Корнуоллиса.

Поворотный момент

Весной 1781 года картина резко изменилась.Адмирал де Грасс, командующий французским флотом в Вест-Индии, предпринял смелую попытку установить контроль над морем у Чесапикского залива.

Немедленно Вашингтон услышал, что происходит, он двинулся на юг с основной частью своей армии и французами Рошамбо. Британцы не смогли помешать де Грассу войти в Чесапикский залив, и когда они привели его в бой в начале сентября, результатом была тактическая ничья, но стратегическая победа французов.

Они все еще контролировали залив, а Корнуоллис все еще был в ловушке в Йорктауне.Другая французская эскадра доставила тяжелые орудия с Род-Айленда, и французы и американцы устроили официальную осаду малочисленных и плохо обеспеченных корнуоллисом. Хотя Клинтон и адмиралы организовали экспедицию по оказанию помощи, она прибыла слишком поздно: Корнуоллис сдался. Когда британский премьер-министр лорд Норт, столь тесно связанный с военными действиями Британии, услышал эту новость, он пошатнулся, как будто выстрелил, и закричал: «О, Боже! Все кончено ».

Хотя война формально не закончилась до Парижского мирного договора 1783 года, после Йорктауна стало ясно, что у британцев, с их всемирной озабоченностью, больше нет реальных шансов на победу.Однако были моменты, которые могли привести к победе.

Хоу, вероятно, надеясь достичь компромиссного урегулирования с Вашингтоном, проявил слабый инстинкт убийцы в своей кампании в Нью-Йорке. Но в такого рода войне британцы в любом случае в конечном итоге могли проиграть, если только они не смогли нанести патриотам такой сокрушительный удар, чтобы выиграть войну одним ударом, и трудно представить себе, как этого можно было достичь.

И наоборот, патриоты всегда имели шанс побеждать, если они продолжали бороться и избегали полного поражения.Вряд ли Джордж Вашингтон очень хотел бы, чтобы его сравнивали с генералом Во Нгуен Зиапом, который командовал армией Северного Вьетнама в войне во Вьетнаме. Но оба разделяли одно и то же признание того, что превосходящий в военном отношении противник, озабоченный всем миром, может быть побежден противником, который избегает полного поражения и остается на поле боя. Это старая правда, и стратеги 21-го века, независимо от их политических разногласий, должны ее хорошо осознавать.

.

Война за независимость (1446)

Concord [kən'ko: d]

Lensington ['lensiŋtən]

Декларация независимости

Саратога [, sa: rə'to: gə]

Война за независимость американских колоний началась победным сражением колонистов против британских войск в апреле 1775 года при Конкорде и в Ленсингтоне недалеко от Бостона. Но война длилась восемь лет, с 1775 по 1783 год.

4 июля 1776 г. Второй Континентальный Конгресс объявил объединенные колонии независимыми от Великобритании.Новый штат получил название Соединенные Штаты Америки, а 4 июля стало его национальным праздником. Конгресс принял Декларацию независимости, провозгласившую равенство всех людей, их право на «жизнь, свободу и стремление к счастью». Автором Декларации был Томас Джефферсон, представитель революционно-демократического крыла «патриотов», как называли себя сторонники революции. Джордж Вашингтон был главнокомандующим североамериканской армией и очень много сделал для победы колонистов.

Битва при Саратоге в 1777 году, когда американцы вынудили большую британскую армию капитулировать, стала поворотным моментом в долгой и тяжелой войне за независимость. Американцев поддержала Франция, потомственный враг Великобритании. В 1783 году Великобритания окончательно и официально признала независимость Америки.

Американская революция уничтожила наследие феодализма, расчистила путь развитию капитализма в торговле, промышленности и сельском хозяйстве. Американская революция не решила ряд проблем, связанных с буржуазным развитием Соединенных Штатов, важнейшей из которых была отмена рабства.Однако в свое время он имел очень прогрессивное международное значение.

После окончания войны за независимость в 1783 году было образовано 13 штатов, и они выбрали Джорджа Вашингтона своим первым президентом.

***

:

.

Что, если ни демократы, ни республиканцы не хотят победы в 2020 году? Никто не хочет менять полный подгузник Империи США - RT Op-ed

Наблюдая за многочисленными неудачами президента Дональда Трампа и претендента-демократа Джо Байдена на предвыборной кампании, нельзя не задаться вопросом, действительно ли они хотят победить. Кому нужна неблагодарная работа по уборке такого беспорядка?

Кто бы ни победил на выборах 2020 года, тот сразу же столкнется с целым рядом острых политических проблем, от невозможного государственного долга до невыполнимых (и, по-видимому, непреодолимых) иностранных войн, искусственно усиленной расовой розни и метастазирующего неравенства доходов до пандемии, которая, кажется, настроена на уничтожение забить последний гвоздь в гроб Империи США.

Независимо от своих действий, победитель будет обвинен во всем, что происходит на его часах - не говоря уже о том, что эти катастрофы создавались десятилетиями, и остановить их одного человека не больше, чем остановить лавину. В этом свете непонятливый старик Байдена и сбивающие с толку оплошности самого Трампа имеют смысл. Какой разумный кандидат захочет остаться в руках рушащейся американской гегемонии?

Также на rt.com Дебаты Трампа и Байдена продемонстрировали демократию в США - теперь мы не более чем посмешище для всего мира, вооруженные ядерным оружием

Третья мировая война

« Президент 46 » может означать начало Третьей мировой войны, которому уже давно угрожает опасность.Благодаря десятилетиям чрезмерных затрат на беспроигрышные войны за границей против неопределенного концептуального врага (« терроризм »), которого могучий вурлитцер пропагандистского истеблишмента США связал со странами, которые не представляют законной угрозы для американского народа, у США есть все, кроме обанкротилась, уничтожив Ближний Восток. Несмотря на обещание положить конец разрушительному болоту в 2016 году, Трамп вливал в регион все больше ресурсов, чтобы оказать « максимальное давление » на Иран, единственную страну, оставшуюся в списке « семи стран за пять лет », как печально заявил генерал Уэсли Кларк Кровожадные неоконы администрации Буша нацелены на смену режима.

США тратят на свою армию больше, чем следующие семь стран вместе взятые - или более 144 других стран вместе взятых, согласно данным за 2018 год, но каким-то образом не могут удержаться от вооружения и своих врагов. Возможно, Пентагон просто жалеет их и хочет попытаться обеспечить справедливую борьбу, но эта непродуманная политика вооружила такие группы, как Исламское государство (IS, ранее ISIS / ISIL), для проведения атак под ложным флагом, которые затем могут быть обвиняли такие правительства, как Сирия или Иран, и использовали его для оправдания расширения нескончаемой войны.

После получения пожертвований на миллионы долларов от яростных произраильских идеологов, таких как Шелдон Адельсон и Пол Сингер, Трамп в основном задолжал им войну с Ираном, поскольку они ясно дали понять, что просто разорвать ядерную сделку СВПД с Ираном нельзя. довольно. Но его нежелание на самом деле довести дело до конца раунда за раундом разрушительных санкций предполагает, что у него нет смелости для полномасштабного наземного вторжения. И Байден работал под руководством Барака Обамы, который фактически бросил вызов ближневосточному надсмотрщику США, чтобы подписать это ядерное соглашение.Ни один из них не хочет этой войны, но она кажется неизбежной.

Превосходя Big Tech

Подробнее

Тот, кто победит в 2020 году, столкнется с расплатой с технологическим сектором, который во многих отношениях стал более могущественным, чем само правительство. Twitter и Facebook стали тыкать президенту в глаза, запретив теневой бан или даже удалив его сообщения, втирая свою власть в лицо Трампу, а Google и Amazon так много грязи на ЦРУ, ФБР и DHS, что могут уничтожить всю систему. если какой-нибудь крестоносный президент (или прокурор) пересечет их.

А что может Вашингтон? Государственные агентства годами использовали Big Tech как обходной путь, чтобы обойти Первую и Четвертую поправки. В соответствии с Конституцией им запрещено подвергать цензуре политические выступления, они просто опирались на Facebook, YouTube и Twitter, чтобы опровергнуть «теории заговора» и другие заблуждения, и использовали специально построенные бэкдоры, чтобы ковыряться в частной жизни пользователей, не беспокоясь о ордерах. Компании, допускающие такие злоупотребления, награждаются защитой своего монопольного статуса и миллиардами прибыли.

Несмотря на исполнительный приказ и многочисленные бахвальства, угрожающие защите Сектора 230 Big Tech, Трамп не предпринял никаких реальных усилий, чтобы остановить продолжающуюся цензуру в социальных сетях своих самых ярых сторонников - возможно, понимая, что эти фирмы де-факто являются военными подрядчиками, чье участие в информационной войне поддержка американской империи жизненно важна для ее дальнейшего существования. И хотя до сих пор большие технологии относились к Байдену относительно хорошо, ему нужна поддержка прогрессивных демократов, чтобы победить Трампа, группу, которая подвергалась той же цензуре, что и правые консерваторы, поддерживающие Трампа.Вероятность того, что он выступит против Big Tech, чтобы победить эту группу, примерно равна нулю.

Мятежники моих питомцев

Обе партии подняли столько шумихи по поводу украденных выборов или «государственного переворота , », что, каким бы ни был результат в ноябре, жестокие уличные столкновения неизбежны. Если победитель велит бунтовщикам сесть и заткнуться, его будут рассматривать как капитуляцию перед системой, которую он должен был остановить. Если он подбодрит их, он рискует потерять поддержку правоохранительных органов и вооруженных сил, что может действительно ускорить крах империи.Ни Трамп, ни Байден - оба пожилые люди, которым исполнилось десять лет после традиционного пенсионного возраста - не хотят подобных неприятностей.

Также на rt.com Политики США слишком стары, и краткосрочная философия, которую они поощряют, создает порочный круг, который обрекает страну.

Рекордный уровень неравенства доходов плюс экономические последствия самоубийственно-глупой реакции правительства на пандемию Covid-19 привели американскую общественность в состояние панического отчаяния.Больше, чем когда-либо, они задаются вопросом, откуда их следующая еда и как они будут платить за квартиру. Но благодаря десятилетиям унижения, навязываемого под видом государственной школы, большинству не хватает словарного запаса, чтобы сформулировать эти проблемы или проследить их до их непосредственных причин (а именно, хищный правящий класс, который лихорадочно лишает нацию активов в надежде выйти с наличными, пока все не взорвалось до небес). Риторика ни одной из сторон не помогает: « команда » Байдена винит во всем превосходство белых, а Трамп обвиняет крипто-коммунистов.

Кто бы ни был избран, он должен довести до конца абсурдную фантазию, которую они развернули, чтобы объяснить проблемы страны своим последователям, одновременно разворачивая доводы своего оппонента - задача не завидная. Демократы настолько усилили « угрозу » расизма, что белый человек, объявивший себя « не расистом », фактически считается расистом сам по себе, а республиканцы причудливо объявили любого слева от Рональда Рейгана « радикальных левых » стремились превратить США в Венесуэлу в то время, когда большинство американцев могло отчаянно использовать некоторые правительственные программы социалистического стиля, чтобы снова встать на ноги.

В преддверии 3 ноября оба кандидата, похоже, ведут агитацию за своего оппонента. Байден призвал избирателей, которые считали, что им будет лучше при Трампе, переизбрать его в начале этой недели), в то время как Трамп недавно пригрозил удержать в заложниках помощь американцев в связи с коронавирусом COVID-19, испытывающих нехватку денежных средств, до окончания выборов, лишь изменив курс на обратный путь перед лицом возмущения общественности. Кто бы ни остался в руках потенциально взрывоопасной гегемонистской горячей картошки, их работе в качестве главного переставляющего шезлонги на быстро тонущий Титаник империи нечего завидовать.

Понравилась эта история? Поделись с другом!

Утверждения, взгляды и мнения, выраженные в этой колонке, принадлежат исключительно автору и не обязательно отражают точку зрения RT.

.

Смотрите также